Авторские книги
Тихая охота. Сергей Шевченко

Данная книга целиком принадлежит автору. Копирование и использование, в каком
либо виде без согласия автора - строго запрещается. Все авторские права защищены.

 

< стр. 6 >
 

В эту ночь Семенцы долго не спали. Они строили планы: на что потратят деньги, которые оттягивают им карманы.

- Нужно тратить не всё, - предлагала Татьяна, - часть следует положить на депозит и жить на проценты.

- Я тут прикинул, - Валерка лежал на спине и смотрел в потолок полутёмной спальни, заложив руки за голову, - если на депозит положить всю сумму, в месяц получается почти две сотки зелёных, - но это, если положить всё, - подчеркнул он.

Если положить в банк всё - не получится купить, новый более мощный металлодетектор, который "просвещает" грунт не на сантиметры, а на метры. Хотелось бы и машину приобрести. Много напридумывали вещей, от одного вида которых "слюнки текут".

Соблазн ходить не на работу, а по бутикам, кружил голову Танюше сильнее креплёного вина. Но в то же время, перспектива мучительных ожиданий дней, когда крохи от имеющегося пирога будут высыпаться из банкомата, её нисколько не радовала и, подобно холодному душу, оказывала отрезвляющее воздействие. Хотелось всего и сразу, но... необходимо было чем-то поступаться. "Если бы денег было в два раза больше, одну часть можно было бы положить на депозит, а другу потратить!"

- А ты не думал, что Пашка мотнётся и заберёт всё? - поинтересовалась Татьяна.

- Когда? - не понял Валера.

- Сегодня ночью, - от неожиданного поворота мыслей она даже привстала на кровати, - приедете завтра, а там пусто. С кого спрашивать? "Я ничего не знаю, - Татьяна исказила лицо и продолжила с хрипотцой в голосе, - наверное, кто-то видел, как мы прятали, или с металлоискателем прошёлся. Я ничего не знаю".

- Пашка такого не сделает, - Валерка тоже приподнялся.

- Скажи, мой милый, - продолжала Танюшка, - где сейчас Зимины, куда они от нас поехали? В гараж? Вызывай такси. Поедем, посмотрим.

Семенец молчал.

Вечер был по-весеннему тёплым. Поставив "Нивку-бурку" в гараж Зимины решили прогуляться. По дороге они обсуждали, как потратить деньги, чтобы они принесли наибольшую пользу. Сумма, которой они располагали, оказалась ничтожной для свободной и беззаботной жизни.

- На неё даже машину приличную не купишь, - удручённо подытоживал Павел, - "Ниву" придётся добивать на поездках, если они приносят такие бабки. Нужно подыскивать другую тачку, желательно новую.

- Машина-машиной, но хотелось бы, и одеться поприличнее, - вздохнула Лена, - столько лет в квартире ремонта не было. Детей бы на отдых отправить.

- Почему только детей? Давайте все вместе куда-нибудь рванём, - Зимин оживился, - хоть в Египет, хоть в круиз по Средиземному морю: на это у нас денег хватит, ещё и останутся.

- Это, Пашуня, прекрасно, но...

- Что "но"?

- Где люди деньги берут? В таких шубах ходят, на таких машинах ездят, в таких домах живут!

- Сегодня утром у нас не было этого антиквариата, и жизнь не казалась серой. Что случилось?

- Ничего не случилось.

Желания до поры до времени скрываются в человеке, будто спят в нём. Но едва появляется возможность их осуществить (это происходит благодаря наличию денег), тайные вожделения вырываются наружу, как вода, прорвавшая плотину. В отношении к деньгам раскрывается человеческая сущность.

"Любить" без денег не сложно. Любовь без денег подразумевает: "Я бедный, что с меня взять. Это не я помогать должен, а мне". А ты попытайся любить с деньгами, когда нужно не роскошное авто себе купить, а отдать соседу на операцию, - Лена посмотрела в сторону, - не только соседу, а первому встречному – человеку, которого никогда не видел и, возможно, уже никогда не увидишь. Вот тогда "возлюби ближнего, как самого себя". Сможешь?

- Не знаю. Скорее всего, нет.

- Денег жалко?

- Любви мало.

- Слушай, Пашка, а тебя не тревожит, что Валерка заберёт свой и твой узелок?

- Как это "заберёт"? Когда?

- Смотри. - Лена прищурилась. - Сегодня ночью или завтра...

- Завтра он на работе, а после работы мы договорились перевезти серебро домой.

- Работа такому делу не помеха. Отпросится на часок. Возьмёт такси или на служебной машине слетает. И всё. "Я нечего не видел. Я ничего не знаю".

- Нет. Валерка на такое не способен.

- А вдруг? Деньги-то не шуточные. Это не сотня до получки.

- Нет. Я в Семенце уверен, как в самом себе.

- А в себе ты уверен?

- В том, что я не поеду забирать чужое?

- В том, что поступишь правильно, а не так, как хочется?

Зимин молчал. Довольно часто приходилось поступать неправильно. Солнце ещё не взошло над горизонтом, как в квартире у Зиминых затрещал телефон.

- Слушаю, - сонно пробормотал в трубку Павел, прищурено глядя на часы. "Только три часа и поспал".

- Всё остается в силе? – интересовался Валера, - В пять двадцать на перекрёстке у шлагбаума.

- Да. Как договаривались.

- Если что - созвонимся.

- Хорошо, - Паша положил трубку.

Точно в назначенное время они встретились в указанном месте. Оделись по-походному: поскромнее. В руках вели велосипеды, за плечами у них горбились рюкзаки.

- Знаешь, Пашка, я ошибся, - Валерка буравил Зимина прищуренным взглядом.

- В смысле, ошибся?

- После того, как вы с Леной уехали, я посмотрел каталог и... - Семенец выдержал паузу, - и установил, что найденные рубли тянут не на шестьсот баксов.

- А на сколько?

- Как ты думаешь?

- Не знаю, - Павел вскинул брови.

Судя по выражению лица приятеля, его не расстроило ночное открытие, а скорее наоборот.

- Семьсот, - предположил Зимин, - может даже – восемьсот.

- Бери выше, - Валерка расцвёл в улыбке.

- Девятьсот?!!

- Выше!!!

- Неужели штука?!!

- Ещё выше!!!

- Валерычь, мне страшно. Сколько?

- Штука двести!!!

- Не может быть?!!

- Может. Жалко, что они у нас все одинаковые: самые дешёвые. Но есть и дороже. Намного дороже!

- Ничего себе!!!

- Я это к чему тебе говорю. Мы нашим бабам сказали одну цену: они рассчитывают на одну сумму, а у нас получается другая. Будем им говорить, сколько наша находка стоит на самом деле?

- Даже не знаю, - Павел вздохнул, - может, сначала поменяем, а потом решим. Опять у меня какое-то нехорошее предчувствие...

- Согласен.

Через тридцать минут они подъехали к знакомой посадке. Завели велосипеды за кусты, прислонили к деревьям, пошли к тайникам. В течение вчерашнего вечера, ночи и сегодняшнего дня дрожь в руках и учащённое биение сердца у Павла мало-помалу прошли. Но едва он достал из рюкзака лопатку, как почувствовал, что всё начинается заново. Пытаясь взять чувства под контроль, убрал ветки, отгрёб остатки прошлогодней листвы и принялся снимать слой земли.

Зазвонил телефон.

- Ленка, я сам тебе перезвоню. Мы только что приехали на место. Всё. Конец связи.

Но не успели Павел и его жена нажать на красные кнопки, как Валерка почти закричал:

- Проклятие! У меня пусто!

- Что там случилось? – раздалось в трубке у Зимина, - что там?

- Я же сказал, что перезвоню потом, - сказал Павел и выключил телефон и ожесточённо заработал лопаткой.

"Кто? Семенец или кто-то другой? А какая разница. В любом случае, шансы увидеть, сумочку для сахара равны нулю. Практически".

- Копаю и чувствую, что-то не то, - Валера изо всех сил ударил о землю лопаткой, будто та была в чём-то виновата. - Грунт – более утрамбованный, а я вчера только слегка присыпал...

"Разница всё-таки есть. Если серебро нашёл посторонний мужик, это досадная, непростительная оплошность. Только и всего. Это не так обидно. Но если это Валеркина работа...?!!"

Заиграл телефон.

"Не сейчас, Ленка, не сейчас", - думал Зимин вгрызаясь в землю.

Семенец подошёл к Павлу, присел возле него на корточки и с нетерпением смотрел за его работой.

- Возможно, ты не докопал, - сказал тот, не отрывая взгляда от углубляющейся ямки.

- Какой там "не докопал". Всего на штык глубина была, а сегодня я на три отгрохал. Целый котлован вырыл. Вот оно - твоё предчувствие.

"Все планы - коту под хвост, - вертелось в голове у Зимина, - Это тебе и новая машина, и Египет, и круиз. Ленка вообще умрёт. Почему не взял домой сразу? Можно было, как следует, спрятать в машине: менты, ни за что бы, ни нашли. Дурак! Какой я только - дурак!"

- Танюха узнает, с ума сойдёт, - Валерка непроизвольно мотал головой, - хоть домой не возвращайся. А мы с ней уже губы пораскатывали. И то купим, и это...

Лопатка Павла упёрлась во что-то мягкое. Он отбросил её в сторону и руками выгреб землю. Показалась знакомая сумка. Он нетерпеливо потянул её наверх: внутри зазвенели монеты. Зимин опустил мешочек рядом с ямкой и развязал его. Петровские рубли!

- Ничего не понимаю! - Валерка встал в полный рост, - А где же мои?

- И я ничего не понимаю, - Павел тоже встал, - получается, какой-то перец бродил здесь с металлоискателем, наткнулся на твой тайник, увидел кучу серебра и шокированный удачной находкой не стал искать дальше?

- Получается так.

- Не дрейфь, старина, - воспрянул духом Зимин, - их у меня сорок четыре: дома пять и здесь должно быть тридцать девять. Пополам делится.

- Да у меня дома тоже пять есть. Осталось...

- Валера, не стоит убиваться: как пришло, так и ушло. Что-то же всё равно осталось. У нас с тобой, какой закон? Всё пополам: и доходы, и расходы. Неужто не поделим сорок девять рублей?

Похоже, эти слова произвели на Семенца успокаивающее воздействие, хотя головой он иногда всё ещё подёргивал.

- Давай посмотрим, что там у тебя не получилось, - Павел поднял лопатку и взял мешочек, - что там у тебя не так.

- Я пока в своём уме и прекрасно помню: на какую глубину закопал.

- Идём.

Они подошли к ямке, вырытой Валеркой.

- Не знаю, в своём ты уме или нет: я не психиатр, - Зимин облегчённо вздохнул, - но провалы в памяти у тебя определённо есть.

- Не понял?

- Куст - этот. Но направление не на это дерево, - Павел провёл лопаткой по воздуху, - а на то. Надо копать здесь, - он указал правым ботинком место, находящееся в метре от ямки.

- Нет, это дерево. Я его прекрасно запомнил. Хотя и то, вроде бы, похоже...

Семенец принялся копать в указанном месте. После нескольких выбросов грунта под лопатой звякнули монеты. Он убрал лишнюю землю, извлёк рубашечный рукав из ямки и широко улыбнулся:

- Спасибо тебе, Пашка!

Лена выслушала подробный рассказ мужа о приключении в посадке и удивлённо смотрела на него:

- И ты бы поделился?!!

- Да, а что тут такого?

- Пашка, ты – ненормальный. А если бы он забрал свою долю сам, перепрятал её? Тебя даже обворовывать не надо: сам отдашь.

- А если бы у него, на самом деле обчистили тайник?

- Но ведь это его тайник, его деньги. Ты-то здесь причём?

- Думаю, если бы пропал мешочек из нашего тайника, Валерка поступил бы также.

- Жди. "Поступил бы".

- Конечно, поделился бы.

- А если у него из квартиры пропадёт его доля, ты тоже будешь делиться?

- Если из квартиры - тогда не буду.

- Разница в чём?

- Объяснить не могу, но чувствую, что разница есть.

- Как ты думаешь, для чего Семенец поделил деньги в лесу, а не дома?

- Трудно сказать.

- Это тебе "трудно сказать", а мне сказать легко. Для того, чтобы иметь свою часть. "Вот тебе твоя и делай с ней, что хочешь." Если не веришь мне, сделай эксперимент: проверь его.

- Как?

- Не знаю. Придумай. Что-то вроде "моя часть пропала".

- Идея! Возможно, и он меня проверял. Этот экзамен я сдал на "отлично", а Валерка... Посмотрим.

- Деньги будем менять не в нашем городе, - с пониманием дела сказал Семенец.

- А где? – поинтересовался Зимин.

- Город должен быть не маленький и не большой; в маленьком - все друг друга знают, а в большом можно потерять всё.

- Что с того, что "друг друга знают"? Отдал монеты, забрал зелёные и "до свидания".

- Где большие деньги, там – и охотники за лёгкой наживой.

- Это большие деньги? Не смеши.

- Представь, - Валерка сделал паузу, - приехали мы с тобой в какой-нибудь райцентр, нашли антиквара, если он там, конечно, есть. Сразу видно, мы – неместные. Видно?

- Видно, - согласился Павел.

- Если мы приезжие, значит все деньги при нас: или в карманах, или в машине. Так?

- Так.

- Из-за одного рубля ездить не будешь. Или будешь?

- Не буду.

- Сколько возьмёшь с собой?

- Штук, - Зимин призадумался, - три, наверное.

- Три Петровских рубля - это три тысячи долларов. У тебя - три штуки, у меня. Итого шесть. Это мало? Это смешно?

- Не очень.

- Ещё смешнее, что они узнают, сколько у нас денег.

- Откуда? - не понял Павел.

- Как это откуда? Они же нам сами их дадут при обмене. За шесть тонн зелени местные "братки" нас просто так не отпустят.

- А мы в разных местах менять будем.

- Какие "разные места" в маленьком городке? Там, говорю тебе, хотя бы "одно место" было.

- Получается, чем больше город, тем больше точек обмена, тем легче не привлечь к себе внимания. В каждой точке будем менять по рублю. "Один единственный. Больше нет".

- В большом городе и за полштуки У.Е. могут голову проломить. В такой ситуации нужен знакомый.

- Он у тебя есть?

- В том-то и дело, что нет.

- Значит, будем заводить. Если обычно: "Постоянным покупателям - скидка!", то в нашем случае, "Постоянным поставщикам - надбавка!" Так?

- Так.

- Осталось решить, когда и куда поедем?

- Думаю, нужно поскорее. Майские праздники - самое удобное время. Хотя... - Валерка задумался.

- Что "хотя"?

- Народу много ездит. С билетами может быть запарка.

- Зачем нам билеты? На "Ниве" поедем.

- На машине нельзя.

- Почему? - Павел отказывался что-либо понимать.

- Если нас вычислят, то остановить машину на трассе - раз плюнуть. Заберут всё. Хорошо, если не убьют.

- За шесть тысяч?

- И за меньше убивают. А тут ещё и условия к тому располагают: лес, тишина, вокруг ни души.

- Поездом так поездом.

- Почему обязательно поездом, можно автобусом, главное, всё время на людях находиться. А на праздники людей больше: нам это на руку, лишь бы билеты были.

- Антиквары на праздники работают?

- Не могу сказать. Думаю, будут. В конце-то концов, что мы теряем? Прошвырнёмся - развеемся.

- Можно ещё продавать по Интернету, - предложил Зимин.

- Можно, но не нужно.

- Почему?

- Ну, договоримся мы с кем-то по Инету о встрече. А кто придёт на неё?

- Покупатель придёт из тени и уйдёт в тень?

- Хорошо, если всё обойдётся. А если под видом покупателя придут бандиты, вывернут наши карманы и уйдут, как ты говоришь, "в тень"?

- Значит - за билетами?

Зимин сидел на лавочке в скверике. Молодая зелень кружила голову удивительными запахами и потрясающими переливами красок. Рядом на клумбе цвели тюльпаны - атрибут майских праздников. По мощёным тротуарной плиткой дорожкам прогуливались люди. Неподалёку играл духовой оркестр.

После трёхчасовой духоты поезда, Павлу казалось, что попал в рай. Он вдыхал ароматы и представлял, какая каторга ожидает его завтра на даче: посадка картошки -дело ответственное.

Десять минут назад Семенец скрылся за дверью антикварной лавки, находившейся метрах в пятидесяти. При нём один единственный Петровский рубль. Остальные лежат в куртке Зимина, который сейчас "инкассатор".

Согласно разработанному ранее плану, Валерка, как более опытный в делах подобного рода, должен первым обойти три магазина, выбранные по Интернету. Вторым, в другие три - предстояло идти Зимину. Билеты на обратную дорогу заранее не брали: проходящих поездов много: на каком-то из них да уедут.

На операцию обмена Петровских денег на американские приятели отводили шесть часов: три - Валере, три - Павлу, по часу на монету.

Внутри было спокойно. Погода, природа и неторопливо идущие люди вселяли в душу мир. А что Семенцу могло угрожать? Быть может, они понапрасну сгущали краски. Зачем кому-то их обманывать, если в антикварных лавках сидят обыкновенные перекупщики, которые и так скупают всё им приносимое за полцены. Один раз кинут клиента - навсегда потеряют. Больше и он, и его знакомые никогда ничего не принесут. На чём этот барыга зарабатывать будет? Все будет хорошо.

Трёх Петровских должно хватить на путёвку в Египет. От круиза, Ленка отказалась, говорит, дорого и что там смотреть - целыми днями вокруг одно море, от тоски взвоешь.

Но это только на путёвку, а ещё с собой не мешало бы денег взять. Нужно было больше брать: штук пять или шесть. Тогда бы точно на всё хватило: и на поездку, и на подарки.

Сегодня первый обмен - пробный вариант. Следует проверить, как работает сам механизм, завести знакомства. До Египта ещё минимум месяц. Дети учебный год закончат. Они с Леной или отпуска возьмут, или уйдут "за свой счёт". Теперь, слава Богу, он у них, кажется, есть.

Не было денег - плохо. Появились - тоже не сладко. Три дня решали, где держать серебро. Дома? Вроде бы на виду, но... квартиры "чистят, аж пиджак заворачивается". Ужасная проблема. Оказалось, что в огромной трёхкомнатной квартире не нашлось укромного местечка, где можно было бы схоронить три десятка серебряников: куда не положи, везде найти могут. Жалко, если пропадут.

Как вариант, закопать, где-нибудь на даче или в гараже, или в подвале, в конце-то концов, но... живи тогда, как на иголках. А вдруг приедешь, а там... как у Валерки в посадке. Кого тогда винить? Нет, пусть уж лучше на виду.

Поменять на доллары или евро и положить в банк? Спокойнее. Но после полосы кризиса многие вкладчики предпочитают держать деньги в банке, только в трёхлитровой. В противном случае, может сложиться ситуация, когда деньги, как мёд у Вини Пуха: они вроде бы и есть, но их сразу же может и не быть.

Нет, банк - это тоже не гарантия. Кто бы подсказал, где она - гарантия?!

К антикварной лавке подъехало такси, из которого вышел пожилой человек с дипломатом. Машина уехала, человек зашёл внутрь.

Зимин посмотрел на часы: прошло двадцать три минуты.

Ещё через десять минут подъехало другое такси, из двери антикварного магазина вышел тот же пожилой человек с дипломатом, сел в него. Иномарка неспешно откатила, а из двери вскоре вышел Семенец.

Он несколько секунд постоял, оглянулся по сторонам и спокойной походкой направился к скверу.

- Неутешительная новость, - недовольно произнёс он, опустившись рядом на лавочку.

- Не взяли?

- Взять-то взяли, да только... - Валерка замолчал.

- Что "только"? Не тяни.

- За шесть сотен по курсу еле сторговался.

- Да, - Павел тяжело вздохнул, - вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

- Будем менять дальше?

- У нас есть выбор?

Семенец покачал головой:

- Не-а.

- Значит, продолжаем действовать согласно плану.

- Подожди. Посидим чуть-чуть. Переведу дух.

- Волновался? - поинтересовался Зимин, представляя, что это ему предстоит ещё пережить.

Тихая охота. фото 5
К антикварной лавке подъехало такси...

- Не сильно, но мандраж был. Знакомый рассказывал, что могут подменить монету, или ещё как-то кинуть. Пока деньги в руки не получил, стрёмно было.

- А что это за дедуля на тачке приезжал?

- Оценщик. В магазине мальчик сидит, который ничего не решает, да и денег таких у него, наверное, нет.

- С тобой оценщик расплачивался или "мальчик"?

- Оценщик. Он же её и забрал.

- Что-то здесь не вяжется, - Зимин бросил беглый взгляд на проходящую рядом парочку, - монету привезли мальчику, а забрал её оценщик. Не настораживает?

- Ничуть. Мне-то, какая разница, кто её купит, лишь бы деньги платили. Обидно, что четыре сотки баксов потерял. Это на одной монете! А на сорока трёх?! Даже страшно считать, на сколько мы влетим!

- А кто тебе сказал, что нужно менять всё сразу и в одном месте. Посмотрим в другом, в третьем, возможно, там больше дадут. Ты хоть здесь контакты установил?

- А как же. Всё, как положено. Визитку дали.

- Отдохнул? Чего зря время терять. У нас ещё пять монет. Глядишь, другие больше дадут.

- Знаешь, Пашка, теперь менять пойдёшь ты.

- Почему? - поинтересовался Зимин, хотя и сам уже начал догадываться.

- Если приедет тот же оценщик, - Валера посмотрел прямо в глаза и улыбнулся, - я же ему сказал, что тот рубль у меня один единственный. Представляешь встречу? Заодно и проверим: повязано у них здесь всё или нет.

- Лады.

Ко второму на маршруте антиквару пошёл Павел.

Парень, лет двадцати пяти, был приёмщиком и оценщиком одновременно. Зимин оказался прав: в другом месте удалось выторговать больше: шестьсот тридцать. А вот Семенец ошибся, ибо такие деньги в магазине были. Парень вынул деньги из ящика стола, дважды старательно пересчитал их и отдал Павлу.

- Мелочь, но приятно, - радовался тот, рассказывая Валерке о более удачной сделке, - как ни как тридцать зелёных на дороге не валяются.

- Ничего себе "мелочь"?!! Разбаловался ты, Георгиевич.

В следующую точку двинулся Семенец. Через пятнадцать минут он вышел светящийся от счастья:

- Шестьсот двадцать пять! Как не торговался, пятишку не добавили.

В остальных "конторах" удавалось выторговывать примерно столько же; где - шестьсот тридцать, где - шестьсот двадцать пять.

- Шестьсот двадцать пять это не шестьсот, - возмущался Валера, когда они входили в здание вокзала, - надо же было на старикана-скупердяя нарваться. Столько потерял!

- А то, что мы тройку с лишним сотен на каждом рубле теряем... Это как?

- Ну, допустим, не теряем, а потеряли.

- Разница в чём?

- В том, что другие монеты мы покуда ещё не сдали. Теперь, мы знаем, где и за сколько реально можно столкнуть наше серебро. Поищем другие каналы, глядишь, что-то да выгорит.

Очереди в кассу почти не было: три человека это не очередь. Ещё больше удивило наличие билетов.

- Мне этого на Египет не хватит, - сетовал Павел, - придётся ещё менять.

- Купе или плацкарт? – спросила кассир.

- Конечно, купе. Только купе. И ничего кроме купе, - у Семенца на лице читалось внутреннее ликование, - разве только СВ.

- СВ нет, - по-деловому коротко ответила девушка, - купе будете брать?

- Решено - купе. Точка. Два места. Сколько с нас?

- Через недельку-другую, придётся ещё раз сюда ехать, если не найдём других точек сбыта, - предположил Павел, прохаживаясь с приятелем по перрону, - этого не хватит. Честно говоря, рассчитывал на штуку с рубля. Знал бы, что так обернётся, больше бы взял.

- Знал бы, прикуп - жил бы в Сочи. А сколько вам на Египет нужно?

- Тур на семью на неделю почти три штуки тянет.

- А мы с Танюхой машину решили купить. Может, на море на ней поедем или просто попутешествуем. Правда, этот пункт ещё под вопросом.

 
Продолжение далее...
 
< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 >
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Актуальные темы
Рафаил Карелин

За что Господь нас терпит?
Рафаил Карелин

читать

Осипов

Ешь, пей, веселись душа моя
Профессор А. И. Осипов

читать

Спешите делать добро

Спешите делать добро
Архиепископ Иоанн (Шаховской)

читать

Что значит быть христианином?

Что значит быть христианином?
Николай Медведенко

читать

Преп. Иустин (Попович)

О духе времени
Преп. Иустин (Попович)

читать

Кураев А. В.

Господь сам приведет?
Кураев А. В.

читать

Кураев А. В.

Покаяние за Царя!
Ерофеева Е. В.

читать

Рекомендуем к чтению

Привяжите себя к Богу
Екатериа Васильева

Без труда не спасешься
Епископ Феофан

Вы молодая. Зачем вам Церковь?
Елена Шевченко

Я мама в кубе!
Дарья Мосунова

Нерожденная Оленька
Ольга Ларькина

Батюшка с чемоданчиком
Протоиерей Артемий Владимиров

Живите с Богом
Виктор Лихачев

Еще успеем
Протоиерей Николай Булгаков

Знамения Смутного времени
Алексей Любомудров

Западные влияния
Владимир Русак

Монах
Сергей Безбабный

Живу на святой земле. Капернаум
Елена Черкашина

«Будет шторм...»
Пророчества и предсказания о грядущих судьбах России

Явления из загробного мира
Проф. Знаменский Г.А. (США)

Авторские книги

Щтзвуки вечности обложка

Отзвуки вечности
Кира Бородулина

Впаутине обложка

В паутине
Кира Бородулина

Тихая охота обожка

Тихая охота
Сергей Шевченко

Валерий Медведев

Рында
Валерий Медведев

Дикарь обложка

Дикарь
Елена Черкашина