Жизнь и смерть

Я нужен здесь!


Доктор Лиза
Доктор Лиза (Елизавета Петровна Глинка)

Человек устроен так, что верит во что угодно, только не в очевидный факт – однажды он умрет. Мы знаем, что умрем, только сознание не хочет мириться с этой вопиющей несправедливостью. Ну как же! Как может умереть такой замечательный, такой прекрасный, так любящий жизнь человек, как я? Да, никуда не денешься, умирать придется. Ну, хорошо, лет в 75, а лучше – в 80. Испить, так сказать, чашу жизни до дна, и уж тогда, примиренный с неизбежным – в путь дольний!

Реальность очень часто ломает на крошки эту картину – тихая старость и тихий уход. Люди погибают, умирают в самом расцвете лет, полные энергии и, со всей силой очевидности, – нужные здесь, на земле. Каждый человек, особенно человек нестарый, считает себя крайне нужным, необходимым в этой жизни. То ли он занимает высокий пост и ему нужно заботиться о многочисленных подчиненных. То ли он окружен обширным семейством, требующим его неустанных попечений. Или же он – художник, поэт, композитор, скульптор, который еще не создал главное произведение своей жизни. Ему рано уходить! Он нужен здесь, на земле. Эй, слышно Там, Наверху?

Не слышно. 25 декабря 2016 года, через 2 минуты после взлета, в море, недалеко от Сочи, упал и разбился Ту-154 Министерства обороны России. Погибло 92 человека, в числе которых – участники ансамбля им. Александрова, журналисты, федеральные служащие. И – Доктор Лиза. Елизавета Петровна Глинка, общественный деятель, правозащитник, специалист в области паллиативной медицины, исполнительный директор фонда «Справедливая помощь». Женщина – воплощение добродетели милосердия. Сколько она спасла от смерти детей, скольких бездомных накормила, скольким несчастным помогла! Вся жизнь «Доктора Лизы» – это непрерывный подвиг, это полное отдание себя служению людям. Она и в том, погибшем Ту-154, оказалась, сопровождая в Сирию партию лекарств для университетского госпиталя Тишрин в Латакии.

Доктору Лизе было 54 года. Кажется – самый расцвет! Пик активности! Сколько бы она могла еще спасти жизней, обогреть, обласкать людей, тонущих в море холодного равнодушия. Она так нужна здесь!!! Почему? Почему, Бог? Ты забрал самых лучших. Почему!?

Ответ, который, на первый взгляд, напрашивается сам собой, и верующие люди с ним согласятся: то суды Божии. Бог ничего не делает просто так, а все – с известной только Ему целью. Можно сказать, применительно к Елизавете Глинке: пришло ее время. Колос созрел, его надо срезать, то есть человек созрел для Царства Небесного – а это знает лишь Бог, и нет больше смысла оставлять его на земле. Да, но вместе с Доктором Лизой погибли еще 91 человек! Они тоже – созрели? Разве они все не были нужны на земле? Разве они всё, что могли бы, совершили?

Все, что касается, посмертной судьбы человека, для нас сокрыто. Загробная участь ушедших – тайна для живых. Мы все молимся о вечном спасении погибших и надеемся, что Бог помилует всех. И даже о посмертной участи Елизаветы Глинки, Доктора Лизы, мы не можем сказать с уверенностью, даже зная ее добродетели. Иной суд человеческий, иной суд Божий.

Одно хочется сказать – насчет того, что «я нужен здесь». Конечно, я нужен здесь, у меня нет иной доступной реальности, кроме реальности земной. Но, может, я нужнее Там, в загробье? У нас в сознании ну просто лубочно-голливудские картинки всплывают, когда мы говорим, скажем, о рае. Рай в представлении многих – это огромный цветущий сад, по тропинкам которого прогуливаются счастливые бездельники. Рай видится местом некого «отдыха», «отдохновения» от трудов праведных, трудов земных. Эдакий бесконечных размеров «диван», на котором предстоит валяться вечно, жуя нескончаемый попкорн и пялясь в невыключаемый телевизор.

Кто это нам сказал, что рай – это место вечного покоя? А, может быть, Царство Небесное – это место непрерывной деятельности, развития? Почему не может быть? Вы там были? А на то, что в Царстве Небесном идет непрерывная работа, говорит хотя бы то, что мы, люди, созданы Богом существами деятельными. Да, нам нужен известный отдых, но глобальная идея «ничего-не-делания» претит нашей натуре. «Идейных» бездельников мало. Мощь современных государств мира создана потом и трудами миллионов людей, которые ХОТЯТ трудиться.

Так почему это, присущее природе человека, желание, исчезнет в Том мире? Пусть оно трансформируется, приобретет иные формы, но останется, верится, с нами неразлучно.

Так вот, если так рассуждать, то кто решил, что та же Доктор Лиза не стала нужней на вечной стройке в нетленном вечном мире, в который все мы, даст Бог, придем? Глинка сделала свою работу на земле, да, пусть она достойна спасения, – и мы молимся об этом. Но, возможно, в плане домостроительства Божия она перешла на новую ступеньку, поднявшись вверх – внизу ей стало тесно. И так же можно сказать про всех других погибших в том самолете – для них нашлась работа, вероятно, помасштабнее...

Конечно, все это мои предположения. Но очень хочется верить, что именно так все и есть. Мы нужны Богу ВСЕ. Нужны! Но жизнь не ограничивается земной реальностью. А потому доверимся Богу: да будет воля Твоя, Господи! Тебе виднее, что мне полезнее, и где мне лучше быть – на земле или на Небе. А потому – веди меня по жизни путями Твоими, направляй меня туда, где я нужнее всего. И если завтра мне предстоит умереть, не оставь меня в темноте, но даруй свет. Даруй дело, которое я лучше всего смогу совершать во Царстве Твоем!

 
Автор: Артемий Слёзкин, г. Севастополь, Крым, Россия
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст