Авторские книги
Тихая охота. Сергей Шевченко

Данная книга целиком принадлежит автору. Копирование и использование, в каком
либо виде без согласия автора - строго запрещается. Все авторские права защищены.

 

< стр. 7 >
 

Полупустой вагон встретил пассажиров исключительным порядком, ковровой дорожкой на всю длину и радушием очаровательной проводницы, с которой Валерка обменялся улыбкой и парой острых шуток.

- Одни поедем, - сказал Павел, едва за окном поплыли лавочки на перроне.

- Отлично, - только и успел сказать Семенец, как дверь в купе с шумом отошла в сторону и на пороге возникла запыхавшаяся пара: он - лет двадцати пяти, она - года на три моложе.

- Здравствуйте, - произнёс парень, кислая мина которого говорила, что он не очень рад видеть таких попутчиков, или попутчиков вообще.

- Добрый день, - проронила его спутница, похоже, тоже не испытывая позитива при виде навязанных железной дорогой спутников.

- Добрый, - почти одновременно ответили им приятели.

- А нам сказали, что мы будем одни, - разочаровано промямлила она, - тут всего три часа-то и ехать.

Парень назвал город, куда направлялись Зимин с Семенцом.

- И мы туда, - поддержал разговор Павел, - заходите, что в дверях-то стоять.

Молодые люди вошли в купе.

- Спать кто-нибудь будет? - спросил парень и улыбнулся, очевидно, радуясь удачной шутке. Не дожидаясь ответа, он поставил вещи на вторую полку, а сам уселся рядом с Павлом. Его спутница опустилась напротив, но подальше от Валеры и поближе к двери.

- Может, поменяемся? – предложил Семенец. - Я туда, - указал рукой на место парня, - а вы сюда, - сделал он обратный жест.

- Спасибо, не надо. Отдохнем, друг от друга, - снова пошутил парень и посмотрел на девушку, - хоть пару часов.

- А вы...? - начал было интересоваться Зимин, но парень не дал ему окончить фразу:

- Муж и жена. Кирилл и Алина.

- А мы Павел и Валерий.

- Кто из вас кто?

- Я - Павел, - уточнил Зимин.

- Следовательно, вы – Валерий, - опять пошутил парень, но на этот раз шутка вызвала улыбку не только у него.

Кирилл был общительным малым, довольно быстро находил интересные темы, сыпал шутками и через пару десятков минут был с новыми попутчиками "на короткой ноге". Особый контакт у него установился с Семенцом. Вскоре они, как заправские приятели беседовали о рыбалке, резьбе по дереву и секретах виноделия. Чтобы быть ближе к новому знакомому, Кирилл даже пересел к нему на сиденье.

Алина напротив, производила впечатление глубокомысленной, слегка застенчивой девушки. Она всё время сидела молча, лишь иногда вставляя в разговор отдельные слова, реже - фразы.

- Мы от друзей наших едем, - искрясь от счастья, рассказывал Кирилл, - агитировали их в Египет смотаться, а они ни в какую. Говорим, "горящие путёвки", всего за полцены, но те неприступны, как Бастилия.

- Но Бастилия была взята, - проронил Зимин, который, как и Алина, не выказывал особой активности в разговоре, - в 1789 году 14 июля, кажется.

- А нам так и не удалось их сломить, - продолжал Кирилл, - то у них "денег нет", то им "времени не хватает". Одним словом, возвращаемся ни с чем. Хорошо, хоть отдохнули немного, по другому городу погуляли.

- А вы в Египет собираетесь? - поинтересовался Павел.

- Собираемся. Алинкина одноклассница работает в турфирме "Альбатрос", что на проспекте Соломатина. Знаете? - собеседник посмотрел на Зимина взглядом, который даже не кричал, а вопил: "Как?!! Вы не знаете турфирму "Альбатрос"?!! Все знают, а вы не знаете?!!"

- Видел, конечно, - спокойно ответил Павел, - но во внутрь не заходил, - честно признался он и пояснил, - не было необходимости.

- А мы очень даже хорошо знаем, - Кирилл засиял ещё больше, и вопросительно посмотрел на Алину, которая утвердительно кивнула в ответ, - оказывается, в этом бизнесе есть прорехи - "горящие путёвки", которые фирма отдаёт по себестоимости, а иногда даже ниже, лишь бы вернуть, хоть что-то. Имея знакомых в этой структуре, можно сравнительно недорого отдыхать. Есть, правда, одно неудобство.

- Какое? – Зимин прищурился.

- Выбирать особо не приходится, - собеседник немного сник, - дают, что осталось. Но... - он сразу же оживился, - разница в цене покрывает все неудобства. Даже, я бы сказал, покрывает с лихвой.

- А вы уже были в Египте? - поинтересовался Семенец.

- Два раза.

- И как там?

- Как вам сказать? - Кирилл призадумался, - если едем уже в третий раз, должно быть очень хорошо. Одним словом, классно!

- И сколько, к примеру, обходится вам поездка на двоих? Если не секрет, конечно.

- Какой там секрет, - собеседник облегчённо вздохнул, - проезд, питание, восемь дней проживания в двухместном номере, отель три звёздочки – семьсот пятьдесят.

- Сколько?!! - Павел изменился в лице от удивления.

Кирилл поразился ещё больше.

- Если быть совсем точным, семьсот пятьдесят восемь.

- Долларов? – продолжал изумляться Павел.

- Конечно.

- Вы платите семьсот шестьдесят долларом и всё?!! Восемь дней оттягиваетесь в Египте? И больше ни за что не платите?!!

- Я же сказал, что сюда включено всё, - Кирилл не понимал, что в этом удивительного, - Берём, на всякий случай пару сотен: на мелкие расходы. Но, как правило, тратим только одну, - на его лице словно чёрным по белому было написано: "Вот какой я экономный!"

- А семейные путёвки там бывают, - Зимин пододвинулся ближе к "удачливому туристу", - в смысле, "горящие".

- Дети большие?

- Четырнадцать и пятнадцать лет.

- Большие, - Кирилл деловито вскинул брови, - они пойдут, как взрослые.

- Хорошо. А номер в отеле на четверых можно снять?

- Безусловно, можно. Главное, чтобы путёвка была. Фирма вам всё устроит. Хоть на двоих, хоть на четверых.

- Выходит, на семью полторы тысячи, - Павел сощурился, глядя в окно.

- Да, но это при условии "горящей путёвки", - уточнил Кирилл.

- Я понял, - Зимин повернулся к собеседнику, - Кирилл, а вы можете через свою знакомую достать что-нибудь для нас?

- И для нас тогда узнайте, - включился в разговор Семенец.

- А вам на сколько человек?

- На двоих: наш ребёнок с бабушкой останется.

- С вами, Валерий, проще. Вы можете взять путёвку наших отказавшихся друзей. А для вас, - Кирилл посмотрел на Павла, - для вас нужно будет искать. Могу гарантировать, что спрошу, но что найду... Сами понимаете.

- Понимаю. Когда вы сможете узнать?

- Да хоть сейчас.

Он достал мобильный, поискал в его записной книжке нужный номер и послал вызов.

- Привет, Маришка. Как дела? У нас всё нормально. Домой едем. Слушай, я к тебе вот по какому вопросу звоню. Придержи ту путёвочку на двоих. Нет, они не едут. Другие люди возьмут. И если можно, посмотри одну семейную. Нет, не на троих. На четверых. Когда посмотришь? Хорошо. Жду. Алинка тебе привет передаёт, - как бы вдогонку почти закричал Кирилл, глядя на жестикуляцию жены. - Положила, - виновато произнёс он, опуская трубку.

Минут через десять у него заиграл телефон.

- Маришка? Привет ещё раз. Чем порадуешь? Есть?!! На когда? Отлично!!! Приедем, обязательно забежим. А с ними вы сами свяжетесь, - он прикрыл трубку рукой и, обратившись одновременно к Зимину и Семенцу, сказал, - ваши контактные телефоны.

- Мобильные или городские?

- Те и другие.

Валерка достал из кармана ручку и на газете, лежащей на столе, написал два номера.

Пока Кирилл диктовал их, Павел на той же газете, только с другой стороны записывал свои номера.

- Вот и всё. Вам позвонят.

- А она не сказала, на какое число путёвка? - спросил Зимин.

- Нет, но думаю, что на ближайшее время. Дело в том, что скоро начнётся сезон отпусков, и тогда с "горящими" будет напряжено.

В хорошей компании время пролетает незаметно.

- Вам куда? - поинтересовался Кирилл.

- Мне на Воскресенскую, а ему, - Зимин кивнул на Семенца, - на Замятина.

- Не по пути, - с досадой в голосе произнёс новый знакомый, - а нам в спальный район, на Песчаную. Дом 62 возле магазина "Престиж". Знаете?

- Магазин знаю, а дом... - Павел замялся, - я в тех краях редко бываю.

- Если всё-таки когда-нибудь доберётесь, - Алина посмотрела прямо в глаза, - милости просим. Квартира 147.

Затем супруги попрощались с попутчиками, поблагодарили их за "приятное общество", взяли сумки и первыми вышли из купе.

- Хорошая пара, - произнёс Валера, глядя им вслед.

- Да, - задумчиво проронил Павел, - повезло.

- Кому? Им или нам?

- И им, и нам.

- Нам, понятно, в чём повезло: халявные путёвки, считай, отхватили, - не совсем понимая приятеля, спросил Семенец, - а им-то в чём повезло?

- В том, что они встретились.

- Нам?

- Нет, между собой. Согласен, хорошая пара. Приятные ребята. Будто, дополняют друг друга.

Сразу после праздника Зиминым и Семенцам позвонили из турфирмы. Нужно было, срочно явиться в офис.

Как и обещал Кирилл, путёвки им обошлись по семьсот пятьдесят восемь долларов на человека. Не менее приятной оказалась новость, что обе семьи едут в одной группе с новыми знакомыми.

В связи с "горящим выездом" приятелям было необходимо "мотнуться по старым адресам": обменять ещё несколько монет. Поскольку деньги на карманные расходы в поездке не помешают.

До выезда в далёкий и желанный Египет оставалось менее недели. Именно тогда и прозвучал телефонный звонок от Нины.

- Пашка, у меня для тебя сюрприз, - напряжённо произнесла она, давая понять, что новость не совсем приятная - можешь завтра забежать ко мне на работу?

- Ой, Нинок, у меня сейчас такая запарка...

- Это довольно важно, - сказала одноклассница, - вопрос теснейшим образом связан с Яровым.

Несколько последних месяцев Павел ни разу не вспоминал о Якове Федотовиче и о его произведениях. Увлечённый вопросами исследования земных недр, он копался в исторических документах и дорожил каждой минутой.

- Не сейчас, золотце, только не сейчас.

- Это очень важно, - повторила Нина, делая ударение на "очень".

- Что там может быть важного, - Зимин не мог найти предлога "культурно" завершить разговор. Бросать трубку не хотелось, но и продолжать его смысла не имело, - человек умер. А нет человека - нет и проблемы.

- Зимин, что с тобой? Я тебя не узнаю.

- Тут проблем выше крыши, а ты мне какой-то бессмыслицей голову морочишь.

- Если так, - голос собеседницы зазвучал решительно, - считаю вопрос исчерпанным. Всего хорошего.

Павел хотел как-то смягчить ситуацию, но в трубке послышались короткие гудки. "Не велика потеря".

На работе у Павла и Лены особенно не интересовались, для чего они берут отпуск за свой счёт, а Зимины в свою очередь не особо распространялись по поводу предстоящего вояжа.

Основной, пожалуй, единственной проблемой оставалась школа: детей никак не хотели отпускать с занятий в конце года, грозили не аттестовать. Но кое-как и эту задачу удалось решить.

Накануне убытия позвонил Кирилл и попросил извинить их за то, что не смогут составить компанию в путешествии: у Алины сильно заболела мать.

Долгожданный день отъезда, принесённый бурным водоворотом событий, воочию предстал пред семействами Зиминых и Семенцов, будто всплыл из непроглядной морской пучины.

Шикарный двухэтажный автобус, похожий на аэробус, подхватил группу туристов и, шурша шинами, понёс её на встречу укатанной многочисленными соотечественниками экзотике, к ярким и незабываемым впечатлениям.

***

Когда дверь магазина открылась, и на пороге показался мужчина лет сорока, Виктор тяжело вздохнул и подумал: "Ещё один зевака собирается поглазеть на иконы", но совсем скоро понял, что ошибся.

Незнакомец, поздоровавшись, уверенным шагом подошёл к прилавку, достал из кармана монету: "Интересует?"

Виктор внимательно осмотрел Петровский рубль и незаметно нажал кнопку под прилавком.

Продавец экспертом не был, но понял: рубль – подлинный, подделкой здесь и не пахло. Он особым внутренним чутьём определил это по клиенту, а не по монете.

Для порядка, предложив половинную цену, услышав привычное в подобных ситуациях "нет", Виктор сказал, что есть человек, который может назначить более высокую цену, но нужно будет подождать минуть двадцать. Владелец монеты согласился, и продавец позвонил Аристарху Игнатьевичу, который примчался на такси, как на скорой помощи.

Оценщик пристально изучал монету, а потом коротко резюмировал: "Беру".

После непродолжительных торгов Аристарх Игнатьевич достал из дипломата деньги, а приобретённый рубль опустил в полиэтиленовый мешочек и уложил в карманчик дипломата. Извлёк визитку и вежливо предложил её мужчине.

Ожидать такси пришлось недолго. Едва к магазинному крыльцу подкатила иномарка, он попрощался и вышел на улицу.

Сашка Чеботарёв, для своих просто Чёб, смотрел очередной американский боевик в задней комнатке антикварного магазина. Зажглась красная лампочка – сигнал означающий "В магазине интересный клиент". Сашка выключил "дивидишник" и принялся на экране монитора разглядывать незнакомца, слушая, о чём тот говорит с продавцом Виктором.

Приехал Аристарх.

"Что-то он сегодня быстро, - отметил Чёб, - наверное, неподалёку тусовался".

Как только сделка была завершена, Сашка выбрал нужный фрагмент из памяти скрытой камеры наблюдения, скопировал его и отправил на ЦК – центральный компьютер, на который стекалась вся информация из сети точек, занимающихся антиквариатом.

"Быстрее, Чоп, а то уйдёт, - прикрикнул на него продавец, - упустишь". На что Чёб не ответил привычным: "Чоп – это город на Украине у границы с Венгрией и Чехословакией".

"Не время для урока географии", - только и подумал он, выбегая из двери магазина.

Минут через десять он уже докладывал по мобильному телефону Старшему:

- С ним второй. Я его снял на камеру. Видео вышлю чуть позже. С собой у них шесть монет: одну оставили у нас. Идут дальше. Всего у них сорок три монеты. Я не понял, на двоих или у каждого: плохая слышимость.

- Молодец, - похвалил Старший, - быстро мне картинку второго. Сам не светись. Уходи.

"Картинка второго" пришла на компьютер Старшего.

"Хорошее качество, - отметил он, - может, если захочет".

На клавиатуре зашелестели клавиши и файл с картинками "первого" и "второго" разошёлся по сети. В приложенном поясняющем файле значилось "Эксперта не вызывать. Подлинность определять самим. Брать за 630. Ваше всё, что выторгуете. Главное, не упустите ни одной монеты".

Михаил Селкин работал в детективном агентстве "хвостом". В свободное от основной работы время, он подрабатывал у частных лиц, выполняя отдельные задания.

Когда позвонил Старший, Михаил просто слонялся по городу, не зная, чем себя занять. Поставленная задача была предельно проста: выяснить место жительства объекта. В случае, если он покидает пределы города, Селкин должен был передать его другому "хвосту".

Ровно через девять минут Михаил был в указанном месте и принял объект, на который указал Чёб.

Двое мужчин средних лет несколько минут сидели на лавочке, а потом встали и пошли.

Поскольку прослушка их разговоров не требовалась, "хвост" держался на безопасном расстоянии, ничем не рискуя.

Несколько часов он "водил" объект по городу, а когда те направились к железнодорожному вокзалу, доложил об этом Старшему. Что делать в подобных случаях, ему объяснять было не нужно. Селкин вышел на "прямой контакт": "прилип" к спине объекта, когда тот встал в очередь возле кассы. Теперь "хвост" мог не только наблюдать "голову", но слушать и даже потрогать её, если бы требовалось "подселить жучок" или подбросить что-нибудь в карман или напротив: вытащить из него указанную вещь. Но такой задачи Старший не ставил, и Михаил неприметно стоял сзади, внимательно слушая разговор "подопечных", стараясь расслышать "заказ" в окошко.

Подавая билеты, кассир, будто специально громко, назвала номер вагона и места, что значительно упростило решение проблемы.

Отойдя от кассы немного раньше объекта, Селкин передал Старшему добытую информацию.

- Никуда не уходи. Жди дальнейших указаний, - распорядился тот.

Через несколько минут у Михаила завибрировал телефон.

- Зайди к дежурному по вокзалу, забери билеты и передай ребятам у вагона.

"Паровоз" стоял "под парами", а смены всё не было.

Михаил особо не переживал: это не его забота. Он свою задачу выполнил. "Коллеги" где-то на подходе. Хотя Старший мог обвинить его в несвоевременном докладе.

Селкин прохаживался по перрону.

- Отъезжающим просьба занять свои места, - объявила проводница полутора десятку человек, стоящих рядом с Михаилом, - отправляемся.

Несколько человек послушно отделились от провожающих и начали подниматься в вагон. "Хвост" достал мобильный и послал вызов.

- Где они? Поезд отходит.

- Подъезжают к вокзалу. Совсем рядом, - услышал он в трубке голос Старшего, - надеюсь, стоп-кран рвать не придётся.

"Задачу понял, - думал Селкин, пряча телефон, - задержать поезд".

Провожающие уже прощались с отъезжающими жестами через окна, проводница взялась за стопор двери.

- Подождите, - остановил её Михаил, поднялся по ступенькам и встал в тамбуре возле стоп-крана.

- Проходите, - сказала проводница, - у вас какое место?

Он достал из кармана билеты.

- Двадцать семь, двадцать восемь.

- Вы не один? – она закрыла дверь.

Под вагоном зашипело. "Где их носит?"

- Откройте, пожалуйста, - обратился к проводнице Селкин, едва парень и девушка подбежали к двери.

- Отправляемся.

- Откройте, - настоятельно "попросил" он.

Многолетний опыт и женская интуиция подсказали проводнице правильный выход из сложившийся ситуации. Она решила не тратить драгоценное время. Молодые люди влетели в тамбур. Ни слова не говоря, Михаил сунул парню билеты и выскочил из вагона. "Пост сдан".

Кирилл и Алина мужем и женой не были, но исправно в нужное время и в нужном месте играли роли супругов. Они настолько привыкли к работе, что жили в течение нескольких лет гражданским браком, ибо так было удобно. Иногда приходилось выполнять задания поодиночке, но это случалось крайне редко.

Для того чтобы расположить к себе людей, вызвать у них доверие, особенно у семейных, нужна была "любящая семейная пара".

Когда от Старшего поступила команда "на выезд", "супруги" подхватили "тревожные сумки" и выбежали из подъезда, к которому уже подъезжала машина.

Задачу получили уже в дороге. "Вы - муж и жена. Живёте в городе..."

Как только от "хвоста" пришла информация о местах "подопечных" в вагоне, городе, куда они направляются и о том, что один из них хочет ехать в Египет, Старший немедленно перезвонил нужному человеку. "Так, билеты есть. "Супруги" - в купе".

Поначалу информация о Египте показалась лишней, но после непродолжительных раздумий Старший улыбнулся:

- Хочет Египет - отправим всех сразу, - сказал он и повернулся к компьютеру.

Минут через десять Кирилл получил легенду, по которой им предстояло работать.

Олег Кравцов "пас" эту квартиру с вечера. Согласно плану, её окна выходили на разные стороны дома. С наступлением сумерек Олег обошёл дом вокруг. Никого. Для верности позвонил по телефону. Никого.

Дождавшись трёх часов ночи, он бесшумно вошёл в подъезд и поднялся на четвёртый этаж. На случай, если кто-нибудь из соседей, полусонно бредя в туалет, всё-таки услышит возню на площадке и прильнёт к дверному глазку, Кравцов заклеил их полупрозрачным скотчем.

Замок открылся легко. Кравцов вошёл в квартиру и аккуратно прикрыл за собой дверь. Несколько минут стоял в полной темноте: ожидал, пока привыкнут глаза. Затем включил слабенький фонарик, достал из сумки прибор и принялся искать.

Выполняя задание Старшего, Олег должен был найти в квартире тридцать семь серебряных рублей Петровской чеканки. В случае если их в квартире не будет, придётся искать в подвале, в гараже или на даче хозяина. Кроме этой была и ещё одна квартира, которую предстояло "проверить". На всю операцию времени - неделя.

Интуиция не подвела: металлодетектор показал серебро в спальне под шкафом. Кравцов осторожно извлёк свёрток из тайника.

Монет оказалось тридцать восемь! Что это? Недостаточная информированность Старшего или же проверка его честности? Решил не рисковать: ему и так хорошо платят, тем более что "отпали" подвал, гараж и дача, а осталась только вторая квартира.

Олег опустил монеты в сумку, сложил металлоискатель, "закрыл" тайник. Брать что-либо сверх указанного Старшим категорически запрещалось.

Кравцов бесшумно и бесследно покинул квартиру. Выйдя на лестничную площадку, сорвал скотч с соседских глазков.

Дверь в подъезде еле слышно хлопнула.

Следующей ночью Олег Кравцов "сделал" вторую квартиру. Тоже чрезвычайно легко. Но в ней, действительно, оказалось тридцать семь серебряных Петровских рублей.

Зимины вернулись домой весёлые, наполненные впечатлениями, покрытые загаром, нагруженные сумками.

- Пашка, а ты бы хотел остаться жить там? - неожиданно спросила Лена, глядя на гору грязной посуды в раковине.

- Не знаю, - призадумался Павел, - наверное... нет.

- Почему?

- Что там делать?

- Как, что? Жить. Как, здесь живём.

- Понимаешь, Ленок, там, конечно, всё красивое, прилизанное, но... чужое и мёртвое.

- А здесь всё своё и живое?

- Это я не могу выразить словами... - Зимин напрягся. – Вот скажи, что ты чувствовала, переступив порог нашей квартиры?

- Первое, - Лена улыбнулась, - что сказка закончилась.

- А второе?

- А второе, что "в гостях хорошо, а дома – лучше".

- И я тоже пребываю в таком удивительном состоянии только здесь. Согласись, у нас в доме не так шикарно, как в отеле, где мы были. Но, думаю, даже самый лучший в мире номер, не сравнится с нашей квартирой.

- Я не осуждаю тех, которые в поисках лучшей жизни сменили ПМЖ. Просто их не понимаю. Сколько семейных "аварий", а то и "катастроф" уже случилось в этой гонке за призрачным счастьем, и сколько ещё случится. Да что там семьи, сколько людей погибло. Разве "общение" с "забугорной" мамой даже по самому дорогому мобильнику может заменить ребёнку саму маму?

- А каково маме, если она, живя здесь, не может прокормить и одеть своих детей?

- Это отговорки. Знаешь, Ленка, я что-то не припоминаю, чтобы дети наших знакомых ходили бы голодные или в лохмотьях.

Лена вскинула брови.

- Дело в том, что всем нам хочется большего, - продолжал Павел, - а это проблема не внешняя, а внутренняя. Как известно, внутреннее внешним не заменяется. Наоборот - можно. Когда в душе нелады, то человеку везде плохо. Не помню, кто сказал, "если на сердце - мир, то и на каторге - рай".

- Какой умный у меня муж, - засмеялась Лена. - За что мне такое "счастье"?

- Я не прав?

- Прав, Пашок-Пушок, прав, - она подошла к нему и села на колени, - я тоже так думаю. И если бы у меня была возможность выбирать между достатком и тобой, я бы выбрала тебя.

- Ты готова жить со мной даже в бедности?

Лена закрыла глаза и еле заметно кивнула. Он прижал её к себе. Было слышно, как у неё в груди колотится сердце.

- Мне тоже хорошо с тобой. Кажется, так бы и сидел до самой смерти и ничего больше мне не надо.

Зазвонил телефон.

- Кто там без нас жить не может? – произнёс Павел, не разжимая рук.

Телефон продолжал звонить.

- Зимин, что случилось? Обычно по каждому звонку ты бросаешься к телефону, как угорелый.

- Не хочу никого слышать. Дома нас ещё нет: мы ещё не приехали.

Телефон не унимался.

- Что за люди? Неужели не понятно: нас дома нет, - прошептала Лена, радуясь, что "её не выпускают".

Телефон умолк: должно быть, кто-то из детей снял трубку на аппарате в зале. На душе стало спокойнее, но осадок тревоги и предчувствия чего-то нехорошего остался.

Дверь на кухню распахнулась и в проёме появилась дочка. На её лице было заметно волнение.

- Чего трубку не берёте? Дядя Валера звонит.

Павел разомкнул руки. Лена встала и подошла к телефону.

- Слушаю, Валера.

До Зимина долетали обрывки фраз, которые на том конце провода кричал Семенец, но ни единого слова разобрать было невозможно.

В считанные секунды лицо жены исказилось. Она молча протянула трубку мужу.

- Ленка, что там у них стряслось?

- Пашка, - кричал Валерка, стараясь перекричать завывания Татьяны, - Пашка! Деньги!

- Какие деньги? Толком объясни, что случилось.

- Деньги пропали!

- Из кошелька?

- Если бы из кошелька. Да замолчи ты, - мимо трубки выкрикнул Семенец, - ничего не слышно. Из квартиры. Всё подчистую забрали.

- Объясни, что забрали. Одежду? Мебель?

- Какую одежду? Деньги!

- А деньги-то, какие? Доллары? – необъяснимое волнение всё больше наполняло душу Зимина, сковывало её леденящим холодом.

- Петровское серебро! Твои - на месте?

- Наверное, на месте.

- Ты их видел?

- Не видел, но в квартире полный порядок: всё на своих местах.

- Я тоже так думал, пока не заглянул... Проверь на всякий случай.

- Хорошо, проверю, - сказал Павел и вернул трубку жене,

- Семенец говорит, что их квартиру обчистили. Рубли Петровские пропали.

- А наши на месте?

- У нас всё нормально.

- Откуда такая уверенность?

- Я положил рядом с тайником несколько купюр по пять долларов, которые не заметить просто невозможно.

- И что с того?

- Если бы нашу квартиру "чистили", их бы взяли в первую очередь. Я смотрел, "индикатор" лежит.

- А Петровские рубли?

Павел пожал плечами и проглотил слюну. Удары сердца громовыми раскатами эхом отражались в горле.

- Тоже должны быть на месте.

- Так пойди и посмотри, чтобы успокоиться.

Зимин одобрительно кивнул и вышел из кухни.

Чуткое сердце и женская интуиция подсказывали ей неладное, едва они переступили порог квартиры. "Сказка закончилась". Так всегда продолжаться не может. У кого-то вся жизнь сплошной праздник, а у них... У них не может.

Она ничуть не сомневалась в этом. Чудом будет обратное, если Пашка сейчас придёт и скажет, что деньги лежат целёхонькие, там, где он их положил. Да, это будет настоящее чудо! А чудеса бывают? То, что деньги попали к ним, это чудо или испытание?

Мечты, планы, надежды, возможности мокро покатились по щекам и бесшумно упали на линолеум под ногами. Лена провела ладонями по ниточкам следов: он ничего не должен заметить, ибо это его расстроит ещё больше.

Зимин вернулся на кухню с широко раскрытыми глазами и дрожащими руками.

- Ничего не понимаю, - шептал он, - доллары на месте, а рубли...

Чтобы руки не дрожали, Павел запустил обе пятерни в шевелюру, изо всех сил ухватился за волосы:

- Такого не может быть, - по-прежнему шёпотом продолжал он, - мистика какая-то! Всё на месте! Всё! А рубли...

Лена подошла к нему и обняла за плечи:

- Может, в последний момент переложил, а куда именно - забыл.

- Да, может, переложил. Да. Нужно вспомнить. Окна, замок, дверь - всё целое. Они не могли испариться сами собой. Этого не может быть, потому что просто не может быть!

 
Продолжение далее...
 
< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 >
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Актуальные темы
Рафаил Карелин

За что Господь нас терпит?
Рафаил Карелин

читать

Осипов

Ешь, пей, веселись душа моя
Профессор А. И. Осипов

читать

Спешите делать добро

Спешите делать добро
Архиепископ Иоанн (Шаховской)

читать

Что значит быть христианином?

Что значит быть христианином?
Николай Медведенко

читать

Преп. Иустин (Попович)

О духе времени
Преп. Иустин (Попович)

читать

Кураев А. В.

Господь сам приведет?
Кураев А. В.

читать

Кураев А. В.

Покаяние за Царя!
Ерофеева Е. В.

читать

Рекомендуем к чтению

Привяжите себя к Богу
Екатериа Васильева

Без труда не спасешься
Епископ Феофан

Вы молодая. Зачем вам Церковь?
Елена Шевченко

Я мама в кубе!
Дарья Мосунова

Нерожденная Оленька
Ольга Ларькина

Батюшка с чемоданчиком
Протоиерей Артемий Владимиров

Живите с Богом
Виктор Лихачев

Еще успеем
Протоиерей Николай Булгаков

Знамения Смутного времени
Алексей Любомудров

Западные влияния
Владимир Русак

Монах
Сергей Безбабный

Живу на святой земле. Капернаум
Елена Черкашина

«Будет шторм...»
Пророчества и предсказания о грядущих судьбах России

Явления из загробного мира
Проф. Знаменский Г.А. (США)

Авторские книги

Щтзвуки вечности обложка

Отзвуки вечности
Кира Бородулина

Впаутине обложка

В паутине
Кира Бородулина

Тихая охота обожка

Тихая охота
Сергей Шевченко

Валерий Медведев

Рында
Валерий Медведев

Дикарь обложка

Дикарь
Елена Черкашина