Подвижники веры

Поучения протоиерея Анатолия Малинина
(1925-2004)


Протоиерей Анатолий Малинин

В 2000 году довелось писать книгу о почитаемом новгородском старце, протоиерее Александре Ильине, и мне пришлось встретиться с его духовным чадом, новгородским протоиереем Анатолием Малининым.

Выпускник Ленинградской духовной семинарии и Академии, отец Анатолий с 1954 года служил в Новгороде, – сначала в Николо-Дворищенском соборе, построенном в 1113 году благочестивым сыном великого князя Владимира Мономаха, Мстиславом Великим, а затем в церкви во имя святого апостола Филиппа. В 1966 году, когда настоятель Филипповского храма Александр Ильин ушел за штат, отца Анатолия назначили на его место. Батюшке Анатолию пришлось вместо отца Александра вступить также в должность секретаря епархии. В 1992 году его перевели в собор Святой Софии, в котором тогда возобновились богослужения. Помимо чередных богослужений в Соборе на отце Анатолии лежала непростая обязанность духовного окормления насельниц женского Варлаамо-Хутынского монастыря. Более пятидесяти лет батюшка верно служил Господу у святого престола. Тихо приходил он в Софийский собор задолго до начала Божественной литургии, чтобы, помолившись, неспешно совершить проскомидию и приготовить сердце к совершению величайшего Таинства Причащения Святых Тела и Крови Христовых, без которого не может жить не только душа, но и плоть человеческая.

После нескольких длительных бесед оказалось, что духовно мы были близки, особенно в вопросе о причащении Святых Христовых Таин. Так началась наша дружба.

Более всего батюшка завещал хранить свое сердце, оберегать свою душу, выше и дороже которой нет ничего в этом мире: «Храните себя! Войдите в себя! Храните свою душу! Храните мир сердечный! Нужно лететь свободно, как птица. Храните сердце, нельзя открываться всем подряд. Вернитесь к себе. Вы потеряли себя. У Вас нет мира в душе, потому что нельзя быть откровенной, с кем попало, – враг надругается. Не ищите опоры в человеках. Не нужно ни с кем делиться, не ищите сочувствия у людей».

Сам отец Анатолий умел сохранять свое сердце: он был очень сдержан, молчалив, при необходимости ответа – немногословен.

«Царство Небесное нужно хранить внутри себя, мир сердечный нужно хранить, нужно Христа в себе стяжать. Идти своей дорогой, по которой ведет Господь. Никаких внешних послушаний и авторитетов самой не следует искать, а прийти в себя. Нужно стоять в истине и не реагировать ни на чьи слова. Придите в себя, нужно быть выше глупых сплетен, пусть говорят, что хотят. Не навязывайте никому своих мыслей. Не бойтесь никого и ничего».

«Надо иметь твердость, угождать Богу, а не человекам. Нужно иметь твердость в себе. Твердость – это не упрямство. Должна быть твердость души. Без нее ничего нельзя сделать. Будь тверд и мужествен».

Отец Анатолий был человеком большой внутренней свободы и великой веры. Он всецело предавал себя и близких ему людей Господу: «Доверьтесь Промыслу Божию. Не бойтесь ничего, доверьтесь Богу. Ищите волю Божию. Помолимся: нет у нас веры, надежды на Бога, доверия Промыслу Божию; нет любви ни к Богу, ни к ближним – эгоизм, гордость, а нужно иметь смирение. Оно – главное, основа всего. Было бы у Вас смирение, – не было бы срыва. Слабая вера в Бога, слабая надежда на Промысл Божий, слабая любовь к Богу и друг ко другу, чрезмерное, идеализированное возвеличивание человека по малой любви ко Господу. Ищем опору не в Боге, а в человеках».

С сугубой осторожностью старец относился к духовничеству:

«Не понимаю диктата в духовном воспитания. Один Господь может полностью взять на себя ответ за душу. Кто может владеть душой, кроме Господа? Главное – рассуждение во всем. Зачем создавать кружки вокруг священника? В центре должен быть только Господь. Видите, как трудно теперь найти истинного духовника. Не нужно додумывать за другого, навязывать человеку свои мысли, ведь его мыслей Вы не знаете. Если чувствуете, что есть душевная польза – исповедуйтесь у этого духовника. Одиночество, избранное ради Христа, выбирается не ради духовника, но дается обет верности Христу. Пусть все возненавидят, – Господь не отвернется. Если ставить Живого Христа в центр всей жизни, – сама жизнь изменится».

Батюшка учил стараться избегать всего, что мешает духовной жизни, разрушает сердечный мир: «Нужно развязаться с людьми, к которым имеешь чрезмерную душевную привязанность, и которые неоправданно терзают душу. Надо развязываться со всеми, – коль конец отношений глупый, значит, и сами отношения были глупыми. Сказал он – вон! – и надо было бежать скорей вон».

«Борьбу с собой, с собственными недостатками нужно вести неустанно: со своей вспыльчивостью, горячностью надо бороться. Потом жалеешь о сказанном, а не нужно было сразу допускать. Надо иметь в себе твердую установку: не терять себя. Не нужно ругаться, горячиться, возмущаться, но не надо и потакать. Относиться к ближним нужно как к своим детям, родным. Душу в них вкладывать, а не лекции читать. От сердца – к сердцу, от ума – к уму. Человек воспринимает не нравоучение, а то, что видит, – образ Христа. Нравоучителей у нас много».

Отец Анатолий напоминал, что не следует обращать внимание на свои достижения, «подсчитывая» набранные в добродетелях очки, – это является признаком гордости: «Господь не открывает человеку его духовный рост. Ощущение своей неисправимости, падения, потери ревности со временем сменится нищетой духовной. Надо не человекам угождать, а Господу. Уйти в себя, быть в себе, анализировать свои мысли, поступки, слова постоянно, – это духовная жизнь. Мы судим всех – либо превозносим и в рай сажаем, либо унижаем и опускаем до ада. Нужно принимать людей, как они есть, а судить будет Господь. Причина греха – человеческое неразумие. Нужно иметь рассуждение, а для этого – познать самого себя».

«Во время исповеди не нужно задерживать ум на подробностях греха. Записывать прегрешения ежедневно и сжигать записи. Хранить сердечный мир, хранить себя. Лететь, как птица, всегда восстанавливать жизненный ритм, оставляя время на молитву. Подниматься и главное – не унывать. Надо жить духом, тогда и плоть будет иметь силу. Иисусову молитву проходить осторожно, не гнаться за количеством, за техникой».

Самым опасным батюшка Анатолий считал уныние, всячески предостерегая от него: «Не надо унывать, надо радоваться. Нужно быть бодрой, бодрствовать, а не раскисать.

Вы мало молитесь. Мало любите Господа. Ум в одну сторону, сердце – в другую, а воля молчит и бездействует. Привязываться можно только к Господу. Надо избавляться от уныния. Ваше состояние холодности и равнодушия – это от уныния».

«Вы вот любите куда-нибудь побежать. Куда, зачем, с какой целью побежать? Нужно за одно схватиться, за другое – и все успеть сделать, но не набирать на себя чрезмерно. Не следовало бы делать работу за другого. Чрезмерное набирание на себя дел – признак гордости: возникает тщеславие и, как следствие перегруза, – охлаждение к духовной жизни. Не следует перегружать себя, не нужно набирать на себя чрезмерно. Нужно прислушиваться к себе и своей совести. Пустое чтение оставить. Нужно возвращаться к себе. Обязательно надо навести порядок в доме, в жизненном ритме, в молитве. Покой и порядок – это дисциплинирует. Книжная занятость не должна мешать духовной жизни».

Батюшку Анатолия отличала духовная трезвость, ясность. Вот его совет, как вести себя с пьющим человеком: «Не горячитесь, не ругайте, не возмущайтесь на ругань пьяного человека. Но не надо и потакать. Проявить твердость. Больше молчать. Увещевания бессмысленны. Надо молиться и надеяться только на Бога и Матерь Божию. Просить их и не терять мирного духа. Общение с ним временно прекратить, самой не звонить, пока он в полной власти бесов. Вы не в силах ни помочь, ни сдержать его. Не позволяйте ему вытаптывать себе душу и командовать собой. Вина не давать, вина не пить самой. Надо сберечь свою душу. Молитесь о всех, не унывайте только. Храните сердечный мир».

«Нужно забыть слово «хочется», а искать волю Божию. Смириться и терпеть обстоятельства. Не следует идти на конфликты. Всемерно избегать людей с демонической одержимостью». Советуя избегать общения с людьми, подверженными демонической власти, старец имел в виду и тех, кто явно находится в состоянии духовной прелести: «Полностью нужно отойти от него. Вам не справиться с ним. Здесь вы бессильны. Вам должно только молиться о нем, положившись на Бога. Состояние обоих ваших друзей похоже на прелесть. Гордыня. Только Господь может вывести из прелести. Лучше быть одной, держать дистанцию со всеми, близость – только с Господом. Молиться же следует обо всех, но с осторожностью, не допуская представлять в воображении лица. Чтобы научить молитве другого, нужно уметь молиться самому».

Батюшка Анатолий говорил, что, конечно, по возможности необходимо помогать людям, но и в этом должно проявлять рассуждение: «Не навязывайте себя. Помогать только, когда обратятся за помощью. Нужно предложить доброе участие, милосердие, помощь, но нельзя их навязывать. Милостыню творить с разумом, рассуждением: настойчивость, назойливость в просьбах о помощи – знак того, что лучше воздержаться. Истинно нуждающийся человек так вести себя не будет. В данном случае нужна не жалость, а рассудок».

С мучительной внутренней болью отец Анатолий наблюдал за теми нестроениями, которые происходят в нашей стране и в церковной жизни: «Бесконечные разговоры о России – бесплодная болтовня. Но никто почти не хочет серьезно работать над своей собственной душой. Русские люди воспитывались на образах святых, впитывали их в себя, уподоблялись им в меру сил. Древняя Русь воспитана богослужением. Люди ежедневно бывали на службе утром и вечером. В основе воспитания лежала молитва. После сближения с Западом под его влиянием изгладился молитвенный дух, в котором пребывала Святая Русь. Надо учиться держать ум во аде и не отчаиваться. Постоянно обращаться мысленно к отцу Иоанну Кронштадтскому. Не понимаю общей исповеди, на которую дерзают некоторые «харизматики». Для этого надо быть отцом Иоанном Кронштадтским, а не играть в него. Теперь господствует беспечность, то есть вседозволенность. У владыки Афанасия (Сахарова) был ученик, который во всей полноте воспринял от него только чрезвычайную строгость в отношении Устава. Но ведь все хорошее должно быть в меру, даже Богослужебный устав». При этом сам отец Анатолий глубоко чувствовал и очень любил величавую поэзию уставного церковного богослужения.

Батюшка остро чувствовал жизнь сердца другого человека: так, он появлялся в моей жизни всегда очень точно, ко времени. Рано утром, около половины седьмого, раздавался телефонный звонок: «Г. П., здравствуйте, Новгород беспокоит. Как Вы живете? Как Ваше самочувствие? Вы там не унываете? Смотрите, не смейте унывать, я запрещаю Вам унывать!» Как правило, перед подобными звонками я, действительно, погружалась в печальное облако уныния.

5 апреля 2004 года старец Анатолий с миром отошел ко Господу. Когда я услышала о кончине старца, первой мыслью, которая пришла в голову, была о том, что больше никто и никогда в семь утра не спросит, унываю ли я.

Тяжело терять своих родителей по плоти, но не менее трудно было навеки прощаться с теми праведниками нашего времени, которые поддерживали в годы скорби, укрепляли в минуты отчаяния, утешали. Благодарная память о людях, ставших чистыми сосудами Святого Духа, источником Христовой любви, помогает жить в нашем помутившемся мире. Увы! не сохранилась большая часть слышанного и виденного, а моя собственная жизнь совершенно не оправдывает богатства полученных духовных сокровищ, которые в суете мирской были либо забыты, либо промотаны, либо потеряны, либо лежат под тяжелым спудом земных забот, земных проблем. Но в глубине сердечной все еще теплится неугасимый огонек, потому что невозможно полностью истереть в себе образ Божий. Это тихое сияние напоминает о первой, забытой любви ко Христу.

 
Автор: Галина Чинякова
Из книги: «Благодарная память сердца»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст