Авторские книги
Тихая охота. Сергей Шевченко

Данная книга целиком принадлежит автору. Копирование и использование, в каком
либо виде без согласия автора - строго запрещается. Все авторские права защищены.

 

< стр. 12 >
 

В подземном переходе сидело четверо нищих: два мужчины и две женщины. Не каждый из редких прохожих бросал в подставленные одноразовые стаканчики мелочь. Люди спешили по делам. Не до бомжей сейчас. Самим бы кто подал. Даже если бы в переходе было не четыре, а четыреста человек, Павел всё равно узнал бы Полину даже не по указанным приметам, а по глазам, которых он ни разу в жизни не видел. Зимин подошёл к ней, опустился на корточки:

- Полина... Поликарповна? - для порядка спросил он.

- Да, - тихо ответила она, не очень удивившись, будто ожидала этот вопрос.

- У меня для вас письмо, - Павел вынул конверт.

- От кого?

- От Якова.

- От Якова?!! Он жив?

Зимин не знал что сказать, поэтому молча утвердительно кивнул в ответ, а потом тихо добавил:

- Для вас... Да.

Полина осторожно извлекла из конверта листок, а из кармана кофты - очки. Увидев знакомый почерк, несколько раз машинально поправила торчавшие из-под шапочки седые пряди волос.

"Какой же красивой была она в те далёкие пятидесятые, - думал Павел, - если даже сейчас... Время не смогло стереть с лица привлекательность, оказалось бессильным сеткой морщин заштриховать его прекрасные черты". Её глаза бегали по строчкам. По щекам скатывались слёзы. Руки дрожали.

Зимин не хотел мешать. Он поднялся и отошёл в сторону, к стоящему рядом товарищу. Павел не знал, что делать дальше. Полчаса тому назад всё казалось простым и увлекательным. Думал, посидят с бабушкой за столом, накрытым скатертью с бахромой, под массивным абажуром, передадут письмо. Погоняют чаи. Поговорят о том, о сём. И всё. Что теперь делать?

Полина Поликарповна закончила читать. Слёзы по-прежнему катились по щекам, она растирала их ладонями.

- А как Яков узнал, что я здесь?

- Полина Поликарповна, - Павел подошёл к ней и помог приподняться, - меня зовут Павел, а это мой друг Валера. Сейчас вы поедите с нами, по дороге мы вам всё объясним, - и после тяжёлого вздоха еле слышно добавил, - если сами в чём-то разберёмся.

Помогая женщине собрать со ступенек её нехитрые пожитки, Зимин бросил беглый взгляд на Семенца. Тот перехватил этот взгляд, удивлённо вскинул брови, отрицательно покачал головой и тяжело вздохнул. Они начали подниматься по лестнице, как вдруг Яровая остановилась:

- Куда мы поедем? К Якову?

- Пока нет. Поживёте у нас, а к Якову Федотовичу чуть позже.

- У меня в доме кое-какие вещи остались, надо забрать.

- Хорошо, что напомнили. Документы у вас какие-нибудь есть?

- Какие документы?

- Паспорт или пенсионное.

- Нет. Никаких документов у меня вообще нет.

- Полина Поликарповна, пускай ваши вещи остаются там... в доме. Всё необходимое мы вам купим.

- Правда?!

Яровая посмотрела Павлу в глаза таким доверчивым детским взглядом, который не возможно было выдержать. Зимин отвернулся.

Старушку усадили на переднее сиденье, рядом с водителем, поскольку там меньше укачивало. Это место, которое она, видимо, считала почётным, ей очень понравилось. Пока ехали по городу, Яровая с интересом смотрела на проезжающие мимо машины, и снующих по тротуарам прохожих.

- Паша, куда мы едем? В Сосновку? - спросила Полина Поликарповна, едва последний дом остался позади.

- В Сосновку пока рановато, поживёте в гостях.

- Ленка очень обрадуется, - тихо, чтобы не услышала старушка, проронил с заднего сиденья Валера.

Но слух у Яровой оказался хороший и она мгновенно отреагировала:

- Паша, Лена это ваша жена.

- Да, жена.

- А дети у вас есть?

- Двое: сын и дочь.

- Большие?

- Не взрослые, но и не маленькие. Средние.

- А квартира есть?

- Имеется.

- Своя?

- Слава Богу, своя.

- А комнат сколько?

- Три.

- Павел, зачем вы это делаете? Я не хочу, чтобы из-за меня у вас были неприятности.

- Постараемся обойтись без неприятностей. Всё будет хорошо, - сказал Зимин, заметив в зеркале удивлённое лицо товарища.

- Кому понравится, когда чужих в дом привозят. Сейчас и своим-то не очень рады, - задумчиво произнесла Яровая.

- Знаю одного человека, который будет вам сердечно рад, невзирая на то, своя вы или "чужая".

Павел достал мобильный и послал вызов.

- Здравствуй, мать! Гостей ждёшь? Знаю, что всегда рада. Встречай. Через полчасика подъедем.

Дни пошли на поправку, но основательной прибавки ещё не было заметно: темнело по-прежнему рано.

- С матерью это ты хорошо придумал, - восхищался Валера, когда машина тронулась от ворот. В раскрытой калитке стояли две женские фигуры, помахивая руками вслед, - я Поликарповну после баньки не узнал: румяная, во всём чистом, лет на десять помолодела.

- Знаешь, Валерыч, - Павел включил дальний свет, как только машина выбралась с просёлка на трассу, - там, возле подъезда, я осудил тех старушек. Подумал, она прожила с вами столько лет, наверное, также сидела рядом на скамейке, а случилась беда, и вы дружно отвернулись от человека. Неужели не нашлось ни одной одинокой соседки, которая смогла бы приютить Поликарповну? Вдвоём и жить веселее... А они только в подвал её пускают, да ещё "всем домом подкармливают".

- Спасибо и за это, - понимающе произнёс Семенец.

- Согласен. Не будь даже такой помощи, не известно, как бы всё сложилось. Хорошо, настоящих морозов ещё не было.

Кто нам говорит, сколько замёрзло бездомных: за день, за неделю, за месяц, за зиму? Даже если и говорят: "Замёрзло столько-то", какое нам до них дело? Главное, не я замёрз. Кто из слушающих такую печальную статистику задумывается, что это может коснуться лично его?

- Может, кто и задумывается, да что в том толку? Что это изменит?

- Там, в переходе, когда увидел её глаза, - продолжал Павел, - неожиданно понял, что я такой же, как и те старушки, которых осудил. Легче всего сказать: "Вдвоём жить веселее". А ты возьми и попробуй. Попытайся хоть что-то изменить, хотя бы для одного единственного человека.

- Ты же её не домой привёз.

- Твоя правда. В данном случае я ничем не жертвую, даже наоборот...

- В смысле "наоборот"?

- Увидел Поликарповну, вспомнил мать. Живут две одинокие женщины. У матери есть дети, внуки, а у неё никого. Понимаешь, никого. Пока внуки были маленькими, матери веселее было: нянчилась с ними. А теперь и она, как Поликарповна - одна. Целыми днями одна одинёшенька. Заедем на часок, чайку попить, и нет нас. Благо дело хоть дом со всеми удобствами, тепло, сухо. Это не в подвале с мышами да крысами теплотрассу делить. А одиночеством они сходны.

- Вот я и решил совместить приятное с полезным: и матери веселее, и Поликарповне угол.

- Мать у тебя моложе выглядит.

- Она и есть моложе, с сорок второго.

- В таком возрасте двенадцать лет не разница. Подружатся.

- Подумал тогда, в переходе, надо Поликарповне Сосновку организовать, - продолжал Зимин, - наверное, тянет к родному очагу. Решил, смотаюсь к бабе Мане, узнаю, может, захочет какая-нибудь одинокая бабушка по старой памяти принять постоялицу. И вдруг, как ушат холодной воды на голову: мы уедем, а она в свой подвал... Не получилось уехать. Не смог.

***

- Здравствуйте, Марк Семёнович, это Павел Зимин. Да, тот самый. С вашей помощью нашли мы Полину Поликарповну. Жива. Здорова. Несколько лет жила у сестры. Сестра умерла. Яровую выбросили на улицу. Документов нет. Она пока у моей матери в деревне живёт. У меня к вам вот какое дело. Помнится, вы мне предлагали деньги за папки. Да. Отказался. Но Полина Поликарповна - прямая наследница. Если возможно, выделите ей какой-нибудь гонорар или процент от гонорара. Ей вообще не на что жить. Мать, конечно же, поделится с ней пенсией... Я кое-чем помочь смогу. Но у вас-то возможности иного уровня. И последнее. По большому счёту, если бы не было её, Полины, то, скорее всего, не было тех папок.

Вспоминайте нас, ушедших. Хоть иногда вспоминайте. Так же, как и вы, мы радовались жизни. Так же, как вы, мы любили и были любимы.

Наши матери долго смотрели нам в след, провожая в дальний путь. Не чувствуя ног, они бросались навстречу, когда мы возвращались обратно. Наши отцы передавали нам мудрость предыдущих поколений. Вспоминайте нас.

У нас тоже были праздники. Наши девушки надевали лучшие платья, а ребята – белые рубахи. У нас тоже накрывались праздничные столы, и мы собирались за ними с нашими друзьями. Мы тоже пели песни и радовались гостям. Вспоминайте нас.

Наши женщины тоже клали свои нежные руки на надёжные плечи наших мужчин. А мужчины подхватывали женщин на свои крепкие руки. Наши соловьи тоже пели нам до рассвета. Вспоминайте нас.

Мы тоже радовались первому слову и первому шагу наших детей. Их удачи были нашими удачами. Их счастье воздавалось нам сторицей. Вспоминайте нас.

Мы тоже восторгались рассветами и закатами, первым снегом и звёздным небом. Мы тоже умели видеть неповторимость первой зелени и глубину небесной лазури.

Вспоминайте нас. Хоть иногда вспоминайте нас.

***

- Хорошее это дело - дача, - сказал Валерка, переворачивая шашлык, - а Пасха на даче - лучший отдых. Тут тебе - тишина, тут тебе - покой.

- Знаешь, Валерыч, до дачи, а точнее до понимания её сути, дорасти нужно, - ответил Павел, проходя мимо со стульями, которые выносил из дома, - это сейчас тишина и покой, а через недельку тут начнётся такое..., некогда будет и на небо посмотреть.

- Если бы так всё плохо было, не гонялся бы народ за дачами: в радиусе двадцати километров вокруг города скупили всё, что можно.

Тихая охота. Фото 8

- Значит, начали дорастать, - к разговору присоединилась Танюшка, которая крошила зелень для салата на столе под яблоней.

- Кто работы не боится, тот и дорос, - пояснила Лена, перемешивая окрошку. - Нужно майонеза немного добавить,- сказала она, попробовав с кончика ложки.

- Девчата, не холодно будет? - Павел остановился возле стола, держа в руках стулья, - может, в дом переберёмся, печку затопим?

- Давайте на улице, - в один голос затрещали "девчата", - эти дома за зиму так надоели, что просто слов нет. Оденемся теплее.

- От мангала тепло идёт, - поддержал женщин Валера.

- Как хотите, моё дело предложить, - Зимин опустил стулья на траву и принялся расставлять их.

Когда всё было готово, Лена, как хозяйка, пригласила всех к столу, в центре которого возвышались настоящая сырная Пасха и огромный кулич - главная трапеза праздника.

После традиционного приветствия "Христос воскрес!", которое произнёс Павел, остальные дружно ответили: "Воистину, воскрес!", и праздничный обед по случаю Светлого Христового Воскресения, Пасхи начался.

- Как обстоят дела в Сосновке? – поинтересовался Семенец.

- Благодаря Захарову, дело сдвинулось с мёртвой точки, - начал рассказ Зимин. - Ты же знаешь, после моего звонка он, как говорится, засучил рукава. Сразу видно, настоящий бизнесмен.

В течение той недели, что мы только собирались ехать искать Полину Поликарповну, Марк Семёнович проработал привезенные рукописи: папку со стихами отдал в издательство редактору, и подключил к работе над рассказами трёх сценаристов. Поскольку дело оказалось стоящим, в смысле прибыльным, Захаров взялся за Сосновку. Он прислал человека, я сопровождал его, был за гида. Так вот. Этот человек руководит Сосновской частью проекта. А запланировали они там сделать очень много. Первое, собираются восстановить дом Ярового. Поначалу хотели евроокна поставить и всё такое, а потом планы изменились. Теперь решили отреставрировать дом, сохранив его первозданный вид. Понимаете? Материалы современные, а вид ещё тот.

Я сам сперва не понимал, зачем им это нужно. Но, пообщавшись с представителем Захарова, уловил идею. Они намереваются завязать в один узел, фильмы, книги и Сосновку. Как? Очень просто.

Одновременно идёт работа над книгами и фильмами, так сказать, раскручивается новое имя. Выйдет фильм, в титрах которого будет указано "по мотивам рассказа Якова Ярового". Если понравится человеку кино, ему тут же книгу предложат, дескать, кинокартина по одному рассказу, а в сборнике их вот сколько. Если зритель окажется ещё и читателем, то и книгу купит. Заинтересуется автором, купит ещё и сборник стихов, при условии, что поэзией увлекается. А это всё деньги.

- Разве нет других способов поиска материала?

- Конечно же, имеются. Например, литературный конкурс. Из нескольких сотен, а то и тысяч произведений, думаю, можно выбрать нужное количество. Правда, имена разные. Но это не беда. Вероятно, разработаны технологии по сведению различных имён воедино: скупка авторских прав, "литературное рабство", воровство, в конце концов. Но зачем создавать виртуального "творца", когда существует реальный? Тем более, человек умер. Как известно, после смерти автора, его произведения возрастают в цене.

Ради чего, скажите мне, идти против течения: выполнять колоссальную работу, если всё уже сделано? Мы ему, фигурально выражаясь, на блюдечке принесли всё готовое. Марк Семёнович чувствует, что материала предостаточно. Фильмов при нынешних возможностях можно наснимать столько... Поэтому и планы у него внушительные.

Насколько я понимаю, это будут сериалы иного типа. В чём их суть? Если в обычных сериалах одни герои попадают в разные ситуации, то здесь, во главу угла будет поставлен автор. "По мотивам..." Причём, чем более разноплановые у него вещи, тем интереснее будут фильмы. Это как многогранность бриллианта.

Экранизация классиков это особый род киноискусства. Классика читана перечитана. У каждого читателя свой стереотип восприятия, своё представление, своё воображение. Прочитал человек, к примеру, рассказ Чехова, представил одно, а в фильме ему другое, не совпадающее с его представлением показывают. Вот и не понравился фильм.

Здесь же, наоборот: к книге через фильм. Но Захаров пошёл дальше. Если ему удастся "раскрутить" имя Ярового, то под это дело уже и Сосновка готовится. А именно. Мне сказали, что ведутся переговоры с некоторыми турфирмами о включении "малой родины автора" в местные маршруты. Что-то типа: "Фильм такой-то смотрели? Книгу такую-то читали? Хотите увидеть, как жил человек, который всё это придумал? Пожалуйста! Кстати, можно пообщаться с его женой. Она может поделиться своими воспоминаниями". Если люди будут приезжать, то им нужно место для отдыха и питания. Нужно выстроить всю инфраструктуру. Благо дело, что места здесь прекрасные, природа чудная. Есть где развернуться.

- Смотришь, Поликарповна получит должность директора музея, - подсказал Валерка.

- Или заведующей гостиницей, - пошутила Лена.

- Касательно Поликарповны. Марк Семёнович ей какую-то уже пенсию назначил: не то лично от себя, не то от какого-то фонда, точно не знаю, но деньги она получает. Паспорт уже сделали, заканчивают оформлять документы на обычную пенсию.

А что касается Наполеоновских планов Захарова... Честно говоря, не думаю, что всё так далеко зайдёт, - продолжал Павел, - скорее всего люди будут приезжать отдыхать. Но отдыхать некоторые хотят культурно: совмещать приятное с полезным. Обратите внимание, что на первом месте стоит "приятное", и уж потом "полезное". Такова наша сущность. Вот на это "приятное" и работает наш меценат. Даже если с раскруткой Ярового у Марка Семёновича ничего не получится, то в прекрасном, живописном месте у него останется развлекательный комплекс. В любом случае он ничего не теряет. Не знаю, может, я ошибаюсь. Зимин умолк.

- Как Полина Поликарповна к этому относится? – спросила Татьяна.

- Как я и предполагал, они с матерью подружились. Два раза возил их в Сосновку. Первый - через неделю после "великого переселения народов", а второй - совсем недавно, показал, видоизменения. Там сейчас стройка века. С одной стороны, её тянет туда. Скорее, не в саму деревню, а в жизнь, с ней связанную. С другой не хочет на старости лет одна оставаться, мать мою с собой зовёт.

- Почему "одной", там ведь тоже люди живут, такие же старушки, - не согласилась Лена, - наверное, помнят её.

- Мне кажется, боится она, - задумался Павел, - боится остаться наедине с прошлым: вину перед Яковом чувствует. Думает, не простил он её. Наверное, всю жизнь так думала, потому и не возвращалась. И никакие письма, никакие признания чувство вины заглушить не могут. Как с таким сердцем оставаться одной в доме, из которого однажды ушла? Не знаю.

"Хотел сделать бомбу. Ядерную. Получился салат. Ладно. Если уж салат, то непременно – оливье.

А нет – винегрет".

Никогда в течение долгих десятилетий после ухода из Сосновки Полина не видела Якова: ни наяву, ни во снах. Фотографии она порвала на мелкие кусочки, которые сожгла.

Вначале видеть не хотела. После хотела, но не могла, гордость не позволяла. После возникло чувство вины, которое настолько сильно прижилось в душе, что, казалось, по-другому уже и быть не может. И чем дальше текло время, тем сильнее щемило сердце: "Не простит, ни за что не простит".

В первую же ночь после переселения в отремонтированный дом ей явился Яков. Он стоял в белой рубахе посреди комнаты молодой, улыбающийся. Вокруг него было светло и тепло.

- Встречай гостя, - сказал он, распростёрши руки.

- Яша, - она смотрела на него и не верила глазам своим, - какой же ты гость? Ты - хозяин.

- Тогда, встречай хозяина.

 

 

Уважаемый Читатель!

Вы можете поделиться своими впечатлениями от прочтения "ТИХОЙ ОХОТЫ", задать вопросы, высказать замечания или предложения по адресу: s.shevchenko2010@mail.ru

 
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Актуальные темы
Рафаил Карелин

За что Господь нас терпит?
Рафаил Карелин

читать

Осипов

Ешь, пей, веселись душа моя
Профессор А. И. Осипов

читать

Спешите делать добро

Спешите делать добро
Архиепископ Иоанн (Шаховской)

читать

Что значит быть христианином?

Что значит быть христианином?
Николай Медведенко

читать

Преп. Иустин (Попович)

О духе времени
Преп. Иустин (Попович)

читать

Кураев А. В.

Господь сам приведет?
Кураев А. В.

читать

Кураев А. В.

Покаяние за Царя!
Ерофеева Е. В.

читать

Рекомендуем к чтению

Привяжите себя к Богу
Екатериа Васильева

Без труда не спасешься
Епископ Феофан

Вы молодая. Зачем вам Церковь?
Елена Шевченко

Я мама в кубе!
Дарья Мосунова

Нерожденная Оленька
Ольга Ларькина

Батюшка с чемоданчиком
Протоиерей Артемий Владимиров

Живите с Богом
Виктор Лихачев

Еще успеем
Протоиерей Николай Булгаков

Знамения Смутного времени
Алексей Любомудров

Западные влияния
Владимир Русак

Монах
Сергей Безбабный

Живу на святой земле. Капернаум
Елена Черкашина

«Будет шторм...»
Пророчества и предсказания о грядущих судьбах России

Явления из загробного мира
Проф. Знаменский Г.А. (США)

Авторские книги

Щтзвуки вечности обложка

Отзвуки вечности
Кира Бородулина

Впаутине обложка

В паутине
Кира Бородулина

Тихая охота обожка

Тихая охота
Сергей Шевченко

Валерий Медведев

Рында
Валерий Медведев

Дикарь обложка

Дикарь
Елена Черкашина