Авторские книги
Рында. Валерий Медведев

Данная книга целиком принадлежит автору. Копирование и использование, в каком
либо виде без согласия автора - строго запрещается. Все авторские права защищены.

 

 

< 3 >

 
 

Рында сочувственно:

Прости, Никитушка, не знал,
Ведь столько не видались.

Никита, немного успокаиваясь:

Да, столько лет прошло,
А, кажется, вчера расстались.
Однако, полно, старина,
Я рад - с тобой не растерялись.

Рында серьезно и с волнением:

Я с главного начну,
Вина теперь не пью.
Теперь иной я стал,
Я мир достаточно узнал.

Закончилась война,
Солдаты возвращались с плена.
А их, а их - в другие лагеря...
Такие, брат, такие брат, дела...

Никита с тяжелым вздохом:

Да знаю, повидал и я
Страданий и людского горя,
Но что поделаешь - война...

Рында с болью в сердце, запальчиво:

Нет! Так нельзя, Никита!
Война – войной!
Но человек – солдат!
И он же свой!..
А тут – конвой!

Никита задумчиво и серьезно:

Да! Друг! Ты много изменился,
И рад в тебе я переменам.

Рында тяжело:
Нам столько горя принесла
Та ненавистная война.
Ты видишь сам - кругом разруха,
Но поражает сила духа...

Всё вынес наш народ,
И вынести еще горазд...
Вопрос не праздный -
Ради чего горазды?

Никита спокойно и убежденно:

Вопрос твой сложен,
Но и ответ возможен.
Страданья не напрасно
Принял наш народ.
Чрез них нам понемногу
Идти дорогой к Богу.
Путь сложный, не простой,
Но велика награда,
Ведь в Боге нам отрада.

Рында немного успокоившись, задумчиво:

Никита, был ли счастлив ты,
Когда на колокольне с высоты
Твой голос раздавался?

Никита страстно и убежденно:

Поверь! Как счастлив был?!
Я понял лишь теперь.
В служенье Богу - жизнь я вижу.
Разговорились, рады встречи,
И вот под вечер
Никите друг открылся.

Рында с волнением:

Твои родители,
Ведь были правы
Тут я молился.

Никита, перебивая друга:

Как?!
Пришел ты к Богу?!

Рында с ещё большим волнением:

Я пережил так много,
Ты не суди уж строго.
Ушел от жизни суеты
Молюсь я, как и ты.
Свой путь я начал с покаянья,
Ведь покаяние - испытание,
Оголяется нерв души.
Покаяние - всепрощение
Нам Господь посылает в тиши.
Теперь молюсь я так:

Ты прости нас, Господь, прости,
Мы еще украдкой крестимся,
И совсем неумело молимся.
Ты прости нас Господь, прости.

Ты прости нас, Господь, прости,
Что  приходим в Храм
Лишь в минуты горести.
Ты прости нас, Господь, прости.

Ты прости нас, Господь, прости,
Что мы стали нехристи,
Что мы были нехристи.
Ты прости нас, Господь, прости.

Ты прости нас, Господь, прости,
Что отринули благодать твою,
Что блуждали мы не в твоем краю.
Ты прости нас, Господь, прости.

Ты прости нас, Господь, прости,
Что порушили Храмы многие.
Потому теперь и убогие,
Пожинаем плоды неверия,
Бездуховности, лицемерия.
Ты прости нас, Господь, прости.

Никита рассудительно и неторопливо:

Приятна мне молитва эта,
Всё верно в ней:
Прощенья просишь,
Бога не гневишь,
А главное - ты сердцем говоришь.

Никита, гротескно изображая Ленина, страстно продолжает:

Всё оттого, что, слушая его,
Мы растоптали смирение,
Волю отдав в полон.
Вот и пришло - души разрушение.
И все это сделал он -
Бес, сатана или дьявол,
Как там его зовут?
Нас на колени поставил,
Но дни прозренья грядут.

Рында убежденно:

Ты прав, Никита.
Ведь тянутся руки к свету,
Сердце стремится к добру.
Нас призовут к ответу
За бездуховность и черствость.
За не желанье помочь -
Все Там припомнят
В нашу последнюю ночь.

Как бы жизнь, ни была убога,
Как бы жизнь ни была скверна.
Мы получим прощенье у Бога,
Все получим его сполна.
За грехи, прегрешенья и святость
Всё получим мы - в боль или в радость.

Никита, развивая мысль Рынды:

Лишь Господь нас удержит над бездной,
Лишь Господь все нам может простить.
Не теряй, друг, надежды
И пока нам открыты вежды,
Будем праведно жить – Богу верно служить.
Ведь только Вера, Святая Вера
Дает Надежду Любви без меры -
ЕГО Любви.

Так мирно шла беседа,
Друзья о многом говорили,
Но как всегда,
Не во время их разлучили.
Звонок, ещё звонок
И в разны стороны поплыли.

Сцена II. Последний рейс Никиты

Прощание с капитаном

Последний рейс корабля. Капитанская рубка. Уже немолодой капитан в глубокой задумчивости стоит на капитанском мостике.

Затем подходит к висящему корабельному колоколу, разговаривает с ним как с живым. Они грустно смотрят на проплывающий мимо берег. Рейс продолжается.

В это время на экране соответствующие кинозарисовки с обязательным показом и остановкой кадра с восстанавливающимися храмами.

Голос церковный -  вначале грустный, затем переходит в радостный трезвон.

 

Ведущий:

Никита с болью наблюдал.
Приходят Храмы в запустенье.
Вот колокольня обветшала,
Почти разрушен храм,
Казалось, всё пропало там...

Матрос наш капитаном стал,
Никиту не матросил.
На пенсию уйдя, его не бросил,
А передал его он сыну капитану.
И продолжали так они
Ходить по волжской, по воде.

Церковь Николая Чудотворца
Церковь Николая Чудотворца,
разрушенная большевиками в Сенной Губе
 

Время быстро пролетело,
Пролетело – прозвенело.
И капитан наш молодой
Уже не молод, с бородой.

К Никите подойдя,
Сказал немного грустно:
- Ну, что? Дружище-старина,
На пенсию пора.

Списали теплоход, меня – на берег,
Я знаю, друг, отца ты уберег.
Хочу тебе признаться,
С тобою трудно мне расстаться.

Последний рейс,
Последний взгляд,
Никита ничему не рад.
Он больше не увидит колокольни.

Но к храму подплывая,
Невольно вскрикнул:
- Мама дорогая!
В лесах был храм, и купола сияли!

Затеплилась надежда
Радости лучом.
Служить, как прежде,
Он будет в храме том.

Наш колокол сияет,
Надежды луч горит.
Никита точно знает -
Он скоро зазвонит.

И капитан приметил перемены те:
- Служить тебе опять на высоте.

Церковь Собора Пресвятой Богородицы
Церковь Собора Пресвятой Богородицы
(Рождественская, Строгановская)

Сцена III. Возвращение Никиты в семью

Встреча с Рындой. Диалоги друзей

Церковь Собора Пресвятой Богородицы (Рождественская, Строгановская), колокольня, вся семья колоколов в сборе. Старший брат Никиты, с трудом узнавая, с радостью встречает только что пришедшего Рынду. Тут же капитан приводит Никиту на колокольню, и в суматохе радостной встречи, незаметно покидает сцену.

Голос церковный - трезвон продолжается, постепенно переходит в спокойный мерный звон. Затем при чтении молитв звон должен соответствовать молитвам, действуя умиротворяюще на слушателей-зрителей.

При окончании всего действа, достигая кульминации, церковный голос звучит и осеняет прихожан - зрителей «звучащим» крестом движущегося одновременно вертикально и горизонтально объёмного звучания.

 

Ведущий:

Никита присмотрелся,
От счастья обомлел.
Он всю семью родную
На звоннице узрел.
И даже рядом Рында
Целехонек висел.

Никита:

- Здравствуйте, здравствуйте -
Всем радостно сказал.
А я уж и не думал,
Не ждал и не гадал,
Что всех увижу сразу.
Увижу, обниму...
И он смахнул украдкой
Невольную слезу.
Родителей вот жалко,
Не дожили они...

Никита радостно:

Братья! Сестры!  Семья моя!
Как жили вы? Как жили без меня?

Старший брат спокойно:

Как жил? -
Пожарным я служил.

Никита утвердительно:

Так значит на пожаре -
Твой голос слышал я.
Ты, верно, был в ударе,
Гудела аж земля!

Старшая сестра с достоинством:

А вот меня
Не мог ты слышать, -
В музее я жила.

Младший братик с грустью:

Моя судьба иная -
Старушка дорогая
Набожна была,
И на чердак с опаской
Меня перенесла.
Все эти годы там
Слонялся по углам.

Затем с радостью продолжает:

Спасибо внучке и жучке!
Меня они нашли!
И в храм на праздник,
Здесь как-то принесли.

Младшая сестренка радостно:

Возможно, слышал ты о том,
Служила я звонком.

Никита с радостью, обнимая сестрёнку:

Да! Точно, помню я!
Однажды слышал,
Школу проплывая.

Старший брат радостно – вопросительно:

Братишка наш, Никита,
Романтик и бродяга!
Ну что, по Свету наскитался?
По Миру побродил? Без Родины ветрил.
Почти ведь век болтался,
Как жил? Где был? Что видел?
Ты расскажи нам, расскажи?

Никита спокойно и серьезно:

Рассказов хватит мне на годы,
Хлебнул, хлебнул, друзья, «свободы».
В своих скитаниях, друзья,
То, безусловно, понял я.
И в том лишь жизнь я вижу,
Что нет на свете для меня -
Служенья Богу выше.

Старший брат с интересом:

Ещё вопрос, Никита.
Здесь Рында объявился,
Он, как-то изменился?

Никита доброжелательно:

Встречались мы не раз,
Ты знаешь, дружим с детства...
Ответ мой прост и ясен.
Был Рында наш прохвост,
Теперь - прекрасен.
Однако, что я, он и сам,
Всё о себе расскажет нам.

Никита сердечно обращаясь к Рынде:

А ты молчишь, что,
Друг мой, Рында?

Рында смиренно:

Ты видишь сам, Никита,
Как жизнь сложилась.
Что не бывает в бренной? -
Я колокол церковный.

Никита с похвалой:

Я вижу, рад безмерно.
Ты колокол отменный!

Рында серьезно:

А помнишь, как-то я сказал:
Христос твой отменяется,
Свобода начинается.

Никита горестно с ностальгией:

Конечно, помню, помню я.
Какие были годы,
Как жаждали свободы.
И как не правы были,
Что Бога мы забыли.

Рында спокойно:

Прошло немало лет и много изменилось,
Я много понял, осознал.
Да и народ другой уж стал,
Немало ведь ему открылось.

Я долго думал и страдал,
Тернист был путь мой к Богу.
Но все ж осилил я дорогу
И в Боге радость я познал.

Я вас прошу немного,
Вы не судите строго.
Я вроде не дурак,
Теперь молюсь я так.

 
 
Читать далее: 1 2 3 4
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Актуальные темы
Рафаил Карелин

За что Господь нас терпит?
Рафаил Карелин

читать

Осипов

Ешь, пей, веселись душа моя
Профессор А. И. Осипов

читать

Спешите делать добро

Спешите делать добро
Архиепископ Иоанн (Шаховской)

читать

Что значит быть христианином?

Что значит быть христианином?
Николай Медведенко

читать

Преп. Иустин (Попович)

О духе времени
Преп. Иустин (Попович)

читать

Кураев А. В.

Господь сам приведет?
Кураев А. В.

читать

Кураев А. В.

Покаяние за Царя!
Ерофеева Е. В.

читать

Рекомендуем к чтению

Привяжите себя к Богу
Екатериа Васильева

Без труда не спасешься
Епископ Феофан

Вы молодая. Зачем вам Церковь?
Елена Шевченко

Я мама в кубе!
Дарья Мосунова

Нерожденная Оленька
Ольга Ларькина

Батюшка с чемоданчиком
Протоиерей Артемий Владимиров

Живите с Богом
Виктор Лихачев

Еще успеем
Протоиерей Николай Булгаков

Знамения Смутного времени
Алексей Любомудров

Западные влияния
Владимир Русак

Монах
Сергей Безбабный

Живу на святой земле. Капернаум
Елена Черкашина

«Будет шторм...»
Пророчества и предсказания о грядущих судьбах России

Явления из загробного мира
Проф. Знаменский Г.А. (США)

Авторские книги

Щтзвуки вечности обложка

Отзвуки вечности
Кира Бородулина

Впаутине обложка

В паутине
Кира Бородулина

Тихая охота обожка

Тихая охота
Сергей Шевченко

Валерий Медведев

Рында
Валерий Медведев

Дикарь обложка

Дикарь
Елена Черкашина