Истории из жизни

Перестройка


Перестройка

Начавшаяся перестройка начала девяностых была радостным временем, вскрывшим всю фальшь советской эпохи, но жестко и безжалостно бросившим людей на выживаемость.

Начался 1992 год; талоны на продукты и их дефицит, и прочая неразбериха, в том числе обесценивание денег. А я еще преподнесла мужу третьего ребенка. Мне было 42, Саше – 51 год. Сначала я скрыла от всех свою беременность, чтобы меня не отговорили рожать. Так уже было два раза, и я боялась давления.

Шел пятый месяц беременности, когда мне пришлось признаться в этом семье, потому что Миша, боксируя, отгонял меня от телевизора, по которому я прикрывала пятой точкой, эротические сцены. Полившиеся широкой волной с экранов, они приводили в шок наше поколение. Иеще мне было морально легче, что я стою в очередях за молоком и прочей снедью, в основном, ради малыша.

Осенью 1991 года мы, от школы, с моим «добрым ангелом» Еленой Константиновной и с компанией женщин ходили в поля, за оставшейся от уборки урожая, капустой. Мне даже пришлось выложить из рюкзака три кочана, потому что живот стало тянуть, и я побоялась родить раньше времени.

А «добрый ангел» Елена Константиновна потому, что и на юг мы семьей съездили, по почти бесплатным профсоюзным путевкам, которые она мне отдала. Позднее она передала мне своеместо работы в ДДЮ, а было мне тогда сорок пять, а дитю три года, вдова с тремя детьми. Через нее мне не однажды приходила удача.

Последние лет десять наши пути сильно разошлись, но у меня, по-моему, появился новый и молодой посредник между мной и добрым Ангелом. Это учитель русского языка и литературы, мать двух маленьких девочек, аспирантка, моя сестра во Христе - Лера, Валерия Валерьевна. А еще позднее – Лара!

Семнадцать лет назад, в лето 1992 года мы с полугодовалым сынишкой и старшими детьми: Мишей тринадцати лет и Надей пятнадцати, выехали в свою Чащу («Чечню», как назвала ее наша бабушка Лиза), на сотый километр. На участке был только что собранный из досок и горбыля, домик. Его за месяц собрал муж и Миша с другом, что бы срочно вывезти младенца и остальных на воздух, на природу. В какой-то момент не стало денег даже на сахар, а впереди предстояла заготовка ягод на зиму, на которую народ уповал, как на возможность выжить почти в любой ситуации.

Мой Саша приуныл. Остальные члены семейства пребывали в благодушии. Я утешала Сашу, что будет день – будет и пища. Так оно и вышло. Я поехала в город получить ежемесячное пособие на ребенка, и вдруг звонок из Киева. Сводный брат по отцу попросил меня пожить в отцовском доме, который достался не мне, а ему. Мы согласились. Сад изобиловал малиной, и каждое утро мы собирали не менее трех литров ягод.

Дети продавали ягоды на Павловском вокзале. Еще они собирали грибы в Нижнем парке, и одна женщина просила Мишу никогда не стоять, а сразу приносить грибы ей в дом. У нас появились деньги на сахар, Миша купил себе первый магнитофон «Квазар». Не помню, что купила Надюша, но все устроилось, как нельзя лучше.

В перестройку умерло много мужчин в возрасте около пятидесяти. Может быть, они были очень ответственными и растерялись в нагрянувших жестких переменах. Мой муж умер от рака в пятьдесят четыре года. Сгорел за два, три месяца. Раньше он думал, что у него только гастрит. Перед смертью, его хороший товарищ Саша Дергауз, сняв с себя крестик, надел на Сашу.

На Сашиных похоронах моя мама сказала, что он был уж очень скромный и кроткий. Саша умер седьмого июля, в день памяти Иоанна Крестителя. Я думала: «Почему человек умер в такой день?» И только в десятую годовщину после его смерти до меня дошло, что его смерть, в нашей семье подвигла без промедления окрестить старших детей, которые об этом уже давно заговаривали и двухлетнего Костю. В конечном счете, она привела нас к вере. Я высказала эти соображения батюшке церкви Рождества Иоанна Предтечи на Крестовском, в день их храмового праздника, совпадающего с днем памяти моего мужа. Батюшке было приятно это услышать.

Однажды на даче, в недостроенном доме, я прилегла отдохнуть и смотрела на небо, которое смотрело на меня с незашитого второго этажа. Я подумала о Саше, о том, как же сложилась его судьба в жизни вечной. В том месте, куда я смотрела, медленно проплывало белое облако. Оно напоминало Ангела с большими, опущенными крыльями. На груди Ангела был просвет неба, а в просвете четкий крест из белых облачков.

Надеюсь, что подаренный другом крестик, решил Сашину судьбу окончательно в светлую сторону. Что, конечно, не отменяет поминаний и молитв о нем.

В связи с вышерассказанным, лучше поняла Лерину историю. Ее отец во время перестройки, кроме основной инженерной работы, стал еще работать в охране. Его избили, когда он возвращался с дежурства, и он умер в больнице. А за несколько дней до этого, он надел на себя крест, потому, что стало страшно ходить с работы.

Леру радовало обстоятельство с крестом, а я сразу не поняла почему, ведь он все равно погиб. Но как с моим мужем, так и с ее отцом, возможно, это обстоятельство имеет решающее значение для их вечной жизни.

Я бы не дерзнула спрашивать Небо о Сашиной судьбе, это вышло непроизвольно, но ниже приведенный отрывок расскажет, что и святых волновали вопросы о загробной участи ближних.

В листке отрывного православного календаря за первое ноября 2008 года читаю: «У блаженного Луки был родной брат, инок, который мало заботился о своей душе. После его смерти в келии покойного были найдены большие деньги, и святой Лука был очень огорчен, узнав, что его брат нарушил обет монашеской нестяжательности. Все найденное старец отдал нищим за спасение души своего брата. Часто за молитвой о покойном святой Лука просил Бога открыть ему участь брата. И было ему видение, как злые духи спорили с Ангелами об участи души покойного. Ангелы отвечали, что эта душа избавлена от власти диавола милостыней, розданной за нее. «Да, - подтвердил святой, - я действительно раздал милостыню за душу моего грешного брата». И видение исчезло...»

 
Автор: Наталья Горенко
Из книги: «Встречи»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст