Авторские книги
Отзвуки вечности. Кира Бородулина

Данная книга целиком принадлежит автору. Копирование и использование, в каком
либо виде без согласия автора - строго запрещается. Все авторские права защищены.

 

Отзвуки вечности

 
Обложка книги. Отзывы вечности

Аня - современная девушка, не помышляющая о смысле жизни или карьерном росте. Творческое хобби сводит ее с Мартой, которая знакомит со слепым звонарем Матвеем. Постепенно Анна проникается их верой, а влюбленность в звонаря вскрывает старые раны. Оказывается, путь к Богу мог начаться гораздо раньше...

 

Пробник

 
 

Кто требует вместо пиликанья - музыки, вместо удовольствия - радости, вместо баловства - настоящей страсти, для того этот славный наш мир - не родина.

Герман Гессе, «Степной волк»

Слайд первый

Все идет своим чередом. Отступая, замирая на миг, оглядываясь назад, затаив дыханье, а порой смело глядя вперед, я продолжаю путь. Не знаю, куда и зачем, но не хочу задавать себе лишних вопросов. С таким же успехом можно спросить, зачем под ноги падают золотые листья или зачем моросит мелкий дождь. Ответ очень прост, но никто его не даст. Я иду дорогой, которой не прошел бы никто другой. Как сказал мой друг, по своей дороге можно пройти только в одиночестве, а если встречаешь другого человека - кому-то из вас придется остановиться, долго ждать, или вовсе упасть с натянутого над пропастью каната.
Началась эта история таким непримечательным днем, что я с трудом вспомнила его, когда собралась все записать. Наверное, сначала стоит рассказать, кто, собственно, такая я. Зовут меня Анной, и мне немногим больше двадцати, по образованию я математик-физик-информатик (последнее могло принести больше дохода, если бы я лучше училась). Живу с родителями и старшим братом, но комната у меня, слава Богу, отдельная. Работаю в техподдержке, отвечаю на звонки людей, у которых разладились отношения с компьютерами. В свободное время проектирую сайты и играю на гитаре. Люблю читать научную фантастику и биографии замечательных людей - особенно музыкантов. Понимаю, что в наши дни все кому не лень увлекаются фотографией, фотошопом и прочей ерундой такого плана, но неожиданно она захватила и меня. Просто возникла в голове картинка оформленного сайта, захотелось сделать что-то свое, оригинальное. Сложив излишки нескольких зарплат, я купила неплохой цифровик. И пошла в парк - гулять и фоткать осень.
Люблю ее золотую красоту - агонию годичного одиночества и светлой грусти. Чувство угасания, подготовку к чему-то совсем не веселому, запах мокрой листвы и серость улиц. Люблю ее, когда золото исчезает, и остается лишь серость: асфальта, неба, дождя, одежды. Осенью грусть как будто выходит из наших душ и бродит где-то поблизости, а мы встречаем ее каждый день и тихо улыбаемся. Зыркая в объектив и щелкая затвором раз в две минуты, я задумалась, как передать такие ощущения на фотографии. Если бы я умела рисовать - проблем никаких, но как быть, если в природе уже все нарисовано, а у тебя в руках «Никон» и в душе смута? Отшлепав пару десятков кадров, я села на лавку и стала просматривать снятое. Ну красиво, ну листва на асфальте, буйство красок, одинокие лавки, пустые аллеи... подобных фоток на Яндексе пруд пруди. Что, собственно, нового и интересного я получила? Для нескольких разделов сайта я планировала разные серии фоток: например, просто осень - одинокие парки, пустые улицы и т.п., затем дождливый осенний день, скорее всего, тоже безлюдный, или изображающий суетливый город, пестрящий зонтами и желтыми маршрутками. Потом что-нибудь романтичное, с людьми (где их искать - ума не приложу). И наконец, последнюю стадию осени - голую, серую, холодную. Мне эта идея пришлась по душе, и я даже представила, в каких разделах сайта поместить фон и картинки, какие-то намеки на символику наклюнулись - короче, я была в творческом полете. До поры до времени, как всегда. С музыкой то же самое - придумаешь красивое соло, а потом не знаешь, куда его девать и что с ним делать. А если вдруг сообразишь, что невольно у кого-то свистнула мелодическую линию (даже если не можешь вспомнить, у кого именно) - просто кошмар. Самые бездарные вечера в жизни проходят в таких мучениях.
Я быстро шла по проспекту, заткнув уши музыкой, под которую медленно идти невозможно. Я устала и взмокла, но все равно не могла сбавить темп. Прохожие все время налетали на меня, а я на них. Мне все отчаянно не нравилось: и рюкзак на плече, и запутанные волосы, и сопли проводов, и штанина, застревающая в кроссовке. Короче, кризис.
Злая и нервная ввалилась домой. Родители на работе, зато братец у себя. Из его комнаты доносились жуткие звуки. Ясно, человек играет в очередную муть и врубает звук на полную.
- Чем считать себя героем, лучше бы помог мне с идеями, - зайдя в его захламленную берлогу, пробурчала я.
- Хм... сайт... - он сосредоточено щелкал мышью, - честно говоря, вообще не понимаю, зачем ты этим занимаешься. Сам по себе сайт - не велико художество, главное - идея. Тебе никто этот сайт не заказывал?
- Разумеется, нет.
- Ну, в чем его идея, о чем он?
- Не знаю. Пока у меня только картинка в голове крутится с осенними пейзажами, но идеи нет.
- Тогда это напоминает потуги графомана хоть что написать, - ухмыльнулся мой прямолинейный родственник, - а потом перечитывает это и говорит - нытье. Куча красивых описаний, масса деталей, но к чему...
- Да, ты мне очень помог, - вздохнула я.
- Ты бы лучше чайку поставила, чем злиться, - рассмеялся он, - а я пока посмотрю твои картинки, - он протянул руку за фотиком. Помедлив секунду, я оставила ему «Никанора» и пошла на кухню.
Стас появился несколько минут спустя, держа фотоаппарат в левой руке так небрежно, что у меня сердце кровью облилось.
- Красиво, конечно, а если обработать чуток - вообще загляденье. Но ничего необычного, увы.
Он вернул мне камеру и сел за стол.
- Вот и я о том же. А что делать, чтоб необычно было?
- Ну, во-первых, отбрось пока идею сайта и собери осеннюю коллекцию фотографий. Разные проявления осени, как ты и хотела...
Я кивнула, в душе удивляясь, что он это помнит.
- Во-вторых, отточи мастерство - к фотику надо приглядеться, сработаться с ним что ли, - он взъерошил свои длинные космы, которые не мешало подровнять.
Я налила нам чай и села рядом с братом.
- А в-третьих, найди модель. Индивидуальность нужна, а если пейзажно ее пока не хватает, хотя это вопрос времени и мастерства, то индивид добавит. На то он и индивид...
- А ты не такой балбес, каким кажешься! - обрадовалась я.
- Ох, спасибо! Я польщен! - он сгреб меня в охапку правой рукой, а левой растрепал и мою шевелюру, которую, наверное, тоже стоит подровнять.
- Советы дельные даешь, только все не так просто, - вырвавшись из его цепких лап, пропищала я, - где ее найти и кого вообще... кто сюда подходит?
- Девушка-осень! - Стас расплылся в мечтательной улыбке. - Рыжая или блондинка. Только не крашеная, умоляю тебя! - улыбка превратилась в гримасу. - Тогда индивидуальность точно не грозит. Стройная, можно выше среднего роста...
- Ну, понятно, ты свой идеал красоты и на мои фотки лепишь! - взбрыкнула я.
- Вовсе нет. Я просто описываю, как именно я представляю леди-осень, если вам угодно... как возможный ценитель твоего творчества.
- Что ж... благодарю. Тогда, да здравствует социальная сеть!
Нет, я не сорвалась с места и не кинулась к компьютеру набивать объявление. Я спокойно выпила чай, поболтала с братом еще о чем-то, потом пошла к себе, скинула фотки на комп и рассмотрела их получше. Возможно, Стас прав - не хватает личности, хотя изначально решила отснять только пейзажи. Почему собственно это должна быть девушка? Подумав пару секунд, я и сама пришла к выводу, что парня на таких фотках не представляю. В крайнем случае - влюбленную пару. Открыв текстовый документ, я напечатала следующее: «Начинающий фотограф ищет стройную, высокую и желательно светловолосую модель для пейзажной съемки. Супервнешность не требуется - достаточно природной симпатичности». Разумеется, несколько раз я переписывала, посчитав такое объявление глупым, но в итоге ничего умнее не придумала и разместила в одной из групп «Вконтакте».
Признаться, я думала, откликнется гораздо меньше девушек: узнав, что я не парень и за фотосъемку не плачу, да и ездить ко мне многим неудобно. Однако пришлось выбирать из пяти. На следующий день я въедливо просматривала страницы Ксении, Светланы, Марты, Ольги и Кати. Фотки там были, внешность в целом подходила описанию, только Катя оказалась крашеной блондинкой, и я отвергла ее сразу. Оля отвратила своей обычностью: куча приложений, как будто человек убивает время в сети, фоток двести в разных ракурсах, в основном паршивого качества, снятых на телефон, но с восторженными комментариями «какая ты красавица!» и с ответами в стиле «мур!» или «чмок!». Нет, с таким человеком я вряд ли сработаюсь - она сразу потребует качественного портфолио и будет строить глазки в объектив. Ничего общего с осенней романтичностью и отрешенностью. Ксюша написала, что много работает и едва ли найдет время - разве что по выходным. У меня график более гибкий и выходные приходятся, как правило, на будни (не люблю толкаться дома с родителями). Но в целом, проблема решаема, было бы желание. Я посмотрела Ксюшины фотки - их было не так много и в основном они, так сказать, событийные: на море, в лесу, на пикнике, с друзьями, на работе. Девушка симпатичная и взгляд осмысленный. Света предложила пофоткать ее с парнем - на меня свалилась влюбленная пара. Страница Марты была закрыта, но сообщение отправить можно. Она написала, что очень любит осень и будет рада помочь в съемке совершенно безвозмездно, но во второй половине дня, что меня вполне устраивало. Я набилась к ней в друзья, и она меня добавила. Фоток на ее странице оказалось мало, но они довольно интересно оформлены, что во многих случаях отвлекало внимание от неблестящего качества. Марта редко улыбалась, и отрешенности хоть отбавляй. Рост и фигуру оценить не пришлось, в основном на снимках только лицо. Выражение его порой казалось излишне суровым и жестким. Комментариев под фотографиями почти нет. Но некоторые откоментила я - появились мысли по поводу экспрессии и обработки. Еще мне нравилось, что Марта выглядит разнообразно, и это обусловлено не радикальной сменой имиджа, а выбранным ракурсом, светом, выражением лица.
В тот же вечер после работы мы с Ксюшей встретились на автобусной остановке, и я сделала несколько пробных кадров. Она была в элегантном черном пальто, в высоких лаковых сапогах на шпильке и с небольшой бордовой сумкой на плече. Прямые русые волосы уложены в замысловатую и очень красивую прическу. Макияж умелый и аккуратный, только уставшее лицо немного портит картину. Впрочем, настоящее совершенство должно быть несовершенным. Глупо звучит, но это так - иначе в нем нет жизни. Оценив фотки дома и, конечно же, показав их Стасу, я осталась довольна: есть шанс проветрить Ксению в выходные. Братец поцокал языком и, насвистывая, удалился к себе. Он, якобы против карьеристок, работающих женщин вообще, но и красоту оценить не дурак.
На следующее утро встретились в парке со Светой и Димой. Они оказались очень красивой парой: оба в джинсах, спортивных куртках, ни толстые, ни худые, ни высокие, ни мелкие, ни блондины, ни брюнеты, но хорошо смотрятся вместе. По отдельности я бы на них внимания не обратила. Ребята оказались дружелюбными, веселыми, открытыми, фотки получились крайне радужными. Но для целой серии романтичных фоток несколько однообразно - хотелось бы немного грусти, контрастов, надрыва, напряжения... осень как-никак! Но мы остались довольны друг другом. Я пообещала прислать Свете фотки по электронной почте и получила разрешение «дергать» парочку когда угодно.
На вторую половину дня запланирована встреча с Мартой.

Слайд второй

Она пришла раньше меня, и я узнала ее сразу. В черной куртке с капюшоном, в черных джинсах, заправленных в сапоги - тоже черные, с высокой шнуровкой. Сумки при ней нет, зато есть внушительные наушники, немного стягивающие пышные золотистые волосы длиной до плеч. Она носит очки, и к этому я была готова - на некоторых фотках она их не снимала. Я подошла к ней вплотную и дотронулась до ее плеча, справедливо полагая, что она не услышит, если окликну. Марта сняла наушники и улыбнулась.
- Я рада, что ты сама меня нашла, - призналась она, - какое-то время рассматривала людей, но не заметила никого похожего на тебя, хотя могла и не разглядеть.
- Наверное, я немного опоздала, - предположила я.
- Нет, ты вовремя. Это я приехала раньше. Не люблю, когда меня ждут.
Я мысленно отметила галочкой сие достоинство, и мы пошли осматривать парк в поисках наиболее удачного для съемки места.
- Я специально вырядилась в черное, чтобы не сливаться с листвой, - сказала Марта, - другие осенние шмотки у меня как на подбор бежевые или охристые.
- Правильно сделала, - ответила я, - будешь выделяться.
- А слишком мрачно не получится? - засомневалась она.
- Не должно. Все-таки волосы у тебя не темные. Теперь надо поколдовать, чтобы они не слились с листвой.
Марта выше меня и в черном казалась тоньше. Выбрав декорацию, я попросила модель отойти вверх по аллее. Она повесила на меня свои наушники и спросила, снять ли очки.
- Пока не надо, для начала сделаем просто фигуру.
- Если что скажи, они легко поместятся в карман, и видно их не будет.
- Их и так почти не видно, - ответила я, - оправа тонкая, тебе идет.
Благодарности не последовало. Марта молча отошла куда я ее просила. Она просто шла, а я фотографировала. Ее движения казались немного скованными или слишком продуманными. Я изо всех сил пыталась поймать естественность, но результата пока не видела - посмотрю позже, дома. Когда она шла мне навстречу, ее лицо казалось напряженным и суровым, на него словно тень наползла и не оставила даже следа той приветливой улыбки, которую я увидела в первую минуту встречи. Надо ее раскачать еще раз так улыбнуться. Или сразу подбегать к ней с фотоаппаратом вместо приветствия? Я побаловалась с фоном, сделала пару фоток с большим зумом, пару крупных планов (наверняка она даже не представляет, насколько эта машина может все приблизить, и сколько спокойствия дарит модели и фотографу). Когда Марта подошла ко мне вплотную, я закрыла объектив.
- А вообще, надень свои ухи, в них что-то есть, - попросила я.
Марта надела наушники, и я сделала еще пару снимков.
- Не смотрела еще, как получилось? Если слишком мрачно, куртку можно расстегнуть, у меня ярко-оранжевый свитер и сливаться не будет.
- Отлично! Давай! - такая продуманность радовала. Ничего не приходится объяснять.
Фоткала я битый час, пока не села батарейка. Марта немного раскрепостилась, видимо, привыкнув к фотоглазу, и, похоже, не устала.
- В шесть мне надо на работу, - сказала я, - но надеюсь, будет время фотки скинуть и отредактировать немного, если это нужно. Прислать тебе сразу?
- По возможности, хотелось бы. Но не напрягайся, как получится.
- Еще пару раз не откажешься?
- Конечно, нет! Мне понравилось.
Марта надела наушники, а я зашагала на остановку.
Приехав на работу и включив компьютер, я пошла за кофе и шоколадкой. Интернет перекрыт, ибо я еще не большая шишка, но остальные важные функции компа наличествуют. Пока не посыпались звонки абонентов, я скинула фотки в комп и стала их придирчиво разглядывать. А вообще, неплохо! Черная тонкая фигура резко выделялась на золотом фоне, не перетягивала на себя внимание и удачно дополняла пейзаж. Не думала, что такое возможно - пейзаж всегда существует без человека, а стоит ему появиться - красота становится лишь фоном. Но Марта словно вплелась в тени деревьев и подчеркивала золото листвы. Фотки в наушниках получились живыми и задумчивыми, а в вязанном широком свитере - яркими и жизнерадостными. Своей работой я тоже осталась довольна - стоит, правда, побороться с засветами на руках и лице, с излишней желтизной фона в некоторых случаях, но это мелочи.
Приехав домой в одиннадцать, я полночи проторчала на странице Марты: у нее оказалось так много видеозаписей, которые захотелось посмотреть и среди них подозрительно много клавишных подборок и фортепианных интерпретаций известных музыкальных тем. В графе «интересы» значилось: музыка литература, иностранные языки, а в «деятельности» - живу. Ни слова о работе, много любопытных аудиозаписей - обилие металла меня не удивило, дурак дурака видит издалека. На душе потеплело. Окинув мысленным взором трудовые будни, я обнаружила выходной через три дня, о чем и написала Марте. Ее уже не было в сети, дожидаться ответа я не стала и легла спать.

Слайд третий

Федя участвует в конкурсе «Во мне поет сама Россия», который проводится в моем институте. В час дня в актовом зале.
Легла спать в шесть утра, оставив качаться «Штирлица» в цвете, полседьмого выключила комп, а в 7:45 позвонил Федя и спросил, нет ли у меня камеры или хорошего фотика - выступление заснять, у мальчика нет концертного видео. Для него существует только он и больше никто. Вот от таких и надо выключать мобильник! Я просто боялась проспать - порой будильник не звонит при выключенном телефоне. Но после этого звонка озверела - просплю, так просплю. Знаем мы эти конкурсы!
Однако не проспала.
Разумеется, опоздала, но и Федор не отличился пунктуальностью. Что я здесь делаю? Думала, накатит ностальгия, ведь я провела тут пять лет жизни, причем, наверное, лучших (хотя я против такого словосочетания - откуда я знаю, какие годы жизни окажутся лучшими?) А считать этот бред лучшими годами только потому, что была молода и придурковата, по-моему, неверно. Вместо ностальгии мне стало так неуютно и противно, что захотелось уйти поскорее. Никого из преподов я, к счастью, не встретила, а студентов не знаю. Бегают девочки в обтягивающих штанишках и туфлях на каблуках - все такие одинаковые! Парней мало, как и раньше. И тот же серый унылый интерьер. Только зеркала в фойе стали больше - видимо, их полностью поменяли.
Когда я только вошла, меня чуть не понесло в лектории, потому что забыла, где актовый зал! А когда нашла - не поверила, что это он. И здесь мне вручали диплом?! В этом самом зале? А почему он такой маленький, куцый, убогий? Был же большим и торжественным!
Федя явился с какой-то мадам - может, мама, а может, так сказать, художественный руководитель... в общем, в летах. Я мило поздоровалась и, похоже, понравилась ей. Вероятно, она подумала, что я Федина подружка. Какое отвратительное ощущение - чувствовать себя прихвостнем великого таланта! Готовьтесь, теперь будете часто ездить на гастроли, - пропела она, - с Федей. Разумеется! Если его гастроли не совпадут с моими.
Федор нашел, чем меня занять: снимать его выступление. Слава Богу, он выступал четвертым. Я успела все заснять и не слишком при этом нервничать. Бедный мальчик! Как, наверное, тоскливо петь перед почти пустым залом! Он в белом свитере и черных брюках, но дабы остаться верным себе и металлу, нанизал на запястья скобяные изделия. Его загадочная спутница долго искала расческу перед выступлением, чтобы окультурить своего подопечного, но я сомневаюсь, что он бы позволил. Ни капли не волновался: вышел на сцену королем, спел и ушел, сказав «спасибо» - немного пафосно, но все-таки поблагодарил публику, в отличие от предшественников. Остальные пели патриотические песни, которые в силу возраста, не понимали и не чувствовали. Федя исполнял «арийскую» «Дай руку мне», которую отлично понял и прочувствовал. Такой напор, такая мощь! Глоток свежего воздуха в тошнотворном официозе. Он неплохо поет: голос поставленный, низкий, глубокий, хотя не слишком выразительный. Еще не обрел свою манеру и на кого-то ровняется, но это пройдет.
Разумеется, он спросил о впечатлениях, подсев ко мне и забрав телефон с первым концертным видео.
- Все хорошо,- сказала я.
- А в конце, как думаешь, предпоследняя нота была удачной?
- Я никакой лажи не услышала, не волнуйся, - еле сдерживая смех, ответила я, - все отлично. Мне пора бежать.
Я пришла домой сонная и унылая. Наверное, весь прикол ностальгии в дележке ею с кем-то понимающим, а мне пришлось наслаждаться одной. Передоз. Включаю комп и лезу в интернет. Марты нет - она появляется после шести, а то и к ночи. Зато Ксюша здесь. Жаль, она экономист, это чуждые мне люди почти во всем, кроме математики. Я не почувствовала желания грузить ее своими ностальгиями и не была уверена, что она поймет и воспримет излияния отставного музыканта на счет продвинутой молодежи, так что просто спросила, не согласится ли она уделить мне часок в субботу. Согласилась, чему я искренне порадовалась. Проект сайта уже оформляется в воображении, и это здорово.
Пискнув домофоном и громыхая дверьми, в квартиру ввалился мой родственник.
- Ты уже дома? - удивился он, приглаживая всклокоченные волосы. - Я думал, эти песнопения надолго затянутся!
- Он выступал четвертым, - буркнула я, - сразу после я ушла. Остальное не внушает доверия.
- И как мальчик? - Стас швырнул рюкзак в свою комнату прямо из коридора.
- Лучше всех. Остальные пели малиновые звоны и песни красноармейцев.
- Фиии! Я этого не слышу! Хотя, чего от них ждать? Чаю хошь?
- Да, - я рада отделаться от компа и поболтать с живым и в меру нормальным человеком.
- Но если он был хорош - почему такая кислая? - Стас включил чайник и потянулся за кружками. - Радуйся за младшего товарища.
- Вряд ли за него кто-то еще порадуется. Так, бисер перед свиньями, больно смотреть. Да и вообще, старой себя чувствую.
- О да, двадцать три - это клиника! Как я еще жив?
- Может, в твоем возрасте и я воспряну. Видела его в мае последний раз - и та же тоска. Не тягучая и не опустошающая, нет мысли, что зря потратила время, но как будто с чувством выполненного долга.
- И что тогда было? - Стас отхлебнул чай с таким звуком, что меня передернуло. Заметив это, он развел руками, - ты вечно кипятишь, иначе такой горячий пить невозможно.
- Мне возможно, - хмыкнула я.
- У тебя все рецепторы сгорели, ты не чувствуешь!
- Спасибо, радость моя. Ладно, ничего особенного тогда не было. Мы пошли в кофейню. У Феди, как я и подозревала, денег нет, он обошелся горячим шоколадом, на который еле наскреб. Я отдала ему карту скидок, так он еще и возмутился - не буду, говорит, за твой счет. Объяснила, что это не кредитка - согласился. Говорили в основном о музыке, больше не о чем.
Я чувствую себя жутко древней, да еще и с не таким интеллектуалом, как всякие Димки в его возрасте. Через два месяца мне исполнится двадцать четыре! А этот мальчик бредит идеей создания группы, выпуска альбома - пишет отличную музыку, причем даже в примитивных прогах получается довольно живо. Думает, что кто-то издаст, кто-то купит диски, хочет наляпать логотип на нашивку...
- Боже мой, когда я могла так мечтать!
- Ну, ты ранняя пташка, а я и позже мечтал, - хохотнул Стас, который свою мечту осуществил, а я донашиваю за ним гитары.
- С текстами он нашел оптимальное решение: пишет двоюродный брат. Прямо таки сквозит влияние Мавра, если не открытый плагиат, но не так примитивно, как у Феди. Я слушаю, с комментариями, а уж тем более смешками не лезу - пусть мечтает, надеется, а когда придет время - сам все поймет. Я здесь не за тем, чтобы открывать ему глаза. Мы вполне можем быть приятелями, и я могу выслушать, а может, и поддержать.
Посидев в кафешке, мы пошли гулять по магазинам, не собираясь ничего покупать. Остановились в бизнес-центре, чтобы послушать музыку на моем плеере. Федька сказал, что не может в спешке ничего воспринять, и я его понимаю, но хочется многим поделиться, хотя ему это не надо. Я в девятнадцать лет вообще не считала блэк музыкой, а Димка обвинял меня в предвзятости. Он был прав - в моей душе еще не было созвучных струн. А теперь появились. И очень интересно искать красоту. В мелодичной и гладкой музыке ничего выискивать не надо, любой услышит, а в реве и грохоте - настоящий вызов!
Потом Федя пытался достать меня летом, приглашал загорать в Центральный парк. Под палящим солнцем да еще на виду всего города - это не для меня, но сразу не сообразила, обещала перезвонить. Мы со Стасом и его друзьями как раз были на речке, а потом шли домой через лес, продираясь сквозь крапиву и рой комаров. На дворе чемпионат мира по футболу, и Стас очень торопился. Пришли ко второму тайму. Хочу чаю! Ноги натерла. Тут Федя сам позвонил. Начал разговор с обиженного «ты мне обещала». Разумеется, я бы перезвонила или отписалась, но я только ввалилась домой и очень устала. Мы прошли километров восемь. Федор зовет позагорать, но я ответила, что вряд ли встану, ибо устала и нечего делать в городе в такую жару. Повисло оскорбленное молчание, и мне стало неловко - он тратит деньги, хоть бы что-нибудь сказал! Однако объясняться и извиняться я не считаю нужным - я ему ничего не должна, не ахти какие мы друзья и вообще, идти с ним куда-то я не обещала. Но он нашел, чем меня загрузить: разумеется, творчеством! А что ты думаешь об этом, а как мне тут поступить, а что мне делать? Парил минут двадцать проектом сайта своей будущей группы, вплоть до расписывания, каким цветом будут оформлены ссылки и контакты! Я успела выпить чай, толком не насладившись, и пойти смотреть футбол, который Федя терпеть не может. Не понимаю, как можно быть парнем и не интересоваться футболом?! Остатки уважения к нему окончательно растаяли.

Слайд четвертый

Суббота. Встаю в 12:20, чтоб прийти в себя. Вышла из дома позже, чем следовало, поэтому, видимо, опять опоздаю. На улице минус два - думала, надену куртку, а приходится носить опостылевшее зимнее пальто. Ксюша приехала раньше и замерзла, ожидая меня. Теперь придется фотошопить ее красный нос. Когда ж я научусь выходить заранее и точно рассчитывать время?!
Извинившись за опоздание, я сразу преступила к съемке, не решаясь отнимать время у серьезной дамы. Это с Мартой можно поболтать, а с ней я чувствую какую-то дистанцию. Или дело в том, что я в душе раздолбайка, а она цивильная и нормальная? В короткой серой куртке с меховым капюшоном, в узких синих джинсах и простеньких ботинках - совсем непохожа на Ксюшу из первой встречи. Она выглядела отдохнувшей, бодрой и свежей, часто улыбалась, но все же, от нее веяло холодком. Видимо, эта девушка из тех, которые в двадцать два перестают мечтать, и радуют родителей стабильной скучной жизнью, хорошей работой, серьезностью и определенностью.
Ксюша чувствовала себя перед камерой намного увереннее, чем Марта. Она без труда приклеивала на лицо улыбку, изображала эмоции, которых, возможно, не чувствовала. Мне хотелось естественности, а вместо нее я получила обаяние и даже красоту.
Притащилась домой вся разбитая. Никуда сегодня не надо, можно поиграть, почитать, посидеть в надоевшем инете. Нашла в ящике сообщение от очередного добровольца на съемки. Идут нескончаемым потоком, даже бесплатно готовы позировать! Не ожидала. Полезла изучать страницу. Боже мой, как смешно и грустно! Фотки до ужаса однообразные, снятые на вытянутой руке. Друзей куча, и все коментят - ах, какая красавица, какая няшечка (ненавижу этот контактно-анимешный жаргон!), вся в коже, контраст лица и волос очень красивый (засвет от вспышки) и все в таком роде. Красавица на это смущенно отвечает бесконечными спасибами или «муррр» и «мяу». Мне она сначала показалась симпатичной, а теперь, насмотревшись на море снимков, один скучнее другого, вижу, что в целом симпатичность есть, но немного. Нет, мы явно не поладим. Я вернулась в свой ящик и написала ответ - извини, мол, фотоссесия уже закончилась.
Увидела Марту онлайн. Она сама написала - спросила, не желаю ли прогуляться, не обязательно с фотоаппаратом. Я ответила утвердительно - встречу ее в парке и пофоткаю, а потом можно зайти ко мне - посмотреть гитары, наработки сайта и выпить по рюмочке чая.
Марта пришла, конечно же, вовремя, а я, как всегда, опоздала. Почему-то меня нисколько не удивило, что она захотела со мной встретиться. Я бы не поняла подобной инициативы от Ксюши или Светы, но Марта вызывала у меня больший интерес, и я чувствовала, что у нас могут сложиться хорошие дружеские отношения. Интересных людей в моей теперешней жизни немного - брат и некоторые его друзья, подруга, с которой видимся довольно редко, на работе кое-кто, но это общение близким не назовешь. С Федором и так все ясно.

* * *

- Хорошо у тебя, - расположившись в кресле, сказала Марта.
Я включила комп, намереваясь показать ей наработки сайта. Никого из моих дома не было, можно выпить чаю на кухне. Марте пришлось ждать меня в парке, и она наверняка замерзла - день промозглый и холодный.
- А что это будет за сайт? - спросила она.
- Пока не знаю, - настраиваясь на дальнейшие вопросы и удивления, ответила я, - просто сайт ради сайта.
- Вообще, немного странно...
- Понимаю.
- Я думала, твой сайт посвящен осени. Фотки вроде осенние делаешь...
- Хм... а как это - посвящен осени? - не поняла я.
- Да просто. Есть сайт, посвященный грусти - там и фильмы, и книги, и блоги, и картинки, и стихи, и рассказы - главное, чтоб все было грустным. Воспевают и разбираются в многогранном чувстве.
- Вот именно, что чувство, а не время года, да и действительно многогранное. А осень что?
- Чуть менее многогранное, но все же - фотки, стихи и рассказы вполне могут быть осенними, а это уже немало. Осенняя музыка, фильмы, те же блоги...
- Про осень?
- Про ее восприятие, воспоминания, состояния... я поражаюсь! Элементарные вещи надо объяснять?
Я опять хмыкнула и задумалась. Занятная девчонка! Может идея не так уж и глупа?
- И где я это все возьму?
- Музыки море - ее загрузят будущие блогеры, кому какая об осени напоминает. Или собственную выкладывай - и творчеством поделишься заодно. А фотки можно не только в оформлении использовать, но целые галереи создать. Мне иногда хочется на осенние картинки попялиться. Приходится рыться в Яндексе, чтоб там и дождь был, и город, и непременно золотые листья, а может быть, парки... короче, все можно рассортировать и каждый найдет то, что именно ему или ей нужно.
- Думаешь, кому-то будет интересно? - засомневалась я.
- Судя по тысячам страниц того же Яндекса - многим.
Марта выросла из кресла и подплыла к столу, когда фотки загрузились.
- Очень красиво, - сказала она, - только подборка безыдейная, не обижайся.
- Я знаю, но пока это всего лишь оформление, а если не знаешь, что оформляешь, какая идея? понимаю, хорошо бы с нее начать, - поспешила добавить я, опасаясь, что Марта пустится развивать эту тему, - но пока в голове пусто. Я подумаю над твоим осенним проектом, - это я сказала больше ради ее спокойствия.
- Дело твое, - она пожала плечами, - сама не знаю, почему мне такая идея в голову пришла, но, по-моему, такого раньше никто не делал.
Последняя фраза умело прошлась по струнам моего тщеславия, и я уже начала давать волю воображению: вот было бы здорово создать такое, чего раньше не делал никто! А вдруг и правда кому-то понравится и даже понадобится?
- Ладно. Пойдем пока чаю попьем, а то вдруг кто-нибудь ввалится.
- Тоже любишь быть одна? - засмеялась моя гостья.
- Это так редко бывает! Братец почти все время дома торчит - делает переводы, тексты какие-то пишет - короче, вся работа в сети и за компом. Хоть на репетиции бы ходил почаще, балбес...
На кухне спал наш черный кот Кефир. Они с Мартой поладили. Он продолжил спать у нее на коленях и даже не предпринял попытки бегства. Я поставила чайник, откопала печенье и железобетонные пряники (и почему никто заранее не позаботился об ассортименте?!). Слава Богу, Марта выудила из рюкзака рулет, не потревожив своими движениями мирно дрыхнущего кота.
Зазвонил телефон. Увидев Федин номер, я не стала отвечать - он работает в МТС и может болтать сколько угодно, его счет пополняется средствами абонентов. Временами он привязчив, и мне скучно с ним. Он классный музыкант, но вот как личность... не чувствую в нем стержня, вдумчивости, желания развиваться не только музыкально, но как-то еще. Его восприятие музыки интересно, и подход к ее созданию основателен, потому что он, если можно так выразиться, изначально музыкант. А Димка был изначально поэтом, к музыке у него тернистый путь. Невозможно объять все сразу. Федина личность мне малопонятна, и не слишком увлекает. Он ко мне тянется потому, что у него нет друзей. А еще, он надеется заполучить в моем лице текстовика! Говорит, не пишешь ли в стиле киберпанк, про машины и гибель планеты? Меня, как искушенного глотателя фантастики, от этого уже воротит. А для Феди - новое, шокирующее!
- Да кого шокировать-то? - прыснула Марта. - Народ до того циничен, что хоть душу в лоскуты разорви - пройдут мимо и не поморщатся. И побуждения твои воспримут как детсад. А кто не воспринял бы - тех и побуждать не надо, они уже до всего дошли, у них есть хорошая музыка. Знаешь, я порой думаю, появился бы в моей жизни человек на пять лет старше, с богатой фонотекой, какими-то знаниями в музыке и литре, думающий и способный чем-то поделиться - с руками бы оторвала и училась! Приходилось все самой доставать, переписывать, и кругослух был до омерзения ограниченным...
- Да уж, - я невольно улыбнулась, вспоминая свои пятнадцать лет, хотя мне больше повезло - у меня есть старший брат, - но мы были другими. Мы еще застали время, когда музыку доставали, а не скачивали из сети, когда выход альбома любимой группы был праздником, когда у магазина собирались разодетые рокеры и металлисты, а прослушивание пластинки было интеллектуальным удовольствием сродни чтению хорошей книги или просмотру заковыристого фильма... а не бездумным ритуалом вроде чистки зубов. Что-то потерялось, безвозвратно исчезло...
- Согласна, - отозвалась Марта, - что с трудом достается - больше ценится. А сейчас количество новинок затмевает качество восприятия. Если ты про новое поколение сокрушаешься - им и не нужны проводники и ценители - они сами все найдут и скачают.
- Вот Федор и считает, что сам все знает и во всем прав. Я тактично молчу и не гружу его критикой - всему свое время. Как правило, народ сам до всего доходил, и отношения сохранялись. Но я устала. Какие по сути отношения? Кому нужна моя тактичность? У меня мало друзей, и вряд ли будет больше. Отношения не складывается, а те, ради которых я старалась не быть занудой - не оценили. Небось, еще и подумали, что я пустышка.
- Не забивай себе голову, - Марта медленно встала, разминая руки и наклоняясь в стороны, - не отвергай его, пытайся общаться по мере сил, а то нехорошо получится... Все изменилось не только потому, что мы качаем музыку, и не поем после концертов, расходимся по норам, словно в театр приходили. Буквально пять-семь лет назад было не так! Это я к тому, что надо стараться хоть какие-то нити в руках держать, напоминать себе самим, что должно быть иначе.
Мы ходили в разных направлениях, молча, думая о своем, но именно сейчас вернулось это ощущение единства - почти детское, давно забытое, наивное! Мы так привыкли к непробиваемой стене одиночества, окружающей каждого из нас, оторванности от всех и всего, обособленности, которую, увы, не сами выстраивали. Порой обидно осознавать себя детьми своего времени, этого мира, покоряться его изменчивости, его негласным законам... когда тебя буквально заставляют поверить, что близкий человек - это так же реально, как мир во всем мире.
- Знаешь, все-таки здорово, что ты меня нашла! - сказала я Марте.
- А я думала, ты меня, - она улыбнулась, остановив молчаливое шествие по кухне, - мне несвойственно искать кого-то, лучше сказать, Господь привел.

Слайд пятый

Марта живет в другом конце города, на Богом забытой улице, где не встретилось ни души. Дорога изобиловала ямами и выбоинами. Много частных домов и собачий лай из-за каждого забора. Города с его машинной суетой вообще не слышно. Пока я шла, даже усомнилась в правильности пути, но адрес нашла довольно быстро.
Ее комната показалась не слишком просторной, но уютной. Синтезатор накрыт неопределенного цвета палантином, на колонке музыкального центра небольшое круглое зеркало и пара баночек с кремом. Плакаты над кроватью, комп на письменном столе. Никаких растений и мягких игрушек. Много икон и книг. На полке над столом - книги по английскому, французскому и немецкому, сумки и банки с дисками и концертная фотография «Дайри оф дримс» отличного качества.
Когда мы закончили чаепитие, перебрались обратно в комнату, Марта стала играть на пианино, а я - читать заметки ее виртуальной подруги, коих было штук сорок. Музыка произвела на меня более сильное впечатление, чем я позволила себе высказать. Возникло желание послушать ее не фоном, а спокойно и вдумчиво, вжиться в образы. Что я и сделала, пялясь в монитор и ничего там не видя. Музыка так проста и светла, что казалась кристально чистой и летящей.
- Ты играешь на чистых нотах? - спросила я, слегка опасаясь, что она не поймет, и придется объяснять.
- Почти всегда. Некоторые чужие песни на бемольных аккордах, но почему-то сама такого не могу сочинить. Не смешиваю краски.
- Это слышно.
Так мог бы играть десятилетний ребенок, проживший нелегкую жизнь, а потому пропускающий сквозь сердце каждый оттенок этой музыки. Я украдкой посмотрела на нее и улыбнулась. Интересно, я так же забавно выгляжу, когда играю? Марта наклонялась то к правой, то к левой руке, будто собираясь нырнуть в клавиатуру, качала головой в такт и, вероятно, почти забыла о моем присутствии. Мимика часто менялась. Игра стала открытой, глубокой и вдумчивой. Марта прекрасно чувствовала, какую ноту подержать подольше, где продлить паузу, какой перебор посмаковать, какой эффект создает смена динамики, какие эмоции она хотела вложить в тот или иной пассаж. И все по-детски просто и чисто.
- На слух подбираю очень туго, из-за лени, - доиграв очередную песню, сказала Марта, - знаю, что это необходимое упражнение, слух надо развивать и подбор других мелодий - единственное средство. Но скучно. У меня много случайно подобранных кусков и всего пара доделанных чужих песен.
Я показала Марте распечатки моих нот, она тут же наиграла клавишные партии в той же тональности. Клавиш я никогда не прописывала, и ударные весьма бедны, но тут моя вина - не хотелось возиться. На счет клавиш дело простое: играть не умею, но в состоянии добавить несколько нот и эффектов, нажав пару кнопок на компьютере. Однако это не идет ни в какое сравнение с музыкой, сыгранной умелыми руками. Марта играла вместе со мной, поэтому я пока не имела возможности услышать это со стороны, но показалось, музыка ожила.
Мне известно, какой из меня музыкант. Я могу играть технично, по нотам и табам, могу делать аранжировки, работать с программами, сводить и записывать, но мелодист я неважный. Разумеется, какие-то основы композиции мне известны, но на этом мой талант заканчивается. Я ничем не лучше Феди, но в отличие от него я это поняла и никуда не лезу. Мне достаточно играть для себя и нравится играть чужое, ибо своего нет. Я никогда не писала музыку, как мой брат - в творческом экстазе, потому что его «перло». Стоило его разозлить или расстроить - он хватался за гитару и через пару дней выдавал потрясающие композиции.
Марта сочиняла именно так. Пусть ей не хватало образования, она терпеть не могла пялиться в монитор и даже не ведала, как подключать синтезатор к компьютеру, но в ее музыке было нечто, что, по выражению Шевчука, хватало за горло и не отпускало. Мы бы отлично дополнили друг друга. К счастью, я уже переросла свои амбиции и сокрушения по поводу творческой импотенции.
Если представить творчество в виде числовой прямой, где ноль - естественный творческий импульс, неважно, чем обусловленный, но достаточно сильный (наслаждение процессом + единство формы и содержания), а плюс десять - слава, деньги и прочие следствия, можно с радостью заметить, что большинство творит из точки ноль. Потому что когда подходишь с другого конца, в творчестве оседает фальшь, а ее неосознанно отторгают. Есть еще точка, скажем, семь - вероятно, там мы с Федей: играть умеем, нам это нравится, творчество разбавляет серые будни, но сказать особо нечего. И пусть будет еще точка три - когда душевная потребность не настолько сильна, но трудолюбие может компенсировать недостаток таланта или отсутствие содержания. В этой точке рождается потребность узнать себя через творчество. Пусть плохонько - но искренне, хиленько - но душевно. А порой чего бы только ни отдал, чтобы упасть до дна, до этого всесильного нуля! Чтобы из «все хорошо, но чего-то не хватает» превратиться в «ничего особенного, но что-то есть»!
Марта сказала, что я произвожу впечатление человека, загоняющего свои чувства в дальние углы сознания или просто не предающего им значения и не привыкшего обращать на них внимание. Но тогда странно, что меня привлекает творчество, ведь оно в первую очередь вызывает чувства, которые должны быть чистыми. Если есть элемент тщеславия - в нем та же фальшь, что на точке десять.
- Может, стоит посмотреть чуть глубже, зафиксировать образы, взглянуть на них под разными углами... - предположила она.
Возможно. Я выбрала математику своей специальностью потому, что цифры - это всегда четко и устойчиво. В физике есть конкретные законы, которые объясняют причину, но не рассказывают о первопричине. Почему изначально именно так, а не иначе? Ты просто принимаешь это, но зная закон, можешь извлечь максимум пользы. Играть в бильярд, видя угол падения и отражения проще, чем не видя. Играешь по нотам, не задаваясь вопросом, почему их семь, а не десять - иной раз не хватает! Пользуешься своим знанием, и это не подводит. Разумеется, люди умеют создать уникальность из комбинаций этих семи нот. И не только потому, что повторение каждой комбинации выпадает по теории вероятности с заданной периодичностью, но все равно не в той последовательности и в другом контексте, а, следовательно, одно повторение мало влияет на произведение в целом. Главное, потому что каждый из создающих уникален, и музыка - лишь способ выразить это. С цифрами проще, но все равно нельзя все удержать под контролем и продумать до ста ходов. Точнее, мало что в жизни поддается таким подсчетам.
- Ты - целый мир, разве не любопытно узнать, какой? Может, в нем надо жить совсем по другим законам, которые только предстоит открыть, изучить, описать, привыкнуть к ним? Душа - это богатство, с которым не ведаешь, как поступить. Кстати, я бы добавила в твой график еще точку пять. Если в тройке творец ищет себя, то пятерка - это поиски своего дела, радости в жизни, чего-то «для души». А себя найти сложнее. Мы от себя все время бегаем, а вот когда себя поймаешь - будет и творчество, и фишка, и особенность.
Может, она и права. Муторно стало на душе, словно в ней покопались.
- Я тут подумала, надо тебя кое с кем познакомить, - уже в дверях сказала Марта, - Он мой друг и очень интересный человек. Можно сказать, необыкновенный. Думаю, вам будет, о чем поговорить.
- Я всегда рада новым знакомствам, - отозвалась я, - расширяй мой кругозор. Когда это случится?
- Скорее всего, после Рождества. Во время поста не хотелось бы - и мне, и ему полезно побыть в уединении, подумать о душах. Потом, если Бог даст, причаститься, и мы будем готовы к великим свершениям!
- Во дает! Как будто ты и так мало о душе думаешь! Он верующий? Честно говоря, немного страшно с такими людьми знакомиться...
- Не волнуйся, он не станет докучать тебе проповедями, - рассмеялась Марта, - Он редкий человек, просто поверь мне.
И я поверила, потому что очень хотелось, да и несложно было.

 
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Актуальные темы
Рафаил Карелин

За что Господь нас терпит?
Рафаил Карелин

читать

Осипов

Ешь, пей, веселись душа моя
Профессор А. И. Осипов

читать

Спешите делать добро

Спешите делать добро
Архиепископ Иоанн (Шаховской)

читать

Что значит быть христианином?

Что значит быть христианином?
Николай Медведенко

читать

Преп. Иустин (Попович)

О духе времени
Преп. Иустин (Попович)

читать

Кураев А. В.

Господь сам приведет?
Кураев А. В.

читать

Кураев А. В.

Покаяние за Царя!
Ерофеева Е. В.

читать

Рекомендуем к чтению

Привяжите себя к Богу
Екатериа Васильева

Без труда не спасешься
Епископ Феофан

Вы молодая. Зачем вам Церковь?
Елена Шевченко

Я мама в кубе!
Дарья Мосунова

Нерожденная Оленька
Ольга Ларькина

Батюшка с чемоданчиком
Протоиерей Артемий Владимиров

Живите с Богом
Виктор Лихачев

Еще успеем
Протоиерей Николай Булгаков

Знамения Смутного времени
Алексей Любомудров

Западные влияния
Владимир Русак

Монах
Сергей Безбабный

Живу на святой земле. Капернаум
Елена Черкашина

«Будет шторм...»
Пророчества и предсказания о грядущих судьбах России

Явления из загробного мира
Проф. Знаменский Г.А. (США)

Авторские книги

Щтзвуки вечности обложка

Отзвуки вечности
Кира Бородулина

Впаутине обложка

В паутине
Кира Бородулина

Тихая охота обожка

Тихая охота
Сергей Шевченко

Валерий Медведев

Рында
Валерий Медведев

Дикарь обложка

Дикарь
Елена Черкашина