Подвижники веры

Схиигумения Магдалина (Досманова)

847–1934


Схиигумения Магдалина (Досманова)

Во время гонений Бог являл Свою любовь к людям не только помощью в испытаниях, укреплением в несении креста, но и создавал вокруг избранных посреди моря скорбей остров мира и покоя. Схиигумению Магдалину Досманову (в миру Пелагея Стефановна Досманова) арестовывали около десяти (по иным сведениям – восемь) раз. Но скончалась она в окружении сестер, для которых была духовной матерью, в общине, которую сама создала. Ей было Богом открыто, что обитель, настоятельницей которой она была, восстановят и что одна из ее дочерей увидит это открытие. Так и случилось – монахиня Николая (Галина Андреевна Засыпкина) действительно увидела восстановление Ново-Тихвинской обители Екатеринбурга (бывший Свердловск).

Пелагея Стефановна Досманова прожила очень долгую и полную трудов жизнь. Родилась она в дворянской семье. Жизнеописание подвижницы достаточно скупое. Неизвестна причина, по которой родители своей волей отдали двенадцатилетнюю девочку в монастырь. Девочка обладала взрослой рассудительностью и мягким характером. Ей сразу же определили послушание в кельях настоятельницы. В то время, в середине девятнадцатого столетия, настоятельницей Ново-Тихвинской обители была игумения Магдалина (Неустроева). Эта прозорливая старица увидела в девочке будущую игумению и стала ее наставницей. Она даже обратилась в епархиальное управление с просьбой способствовать назначению Пелагеи настоятельницей после нее. Но Пелагея тогда была только послушницей. После кончины игумении Магдалины (Неустроевой) настоятельницей Ново-Тихвинской обители стала мать Агния, а Пелагея стала готовиться к постригу. В начале 1893 года ее постригли в рясофор, а 19 января – а мантию с именем Магдалина. Она стала казначеей монастыря. Это очень ответственная должность, и мать Магдалина с честью ее выполняла. В 1897 году монахиня Магдалина назначена была настоятельницей обители и стала игуменией. В этот период Ново-Тихвинская обитель достигла наивысшего расцвета. Она стала третьей по величине в России.

Игумении Магдалине было семьдесят три года, когда начались действия по упразднению обители – самое начало двадцатых годов двадцатого века. Окончательно обитель закрыта была в 1922 году. Мать Хеонию, которая тогда была настоятельницей, расстреляли в тюрьме. Игумения Магдалина незадолго до кровавых событий уехала в поселок на реке Чусовой, «на дачу», как говорили сестры. Однако обитель существовать не перестала. Подвижница вернулась в город и поселилась на Четвертой загородной улице, ныне – улица лейтенанта Шмидта.

Игумении Магдалине удалось собрать вокруг себя сестер обители. Возникло нечто вроде швейной артели. Сестры днем были «на казенных работах», а вечером собирались у матери игумении для молитвы и трудов – шили одеяла. Всего было около двадцати сестер. Это было трудное, но сладкое время: сестры радовались тому, что все они вместе, при матушке, делились теплом, которое потом расходилось ручейками по оледеневшему от ненависти миру.

Тюрьма в Свердловске находилась недалеко от так называемой Ивановской церкви – Иоанно-Предтеченского собора. Так что ниточка связи между сестрами, находящимися на воле, и узницами не прерывалась.

Игумению Магдалину арестовывали восемь раз. На допросах старица юродствовала – отвечала как бы невпопад, но ее слова и действия были исполнены высшего смысла. Юродивые жесты обозначали, что старица пребывает в молитве и совсем не боится наказания.

Обвинений было два. Первое – отказ от выдачи народного добра. Представители власти были уверены, что в монастырях и у верующих людей спрятано много золота и серебра: оклады икон, кадила, подсвечники – разная церковная утварь. Неверующим сложно представить, что верующий человек не придает особенного значения драгоценным металлам. Так что вопросы к матери Магдалине были в том числе и о спрятанных сокровищах. Второй момент – антисоветская пропаганда. Считалось, что монастырь – рассадник контрреволюционных идей, и все верующие, в том числе и пожилые женщины, причастны к антисоветскому заговору или террористической группе.

Игумения Магдалина, слушая следователя, разглаживала на коленях платок, так, как будто готовила его к вышивке, молчала. Когда задавали вопрос, например: «Чем вы занимались в такой-то день в монастыре?» – отвечала:

– Да, были у нас в монастыре платочки, тряпочки. Мы их складывали, раскладывали, разглаживали.

Такие ответы невпопад чекистов злили. Те начинали кричать, порой старицу били. А порой и сами чекисты пили сердечные капли. Однако добиться от старушки другого ответа было сложно. Она прижмет разглаженный платок к глазам, утрет слезу и снова:

– Да, были платочки. Мы их раскладывали и разглаживали.

Платочек – символ утешения. Это и покров Божией Матери, к которой игумения часто обращалась в своих молитвах. Это и символ испытаний.

Игумении много пришлось вынести в тюрьме. Однако она имела крепкую веру, что воля Божия в том, чтобы человек спасался, а не погибал. По воспоминаниям знавших ее людей, игумения постоянно молилась Иисусовой молитвой и всегда была с Богом, даже в страшные часы допросов и в камере.

После одного из допросов «злостную антисоветчицу» поместили в так называемый «трамвай». Это был подвал ЧК, в который сгоняли очень много арестованных. Теснота была такой, что даже сесть на пол было нельзя. Люди прижимались друг к другу, толкались, теряли сознание в духоте. Иногда «трамвай» продолжался сутками. Игумении Магдалине другие заключенные однажды уступили место на полу, потеснившись. Матушка смогла сесть на пол и немного отдохнуть. Однако пол был ледяной. Ноги переохладились, стали отказывать. После трамвая матушка стала прихрамывать, а порой и не могла ходить. Однако жизнь обители продолжалась своим чередом. Приходили новые сестры, а послушниц игумения готовила к принятию монашеского сана.

Галина Засипкина
Галина Засипкина

Мать Николая вспоминает о первом дне своего посвящения в рясофор, полном благодатных переживаний. Когда игумения облачила ее в рясу, несколько дней был такой сильный душевный подъем, что Галя, будущая мать Николая, забыла, что значит есть и что значит спать. Она вся как бы струилась вверх, одним потоком. Матушка Магдалина, когда подошло время обеда, сказала ласково:

– Сегодня, Галя, будешь есть.

«Что такое «есть»?» – подумала Галина, вышла на крыльцо и стала молиться Пресвятой Богородице: – Матерь Божия, научи меня есть!

Галина повторяла эту молитву, пока вместе с сестрами не села за стол. И само собой вспомнилось, что значит «есть».

Затем матушка Магдалина сказала:

– Сейчас, Галя, будешь спать.

«Что значит «спать»?» – подумала Галина и снова помолилась Пресвятой Богородице: – Матерь Божия, научи меня спать!

И вспомнила, что спят – это когда глаза закрывают. Спряталась за шкаф, где тень, закрыла ладошками глаза и заснула. Так сильны были благодатные переживания.

– С мирскими не живи, – наставляла свою духовную дочь игумения. И действительно, всегда получалось так, что Галина жила вместе с монашествующими и избегала мирских людей и искушений.

– Я бы десять лет отсидела, только бы тебя не забрали. Но тебя не заберут. Только креста не отрекайся и ничего не бойся, – однажды сказала старица.

Действительно, Галину не «забирали» – в тюрьме она не была. Но на допросы вызывали. «Платочки» настоятельницы вспоминались не раз.

– Сошлем тебя, куда птицы не летают, – грозил следователь.

Галина отвечала вдохновенно, смело:

– Не нужны мне ваши птицы. А вот где Бога нет – туда вы меня не сошлете.

Игумении Магдалине открыт был день ее кончины. Она стала готовиться.

– Ты одна увидишь возрождение обители, – однажды сказала Галине. Так и случилось. За три дня до кончины матушка послала к владыке Макарию – просила постричь ее в схиму. Просьба была исполнена, в схиме матушке дано было имя Магдалина. Когда она благословляла своих чад, то многим подарила образ Пресвятой Богородицы, а Галине – образ Николая Чудотворца. Это благословение послушница вспомнила, когда услышала при постриге в мантию новое имя – Николая.

Перед самой своей кончиной игумения Магдалина благословила всех сестер общим благословением – образом Тихвинской Пресвятой Богородицы – и мирно отошла ко Господу. Было это 29 июля 1934 года.

Галина прошла войну медсестрой. И на войне ее ожидали испытания веры, но молитва матушки охраняла не только от пуль, но и от расстрела.

– Сними крест, – потребовал комиссар.

– Если только с головой снимете, – ответила Галина, вспомнив наказ своей настоятельницы, к тому времени почившей.

Комиссар дальше разбираться не стал. Галина избежала трибунала.

Память замечательной подвижницы, игумении Магдалины (Досмановой), бережно хранится в Ново-Тихвинской обители, восстановленной в 1994 году. За многие годы собралась целая летопись исцелений по молитвам игумении Магдалины. Она по праву считается ангелом этой обители. Продолжается сбор материалов для прославления ее в лике святых.

 
Автор: Наталья Ченных
Из книги: «Подвижницы. Святые женщины нашего времени»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст