Духовная жизнь

Дорога к Богу


Обложка Простые люди о Боге и Церкви

Здесь приводятся рассказы людей о том, как они пришли в к Богу и в Церковь в зрелом возрасте, стали православными из неверующих, воцерковленными из формально крещеных. Почему и как это происходит? На этот вопрос каждый может попытаться дать себе ответ, прочитав эти разные истории – и совсем простые, короткие, и подробные, с попыткой анализа.

 

Людмила Туницына, 55 лет, г. Екатеринбург, Россия

Меня всегда раньше повергал в недоумение сам вопрос: «Веришь ли ты в Бога?» Я не верю – я знаю, что Бог есть! Теперь я поняла, почему люди задают такой вопрос. Они не знают Живого Бога, поэтому спрашивают, принимаешь ли ты на веру без доказательств тезис о существовании какой-то высшей силы, называемой Богом. Как же счастливы те, которым не надо доказывать, что Бог Живой! Какое счастье чувствовать Его любовь, и милосердие, и заботу, которую называют водительством. И какое несчастье, какая пустота, когда Бог оставляет, надеюсь, что на время... Некоторые логические умозаключения могут убедить человека в существовании Бога, но не могут сделать его верующим в высшем смысле этого слова: полностью доверяющим Богу, как Авраам, и полностью верным Богу, любящим Его и могущим пожертвовать всем для служения Ему.

Вера Клименко, 27 лет, г. Москва, Россия. Журналист

Всегда интересно узнавать об опыте прихода к Богу. В моем случае ближайшим по-настоящему верующим человеком в семье была прабабушка. Недавно мама заметила: «Надо же, вот и ты теперь...» Вера для меня – жизнь в Боге и согласии с истиной, которая находит живой внутренний отклик. На чувственном уровне это можно сравнить с тем, как, идя по своему совсем непростому пути, не боишься отпустить руки, как бы пройти по канату без страховки, может быть, упасть, подняться или даже начать все с начала. Потому что знаешь, что всегда вырулишь на нужную колею, если можешь себе позволить непозволительную в наше время роскошь – быть собой. Сравнение с трюком приходит на ум неслучайно. Меньше всего в этом чувстве залихватской удали или неумолимой жажды приключений. Важно то, что человеку, в особенности эмоциональному, сложно бывает принять принципиальное решение в ситуации сложного нравственного выбора. Духовно взрослея, мы понимаем, что такие решения необходимы для того, чтобы гармония была всеобщей. И наоборот, принимая ответственные решения, мы взрослеем духовно.

Креститься я захотела сама, мне было 12, но понимание Таинства стало открываться постепенно и значительно позже. Помню накатывающие приливы детского озорства, когда, уехав к бабушкам и дедушкам, хотелось взрослой и осознанной жизни, здесь и сейчас, и непременно чтоб настоящей. Да так, чтоб не видели родители, которые на время школьных каникул оставались за 1000 километров, хотелось, чтоб узнали, когда придет время, и очень удивились. Такая детская важность. Суть Таинства объяснить было некому. Я, маленькая, не подозревала, что у Крещения есть продолжение. Но день до сих пор помню отчетливо: по-праздничному ясный, пленящий новизной и удивительный своей непохожестью на все другие. Суть Таинств продолжает открываться день за днем.

Моменту воцерковления предшествовало множество сомнений и несколько прямых, но важных деталей, которые никогда не стирались из памяти: головокружительный провал экзамена при ответе на вопрос о смысле эпиграфа «Анны Карениной» («Мне отмщение и Аз воздам»). Вопрос был, что называется, под дых, ведь сдавали не богословие, а на месте увязать смысл романа со Священным Писанием не получилось – прострел на всю жизнь. Через несколько лет была статейная ошибка: «Возвращение в Синай». Ну и дальше – сентябрь 2007 года, когда только слепой не понял бы, что это и есть самое что ни на есть начало...

Надежда Ляпина , 34 года, г. Санкт-Петербург, Россия

Лично я сравнительно недавно пришла к Вере в Бога. Для меня этот путь сложился, увы, вовсе без намеченной кем-то тропинки. Это как в пургу в поле: снега много, а дороги не видно. Пришлось свою тропинку протаптывать самой. Много раз попытки были зайти в церковь и свечки поставить. А времени в большом городе всегда в обрез: тысяча дел, крутимся с утра до ночи. Душа томилась, требовала ответов на насущные вопросы, на которые времени никак не хватало. Но Господь настолько нас любит, что Он дал мне время разобраться и получить ответы. Уверовала очень медленно, не сразу. У меня совершенно не было духовных книг, а Евангелие вряд ли кому-то с первого раза делается понятным. И вот я взяла книгу, давно стоявшую на полке – около года или двух. Мне ее подарила одна верующая знакомая. Это была книга «Житие преподобного Александра Свирского». Я прочитала ее на одном дыхании. Сейчас думаю, что она попалась мне именно в тот момент, когда я смогла ее воспринять. И после этого пошло мое воцерковление и укрепление в вере.

Елена Клепова, 42 года, г. Орел, Россия

Я считаю, что весь жизненный путь человека – это путь к Богу или путь от Него. Всего два направления существует. И я думаю, что преждевременно и неразумно говорить, что ты уже пришел к Богу, так как Господь безгранично тебя любит, но и всегда испытывает, очищает тебя, «как золото огнем». Но возможно и отступление человека, что очень хорошо видно из примера К. Маркса, который в юности был верующим, и других «оступившихся», когда-то искренне верующих людях. Святые отцы не зря предупреждали, что пока мы на земле, мы все в «прелести». И великие святые спотыкались на этом пути, а что уж говорить о нас. Высшее присутствие Бога в своей жизни я ощутила еще в детстве, и очень долго жила с этим знанием – именно знанием, а не верой. Осознание начало приходить уже в зрелом возрасте, с опытом, с возрастанием и укреплением веры. Этот процесс был очень тяжелый и болезненный, так как он был, без сомнения, самым главным. Поиски смысла и внутреннее томление о чем-то неведомом, но так необходимом мне, однажды привели меня в «духовную школу». Там были люди и глубоко верующие, чистые, устремленные и ищущие, и с ограниченным сектантским мышлением (кстати, таких я встречала и среди «истинно верующих» христиан). Именно там начался осмысленный путь к Богу, но, пробыв там несколько лет и начав разбираться и видеть с Божьей помощью, увидела там манипулирование сознанием, элементы магии и оккультизма, завуалированные благими целями и намерениями. После этого я ушла оттуда, а когда позже прочла, что многие на пути к Богу проходят подобное, сняла тяжелый камень с души, искренне покаялась, потому что мы часто сами не ведаем, что творим. По большому счету, то, что мы ищем порою всю жизнь, здесь, рядом, в Православной Церкви. Но Путь к Богу – это путь длиною в жизнь.

Алексей Манакин, 29 лет, г. Нижний Новгород, Россия

К Вере я приходил годами. Все началось со знакомства с глубоко православным и воцерковленным человеком, который давал мне книги, беседовал со мной. Мое природное любопытство наконец, через несколько лет, привели меня в Церковь. И еще через несколько лет я исповедовался и причастился. Препятствий к приходу в Церковь было множество: трудно объяснить родителям; это несовременно, как считается в моем кругу (а молодому человеку хочется быть современным); многие говорили о корыстности священнослужителей; долгие богослужения, необходимость стоять все это время, непонятный язык богослужения и т.д. Но, читая литературу, периодически посещая храм, все эти недоумения я разрешил.

Наталия Кузьмина, 34 года, г. Раменское, Россия

Мой приход к вере довольно тернистый и неоригинальный – через страдания, через потери. Крестили меня во младенчестве. Моя милая бабушка – она и была первым сеятелем слова Божьего в моей душе. Тогда я еще этого не понимала, да и не слушала совсем все эти, как мне казалось, «бабушкины сказки»: мы, пионеры, знаем, что космонавт в космосе был, и там никого не видел! Но бабушкина кротость, ее смиренная улыбка в ответ на мои «доводы», ее взгляд, наполненный Верой, еще тогда что-то во мне бередили, что-то самое главное, чего я в себе тогда и не подозревала. Мне была интересна жизнь, все проявления «свободной» юности (конечно, в рамках дозволенного – слава Господу, воспитанием родители меня не обделили). Подспудно как раз в это время я стала себя четко осознавать православной, но как принадлежность к какой-то неформальной группе: кто-то хотел быть металлистом, кто-то рокером, а я вот православная. Я примеряла образ бабушки – и мне было в нем уютно, сладко, спокойно... мне не быть такой, но так хочется! Когда умер папа, а мне было 20 лет, я пришла в церковь – после 13 лет отсутствия в ней. Там было хорошо и спокойно – так, как с бабушкой. Там никто не осудит, с тобой будут плакать, и веселиться, и называть дочкой, как называл меня папа. Там отец всегда жив, меня туда тянуло. Но, 20 лет – суета, тоска по смыслу жизни. Кто бы взял тогда за руку... А может, взял, и именно тогда. Все ведь не зря! Конечно, не зря! Господь меня вел к сегодняшнему дню, когда я готова услышать Его, почувствовать Его, а тогда мне надо было еще пройти свои испытания, чтобы познать жизнь «во всей красе». Я вышла замуж, венчались, родила сына, и все было так, как «у всех», – и брак, как мученический венец, и гора «ошибок», но все без осознания себя рядом с Господом. Жила, как будто веря. Веря, но не зная. «Ты как добрый друг – помоги и пожалей меня, а я такая хорошая, но несчастная, все делаю правильно, а меня не понимают, но Ты же понимаешь меня, Господи...» Господь всегда понимает, и случилось то, что привело меня в чувство, как после долгого летаргического сна: я похоронила своего мужа. Как описать, что произошло со мной? Скорбь, отчаяние... но самое главное – я Бога почувствовала!!! Этого – если он сам подобного не испытал, никому не возможно объяснить! И понимаешь, что обратной дороги нет – мосты все сожжены. Но как учиться жить по-новому? Пришла в церковь в сотый раз, а как будто в первый! Подхожу к Исповеди и Причастию – опять по-новому! А уж про чудеса, посланные Господом в утешение, – их и не перечесть! Но все же я еще младенец. Слава Богу, что хоть это я почувствовала! Так хочется взять кого-то за руку, крепко, и идти к Богу.

Анна Свирчевская, 30 лет, г. Щелково, Россия

К Богу я пришла несколько лет тому назад, когда в конец погрязла в суете и жизненной рутине и ощутила полную бессмыслицу своей жизни. Я тогда недоумевала: неужели вот так всю жизнь будет, неужели я рождена только для того, чтобы суетиться в мелочных проблемах все отпущенное мне время, а затем умереть, уйти в никуда, окончательно и бессмысленно закончиться? Я стала задумываться о смысле жизни. И уже была близка к унынию и отчаянию, не находя ответа на вопрос о том зачем я живу, о своей конечной цели. Но Господь был милостив и послал мне православного человека, он был так не похож на всех тех людей, которые меня тогда окружали. Внешне он был таким же – но внутренне... Я чувствовала в нем что-то настоящее, и мне захотелось быть таким, как он. Может быть, тогда я почувствовала в этом человеке краешек сияния вечной жизни, к которой он был причастен (поскольку он – настоящий православный христианин). Этот человек помог мне идти в правильном направлении в поисках ответа о смысле жизни. А через некоторое время Господь дал мне тот самый личный опыт встречи с Ним (через Евангелие), после чего я поверила в Бога, покрестилась. Слава Богу за все!

Надежда Кирдеева, 27 лет, г. Санкт-Петербург, Россия

Я была крещена в пять лет. Но среди ближайших родственников воцерковленных людей, увы, не было. Во время моего обучения в старших классах школы мама стала посещать храм и повела за собой нас с братом. Тогда я впервые приступила к Таинствам Покаяния и Святого Причастия. Но, по прошествии небольшого периода времени, я отошла от Церкви, по причине, как сейчас понимаю, надуманной. Не могу сказать, что в это время перестала верить в Бога. Всегда знала, что Бог есть и Он нам помогает в трудную минуту и что на все есть воля Его, серьезно относилась к вопросам религии. Но в храм ходить перестала. Нынешний этап – этап моего осознанного воцерковления. Его начало можно назвать промыслительным – так Господь все управил. Кризис перевернул все мои привычные представления о мирской суете и позволил остановиться и подумать о том, в чем смысл пустого зарабатывания денег, стремления к выполнению плана на работе и гонки за получением премий и бонусов, работы на износ. Схема «работа–дом–работа» и до этого меня всегда пугала и заставляла задуматься, что должно быть что-то еще. Ответом на мои вопросы стала случайная поездка на Валаам в мае 2009 года. Приехала туда на 2 дня, а осталась на месяц... Там я и стала воцерковляться. Господь свел меня с удивительными людьми! Процесс моего познания Церкви продолжается и по сей день. Слава Богу за это!

Александр Воробьев, 27 лет, г. Мегион, Россия

Никто не звал меня, и не было никаких знамений. В очередной раз я сидел, ничего не делая, так как с работы уже приехал, пил пиво – а как еще время убить? И вдруг подумал, что я, оказывается, так слаб, что не могу с собой совладать, и нет у меня ни увлечений, ни цели, ни смысла в жизни. Неужели и всю оставшуюся жизнь мне придется барахтаться в этой бессмысленной рутине? Почему-то пришла мысль, что, наверное, должны помочь мне именно в Церкви. Вспомнил просмотренную как-то передачу про уголовников, которые, освободившись, начинают служить при церкви, вот и подумал, что и мне, может, так можно. Пошел я в наш храм, подошел к батюшке спросить, есть ли у нас такая община, где бы помогали алкоголикам, наркоманам и другим людям, не нашедшим правильного пути. Батюшка мне после службы купил молитвослов и книгу про исповедь. Так я первый раз исповедовался, это было год назад, в Великий Пост. Слава Богу за все!

Алексей Попов, 35 лет, г. Екатеринбург, Россия

Осознание нужности Веры в Бога пришло ко мне... через грехи. Жизнь в смутном представлении о Боге, оправдание своих греховных деяний «личной верой в душе» закончилась в 30 с небольшим. Как-то в церкви ясно понял, что лимит терпения иссяк и пора делать выбор. Я крестился. Часто вспоминаю первое время в вере – то ощущение легкости и эйфории в душе. Передать это очень сложно. Легкость и простоту первых свершений я сегодня понимаю как чудо, произошедшее со мной. Сейчас это труд, падения и снова труд. Труд – во имя Господа.

Александр Колмаков, 31 год, г. Алматы, Казахстан. Владелец RR -агентства

Пришел ли я к Богу? До сих пор неуверен в этом. Я был крещен в 10 лет. Инициатива исходила от матери – старший брат отказался, я же принял решение покреститься. В то время активизировали свою деятельность протестантские иностранные церкви, однако к ним я серьезно не относился никогда. В православную, однако, церковь тоже заходил крайне редко (как правило, во время празднования Пасхи), долгое время не исповедовался и не причащался. Пожалуй, только последние два года стал регулярно посещать храм, поскольку стал ощущать силу Божественной Воли в реальной жизни. Ощущение это напрямую связываю с нравственностью. Нравственные поступки, умение отказаться от обычного с мирской точки зрения действия, противоречащего, однако, высокой морали, даются с трудом, но приносят реальные плоды, доставляющие истинную радость не только мне самому, но и окружающим меня людям. Однако я многого не понимаю, еще большего просто не знаю, а потому считаю, что нахожусь только в начале пути к Богу. Пожалуй, что так.

Когда и как я уверовал? Очень трудно ответить на этот вопрос. Наверное, когда (незадолго до своего крещения) твердо заявил однокласснице, которая, как и все остальные, была воспитана в духе научного атеизма, о своей вере. Вот тогда, когда хватило сил впервые вслух сказать о своей вере, я ощутил какую-то внутреннюю поддержку. Реакция же одноклассницы – сначала насмешки, а потом долгий, задумчивый, молчаливый взгляд – тоже странным образом подтолкнула к религии. Я увидел, что и другие люди задумываются об этом, и их собственный ответ на него не всегда соответствует ответу в учебниках. После этого переписал и выучил свою первую и, на долгое время, единственную молитву – «Отче наш». А потом крестился. Какие ступени и препятствия проходил на этом пути? Как и многие в то время, я, уже будучи крещеным, увлекался восточной философией и буддизмом. Читал книги Шри Ауробиндо о медитации и полетах сознания. Практиковал. Однако Господь хранил от крайностей. Обещанные «полеты» действительно случались, но сопровождались внутренним ужасом и болями в сердце. Один раз даже вызывали «скорую». Потом было увлечение книгами Карлоса Кастанеды и курение «травки». Потом – пять лет философского факультета, которые сформировали более-менее целостную картину мира и своего места в нем, так и не воспитавшего, однако, во мне человека нравственного. Это пришло позже, во втором институте, который был дальше от философии, но ближе к практике. Я учился на PR-менеджера в институте, созданном на основе партийной школы с привлечением иностранных преподавателей. Среди прочего там был совершенно, на мой тогдашний взгляд, лишний предмет – этика в СМИ. Вот он-то и перевернул мое представление сначала о профессии, а затем, спустя время, и о жизни. Вдруг оказалось, что вопросы нравственности более практичны и более важны, чем вопросы самообеспечения или вопросы социального статуса. Дело в том, что между первым и вторым институтом я работал в рекламном агентстве, а там нравственность считалась чем-то совершенно излишним в жизни современного человека. Не могу сказать, что мне было уютно в этом террариуме, однако гордыня закрывала глаза на реальное положение дел – все-таки я работал в международной фирме и получал приличную зарплату! Только после того как ушел из агентства и организовал свое, начал понимать, насколько оторваны от реальности все эти куцые представления о «настоящей жизни» «успешного человека». Ну а дальше – стал меняться круг знакомых, произошли перемены в личной жизни, несколько неуспешных лет избавили меня, слава Богу, от страха безденежья... Так, не спеша, Господь наставлял меня на путь Истины. Сначала стал ходить в церковь чаще, затем регулярно. Почувствовал нехватку знаний. И вот я среди вас!

Наталья Припутникова, 31 год, г. Алматы, Казахстан

Есть Бог или нет Бога – этот вопрос меня особо не волновал. Главное для меня было – выйти замуж, родить ребенка, провести интересно выходные и т.п. И вот все это уже позади, теперь я просто обязана быть хорошей мамой и женой. Но что-то мечта моя на деле выходила кривоватой, особенно не устраивал ребенок: его капризы, непослушание. Раздражение мое усиливалось. И тут начала задумываться о себе как о причине всех неустройств, и как же не вспомнить сейчас то грязноватое прошлое, которое стало особенно тяготить. И вот первая исповедь. Боже, как мне было страшно и стыдно! Слезы и сопли – все вперемешку. Но именно с этого дня и началась моя вера, она просто ворвалась в мою жизнь в один миг. Я словно повернулась к Богу лицом. А дальше – лекции проф. Осипова, святые отцы. Читала взахлеб, потом начала конспектировать и после этого что-то оседало. И вот теперь я иду дальше. Слава Богу за все!

Анатолий Степанов, 52 года, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Преподаватель кафедры философии ВКТУ

В плане личного опыта, очевидно, я не одинок. Когда человеку плохо, он обращается к Богу. Когда то, на что человек надеялся и уповал раньше, не помогло, у него два выхода – отчаяние или вера. Неожиданная потеря друзей, болезни близких, когда сам не можешь с этим справиться, – тут-то и задумываешься о высших силах. Вспомнился случай, который произошел в нашем клубе «Сократ» в 1991 году, когда заспорили о вере (чья более правильная) представители трех конфессий – адвентисты, иеговисты и баптисты. Заспорили о вере, а по сути – о том, кто «круче». Они долго пикировались, приводя ссылки на места из Нового Завета, а мне неожиданно пришла на память строка из Апостола. О том, что любовь превыше всего, а без любви и вера ничего не значит. Именно когда я прочел о том, что Бог и есть Любовь, все сразу встало на свои места: имей Любовь и делай, что хочешь, сообразно ей.

Константин Зайцев, г. Усть-Каменогорск. ВКТУ, преподаватель философии

Мой путь к вере шел и идет пока через разум. Солидарен с аргументами протодиакона Андрея Кураева, согласно которым рациональные доказательства бытия Бога не являются в строгом смысле таковыми. Они лишь намекают на «необходимость существования» Бога. Так и у меня вышло. Увлекался философствованием, обсуждал, казалось бы, бесконечные проблемы жизни, смысла, знания и т.п. – и вдруг стало совершенно очевидно, что либо нужно признать существование Бога, либо я должен принять бессмысленность всего сущего, включая, конечно, бессмысленность собственного существования. Получается, что я просто был вынужден допустить существование Бога, а значит, если я откажусь верить, мой отказ будет совершенно не обоснован. И здесь возникли две проблемы: где взять веру сердечную, а не умственное допущение и в кого верить, ведь допущение о существовании Бога не содержит ничего об образе Его – это и Зевс может быть, и Космический Разум, и кто-то еще. Если второй вопрос, как мне кажется, допустимо решать интеллектуально, то первый таким путем не разрешим. Обратившись к догматам, которыми руководствуются приверженцы того или иного вероисповедания, можно довольно четко представить себе основные «за» и «против» и на этом основании определить, что выбрать, но веру как переживание так получить нельзя. Парадоксально, но именно рациональные доводы приводят нас к тому, что вера не приобретается рационально, а находится или раскрывается в мистическом опыте.

Хайт Надежда, 51 год, г. Дармштадт, Германия

В моей юности у меня не было ни единого знакомого, который бы заявлял о своей вере; в свое время я успешно, «на пять», сдала научный атеизм... Единственная Библия, которая была в моем распоряжении – «Забавная библия» Лео Тексиля. У меня были смутные представления о том, кто был Христос. Да и вообще, в 23 года все, что связано с верой и религией, находилось вне пределов моих интересов. И вот однажды я сидела на вахте Дома культуры, в котором к тому времени работала, и у вахтерши-адвентистки увидела Библию. Первый раз я держала Библию в руках... я открыла ее и случайно попала на Евангелие от Матфея, на строку «Истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня» (Мф. 26:21). Тогда я испытала потрясение. Мы все жили и воспитывались в убеждении, что предательство не может быть прощено, даже измена супружеская не могла быть прощена! Женщина, знавшая, что муж изменил, и простившая, не разведшаяся с изменником, в наших глазах заслуживала только презрения. И вдруг! Делится трапеза с тем, кто скоро предаст и отречется! Для меня это было как удар, как внезапное открытие другого мира.

Для меня в тот момент стало абсолютно очевидно, что Христос реально жил на земле и принял мученическую смерть. Но я не стала верующим человеком. Христос стал для меня любимым историческим персонажем, Личностью, которой я восхищалась. Я цитировала Его Нагорную проповедь и мечтала поставить спектакль о Христе. Слава Богу, мне это не удалось. Все, что связано с описанием чудес, казалось мне какой-то сказкой, мешающей восприятию нравственных идей Христа. После государственного «официального принятия Бога», через 10 лет заставившим меня опять задуматься о Боге Истинном, было несчастье, случившееся в моей семье. Дети мои были уже довольно большие, но некрещеные. И вот однажды мне приснился сон, что я держу на руках тельце сына с изрезанным животом. Я проснулась в абсолютной убежденности, что я сегодня, не мешкая, должна крестить детей. Как будто кто-то отдал мне приказ. Муж пытался протестовать, смеяться, но не мог меня остановить. В Москве был путч, Ельцин влезал на танк, а я была в церкви, где крестили моих детей. А через пять дней мой сын попал в реанимацию и вышедший врач сказал мне, что шансов мало. Так мне был преподан урок, что есть моменты в человеческой жизни, когда никто не в силах помочь, только Бог. И я второй раз оказалась в церкви. Мне повезло: я приехала уже к концу литургии в брюках и с непокрытой головой, и никто не сделал мне замечания – напротив, помогали и подсказывали. Сын мой выздоровел. А я поняла, что Бог – это Любовь. Но православной христианкой тогда меня и это не сделало. Мне, как всем моим знакомым – так называемой творческой интеллигенции, была свойственна этакая всеядность: агни-йога, голодание, арифмации Луизы Хей, буддизм, христианские идеи, окультизм... и все мешалось вместе, все прекрасно уживалось и ни к чему не обязывало. Была тоска по Высшей Правде, по смыслу жизни, по Истине. Я ходила и бормотала слова Пилата: «Что есть Истина?!!», периодически возникало желание куда-то поехать – исповедоваться, послушать, чтоб указали путь, чтоб научили... Да и Курская Коренная пустынь была рядом. Но всегда останавливала мысль: «Ну кто мне может помочь? Да и зачем?» Так я и нянчилась со своей гордыней. А потом умерла мама. Ночью над ней читали Псалтырь, я сидела, ничего не понимая и не воспринимая, – все как бы просачивалось сквозь меня. И когда дочитали кафизмы и вышли передохнуть, я осталась одна. В первый раз в моей жизни я молилась и просила Господа простить мою маму. И вдруг я ощутила совершенно ясно, что Бог здесь, рядом, и Он слышит меня. И мне вдруг стало спокойно. С тех пор прошло уже 15 лет, но это воспоминание всегда со мной. Ни разу больше не испытала я такого чувства присутствия Божьего. Но тот единственный раз я не могу забыть, и он дает мне силы жить и идти дальше. А 7 лет назад я стала воцерковленной православной. Но это уже другая история.

Елена Коваль, 31 год, г. Саутпорт, Великобритания

Вот я хотела начать писать, как «я пришла к Богу»... Нет конечно, не я пришла, а Господь вытащил. Из бездны греха, из ужаса – вытащил. Позвал, и все так же продолжает звать. Вспоминаю, что в те годы – в годы безверия – я постоянно изнывала, просто изнемогала где-то глубоко внутри, на уровне сердца.... я категорически не могла находится наедине с собой. Это была такая мука! Помню, что все время старалась эту сосущую дыру чем-то заполнить – людьми, телевизором, зависимостями... и чем больше заполняла, тем больше требовалось... Дыра превращалась в бездну, в адову бездну, и вот, буквально возопив однажды к Тому, Чей лик висел у меня на стенке «для красоты» (замечу, что хоть и крещена была в детстве, но никто не учил верить, в церковь забегала, считая себя «с Богом в душе»), поняла, что все изменилось. Не сразу и как-то незаметно, но Господь не оставил. Посылал скорби, болезни. Вот из-за них я и прибежала в храм уже окончательно. Потом посылал навстречу людей, поддержавших меня в вере, удивительно складывались обстоятельства, попадались нужные книги, которые открывались на нужных страницах. Потом была первая Исповедь и первое Причастие, изучение (глотание) всей подряд литературы, неофитские замашки по полной программе (не знаю, прошли ли). Ну и вот, с тех пор я, по воле Божией, та самая овца, которую Он пытается спасти. Слава Богу за все! За то что взыскует всех, за то что зовет и ждет абсолютно всех – до последней секунды! Как я раньше могла жить без Него, не знаю.

Ольга Дорофеева, 47 лет, г. Электрогорск, Россия

Путь мой был до сих пор не прямым, с извивами – извивами в моем собственном сознании. Лет в 9 я прочла случайно сохранившийся в нашем доме отрывок из жития святой великомученицы Варвары. Как раз о том, как она, будучи образованным, честным человеком с чистым сердцем, интуитивно поняла, что вся природа устроена соразмерно, красиво и со смыслом. Осознание этого величия вызывает благоговейный трепет и ощущение того, что все это великолепие не может быть создано языческими божками, которым поклонялись ее предки и ее отец. Житие святой Варвары открыло мне глубину, о которой я раньше не задумывалась. Действительно, я в бытовой суете не видела мудрого устроения природы, в моем понимании в повседневности не было чуда. Но я просто не видела его – это чудо соразмерности мироздания было для меня привычно. И только в моменты сильного душевного смятения или неожиданного спасения от опасности я как бы выныривала из повседневной суетности. Житие великомученицы Варвары посеяло во мне семена веры, но, как в евангельской притче, прилетели птицы и склевали посеянное, остатки заглушило терние. Родилось стремление к чудесам. Почти как у Лермонтова: «Я любил все обольщения света, но не свет». Гадания, эзотерика, йога и дзен-буддизм. Пыталась найти, что полегче и что не требует большой работы: все хотелось получить сразу и желательно задаром. Этаким «кулем» на чужих плечах въехать в рай – тщеславие и гордыня. Помог научный опыт – он показал, что физические и химические результаты опытов во многом зависят от того, кто этот опыт ставит. Заинтересованный ученый получает одни результаты. Студенты и равнодушные лаборанты – другие. Поняла, что не все так однозначно, как это виделось.

Очень трудно с души, с мозгов сдирать плесень повседневности. И мой сегодняшний сознательный приход в Церковь – второй. 11 лет назад я убежала от трудов поста и молитвы. Но душа-то – христианка, томится и мается, особенно когда все хорошо, когда «все в шоколаде». Она знает, что это не так. И как же сейчас трудно и одновременно спокойно. Нет, не в том смысле, что у меня нет волнений – их прибавилось. Но я знаю: я с Богом, и Он со мной. И от этого светло и покойно на душе. Даже когда ежесекундно грешишь осуждением, раздражением, пересудами, завистью и прочими «прелестями». Но я иду! Господи, не остави мене!

Татьяна Панфилова, 32 года, г. Омск, Россия

Мой приход к вере в Бога начался через одиночество, чувство своей чуждости окружающей социальной среде. К сожалению, Православие сразу не стало мне близким, не смогла его понять и принять, пошла окольным путем. Однако вижу в этом промысел Божий, ведь на этой околице я повстречала своего мужа, благодаря которому впоследствии и пришла к истинной вере. Знания и опыт, накопленные в протестантизме, были не достаточными для счастья в семейной жизни, поэтому мы начали читать и изучать православную литературу. Где и нашли ответы на все наши недоумения и размолвки. Конечно, все это можно было найти в учении Христа и апостолов в Библии, как учат протестанты, однако опыт христианской жизни в Православии гораздо богаче и глубже. Голова закружилась от высоты духа подвижников и духовных отцов. Личная встреча с Богом для меня произошла не сразу. Наверно, с постепенным пониманием того, что Бог всегда и везде присутствует, и нет такого места на земле, где бы Его не было, я начала осознавать Его присутствие в своей жизни. Все, что со мной происходит, все, что я делаю, Богу известно. Взываешь – Он отвечает, помогает; и чем чаще взываешь, тем очевиднее Его близость. Теперь немыслима жизнь без Бога, жить только материальными благами для меня скудость, несчастье, бессмыслица и смерть для души.

Павел Василец, 37 лет, г. Прага, Чехия

Конечно, смотря на все, что сейчас происходит в окружающем мире и, порою, в современной церкви, трудно сказать, что большинство из нас стремится жить христианской жизнью. Мы живем для Бога, но так же не хотим отставать от современности, из-за этого происходит раздвоенность. Какие отношения у меня с Богом? Этот вопрос должен как можно чаще задавать себе каждый человек, чтобы научиться быть над материальным миром и не дать покорить себя ему. А путь к вере – он часто лежит через знания. Чем больше ты узнаешь, тем больше желаешь хранить себя в чистоте и благочестии, расставить правильные приоритеты в личной жизни. Знания помогают другими глазами взглянуть на окружающий мир. Мы начинаем выбирать для себя путь Божий, непроизвольно меняясь. Изменившись же внутренне, мы начинаем понимать и принимать правду Божию, данную нам через Священное Писание, и оставляем при этом правду человеческую, «правду мира сего».

Ирина Прасолова, 39 лет, г. Джанкой

Начну с того, что отец мой был неверующий, мама считала, что «есть какая-то сила», но не ассоциировала ее с христианским Богом. А бабушка, мамина мама, была очень верующей, постницей. Помню, когда приезжали к ней летом в гости, я с любопытством рассматривала в углу иконы – простенькие, перефотографированные. Помню, что про одного старца, стоящего на коленях с закрытыми глазами, бабушка говорила, что он умер, когда молился. Теперь я знаю, что это был Серафим Саровский. На другой иконке – Троица. Особенно мне нравилась иконка с девочкой, идущей по мостику через бурную речку, девочку охраняет ангел. По утрам бабушка давала мне кусочек просфоры, размоченный в святой водичке. Она же научила меня молитве после еды: «Благодарю Бога и Матерь Божью за хлеб, за соль, за Дар Божий. Господи, помилуй меня грешную». Правда, она мне говорила: «Ты еще маленькая, поэтому говори «помилуй меня, маленькую». Это все трепетные воспоминания детства, я их и сейчас переживаю с легким и светлым чувством. Бабушки давно уже нет, но я уверена, что то зерно, которое она посеяла в мою детскую душу, постепенно произрастало. Сначала это было любопытство и тяга к чему-то сверхъестественному, загадочному – к иному миру. Читала с интересом все, что попадалось на тему православия. Повзрослев, изредка причащалась, не совсем осознавая смысл происходящего. Очень хотела найти кого-нибудь, чтобы ходить в церковь регулярно, потому что одной себя чувствовала дискомфортно, одиноко. И, наконец, 10 лет назад Бог послал мне человека, который привел меня в церковь буквально за руку. У меня никогда не было никаких сомнений, метаний, исканий. Все это было настолько естественным, что для меня была бы дикостью даже мысль обратиться к другой конфессии или секте. Я бы расценила это как предательство пути своих предков, своей истории, Родины наконец, да и бабушки в первую очередь. А сейчас я думаю, что это не моя заслуга, а по молитвам моей бабушки обо мне. Царство Небесное рабе Божией Параскеве!

Варвара Шишкина, 31 год, г. Москва, Россия

К Богу я пришла в 15 лет. Многие рассказывают серьезные, «взрослые» истории, а моя началась по-детски. Дома у нас о Боге не говорилось ни хорошо, ни плохо – вообще никак. А я сама начала задумываться над этим после смерти бабушки. Не из-за смерти как таковой, а из-за того, что понятия семьи и дома с ее смертью изменились: дом перестал быть воплощением уюта, безопасности, прибежища – а может, я просто выросла. Как бы то ни было, я стала осматриваться, искать нечто, что могло бы дать то же ощущение дома. И вот какое со мной произошло приключение.

Сразу после Пасхи моя крестная повела меня в кинотеатр (крестная – она верит и в Бога, и в экстрасенсов, и в... много во что еще, как многие сегодня, но вот, тем не менее, именно она была со мной в этот день – думаю, не случайно). А в кинотеатре шел «Иисус из Назарета» – известный фильм, с тех пор, правда, я и не видела его ни разу. Он произвел на меня ошеломительное впечатление, я была потрясена. Как будто Христос, про которого я тогда совсем (совсем-совсем!) ничего не знала, Сам разговаривал со мной. Это, наверное, кажется преувеличением, но было именно такое впечатление – я боялась пропустить хоть слово. Когда ученики спросили Его, как же молиться, я замерла: вот сейчас, сейчас Он скажет – и тогда же, прямо на слух, выучила молитву Господню (на русском, конечно, языке, не на церковнославянском). И некоторое время так и молилась. С того дня все происходило очень быстро: через месяц я познакомилась с женщиной – воцерковленной православной христианкой, мы много разговаривали, и в какой-то день я попросила взять меня с собой в храм. В эти же дни мы (я, эта женщина и несколько ее друзей) съездили на источник преподобного Сергия Радонежского. И вот тогда, в электричке, я увидела их лица – радостные и светлые – и подумала (очень хорошо помню формулировку): хочу быть в их компании (именно так, мне ведь было 15 лет). Вот так все и вышло. В праздник апостолов Петра и Павла я причастилась в первый раз, а Успенским постом уже постилась.

Олег Фромешкин, 39 лет, г. Москва, Россия

Для себя я сравниваю путь к Богу с подъемом на гору. Он всегда требует определенных усилий: духовных, душевных, умственных, физических. Иногда я срываюсь и скольжу вниз, и тогда кажется, что снова подняться и идти вверх уже не смогу. Но Господь снова и снова дает силы, не оставляет на этом пути. К вере я стал приходить во время службы в армии. Как-то сослуживцы принесли из увольнения маленький томик Библии и подарили мне. И вот я начал понемногу читать, очень многое было непонятно, возникало множество вопросов, на которые ни у меня, ни у окружающих не было ответов. Уже потом, после службы, когда я начал посещать храм, слушать проповеди священников, многое стало понятно. Возможно, я мог бы и раньше придти к вере, если бы захотел. Моя прабабушка была очень верующим человеком, в отличие от прадеда, но это не помешало им прожить всю жизнь вместе. Они познакомились еще во время Гражданской войны и прожили в браке до начала 90-х. Сначала умерла прабабушка, а через два года – прадед. Так вот, именно прабабушке, ее вере, ее молитвам я обязан тем, что сейчас живу. В возрасте нескольких месяцев я тяжело заболел, врачи делали все возможное, чтобы спасти меня, но ничего не помогало. Меня выписали из больницы и сказали родителям, чтобы готовились к худшему. И вот в этой ситуации прабабушка не отчаялась, не опустила руки, она привела в дом батюшку (а это было начало 70-х), который меня окрестил. И чудо произошло: через несколько недель я был совершенно здоров, врачи только разводили руками и говорили, что такого просто не может быть.

 
Автор: Александр Моисеенко
Из книги: «Простые люди о Боге и Церкви»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст