Семья

Жертвенная любовь


священник Константин Пархоменко
Священник Константин Пархоменко

Из записок женщины-христианки:

«Пять лет с одним человеком. Десять, пятнадцать. До конца жизни... Видеть его первым, едва открыв глаза. Его же — последним, перед тем как глаза закрыть. День за днем, год за годом.

Мыслимо ли? Тебе, абсолютно другому человеку, со своей системой взглядов на мир, своими привычками и прихотями...

Сначала Любовь все делает за тебя: бежит к нему, встречает с сияющей улыбкой. Обряжает тебя в красивые одежды: ему нравиться. Заставляет читать книги, думать, интересоваться тем, что ему интересно: с ним дольше говорить. Чтобы не наскучить. Чтобы длить драгоценное общение. Продумывает твое поведение до мелочей: пусть увидит тебя с самой лучшей стороны, в самом выгодном свете. Торопит угодить ему: вкусно накормить, незаметно зашить порванную перчатку, чтобы помнил. Чтобы грело: рядом — женщина. На сколько хватит любви — на год, два? На месяц?»

Здесь — как в вере. Новоначальному — благодать, потом — искушения, труд. А дальше — то, чего добился этим трудом: по работе и награда будет. Кончился запас любви — Божьего дара — работай сам.

Не любить — просто. Все успевать по дому, хозяйничать, стряпать, убирать, водить детей в кружки. Чтобы не одергивали, не попрекали. Так надо, так положено. Найти себе «параллельную жизнь» по интересам, отдушину: разговоры по телефону, сериал «Скорая помощь», аэробика... В этом контексте и церковь, «церковная жизнь» — то же самое: попытка уйти в параллель с действительным миром.

Посмотрим со стороны: только что жили как жили, а тут на тебе — я хожу в церковь, я читаю молитвы утром и вечером, я не ем мяса по средам и пятницам — и я хорошая. По крайней мере — гораздо лучше тебя. «Ладно. А я — плохой», — в раздражении и недоумении заявляет муж, наблюдая всю нелепицу происходящей перемены.

Что такое христианство? Во всяком человеке увидеть доброе, увидеть образ Христа и любить его за это, отбрасывая все остальное, как шелуху. А мы, в своем первом благом порыве, все делаем с точностью до наоборот и начинаем — с собственной семьи, со своей «малой церкви».

Вырваться «с мясом» в храм и отвести душу потом, у церковной ограды: «Опять дома скандал. Он же ничего не понимает, ему ничего не надо. Только деньги и телевизор. Не знаю, что делать...» Плетется, плетется параллельная жизнь: отработал первую — и в свою.

Самое трудное — жить здесь и сейчас. С тем, что дано Господом. С тем, кто сейчас рядом. Самое трудное — заставить себя любить. Когда, казалось бы, нет никаких чувств к этому почти чужому, чуждому тебе человеку.

Вот он приходит с работы. Уставший, раздраженный, готовый вот-вот сорваться по любому поводу. Трещит голова, с утра без нормальной еды. Что он хочет, что ему нужно? Да ничего: поесть, попить, лечь на диван пластом, — с газетой или телевизором, а потом уснуть. И больше всего ему не нужно — наших упреков и своих мыслей о том, что он не такой, как мы, что он — неверующий, а значит — что-то в нем не так... (а ведь есть эти мысли за кажущейся непроницаемостью). Его жизнь проста и очевидна. Он работает — потому что хочет обеспечить свою семью. Он устает — и анестезирует свою усталость «по интересам»: от телевизора (самого безобидного в этом случае варианта) до выпивки... Облечь это существование смыслом, радостью, осознанием — наша глубокая, затаенная мечта.

Вот он — наш дом: плитка в 4 конфорки, раковина с посудой. Ты готовишь, моешь — а пока загляни в себя, подумай: с чем зайдешь к ним, сколько любви в твоем сердце? Вот она — твоя домашняя церковь: муж, дети... Радуйся их радостями, плачь над их огорчениями. Смотри на них и служи Богу...

В своем послании говорил апостол Павел: Лучше было бы девице не выходить замуж. Потому что незамужняя девица более угождает Богу, а замужняя — мужу. Мы уже выбрали свой путь. Не свернуть с половины, через какие бы зигзаги и выбоины он ни шел. «Каждую гору сделаю я путем», — говорит Господь. И тем успокаивает мятущуюся душу нашу.

Потрудись немного, нетерпеливая душа. Не иди параллельно, будь внутри. Придет радость и к тебе, раздражение сменится жалостью, а неприязнь — любовью. И Господь вознаградит твои страдания.

Когда человек приходит к Богу, все его существо под воздействием некой таинственной силы наполняется, пылает огромной любовью к Создателю. Эта любовь дает силы отказаться от прежней жизни, от грехов и привычек, вошедших в саму плоть человека, и полностью отдать себя служению Богу. На языке богословия это чудесное касание называется благодатью призывающей. Однако проходит какое-то время, и Господь предлагает человеку самому, по свободной воле, через трудности и препятствия прийти к Нему. Ибо всякая любовь подразумевает не только озарение свыше, но и личные усилия человека.

С той же ситуацией мы сталкиваемся и в отношениях мужчины и женщины: пока люди влюблены друг в друга, они готовы прощать недостатки, помогать переносить трудности жизни. Но, главное, человек готов доверить свое сердце другому, а это всегда приносит страдания. Как говорит христианский писатель К. С. Льюис: «Застраховаться невозможно, любовь чревата горем. Полюби — и сердце твое в опасности. Если хочешь его оградить, не отдавай его ни человеку, ни зверю». Во всякой любви и особенно в супружеской ты отдаешь, открываешь свое сердце другому, и он может с ним сделать все, что захочет. Человек на твое доверие может ответить жестокостью, предательством. Наконец, в этой жизни он будет страдать, и ты будешь страдать вместе с ним.

Но нередко со временем первый пыл влюбленности гаснет и наступает время семейной рутины, привычки и обыденности, когда нет больше силы, вдохновляющей на возрастание в единстве. Принимать ли это как должное?

Говорят, что невозможно заставить себя полюбить. Невозможно без труда! А если мы готовы трудиться в этом направлении, то рано или поздно нас ждет успех.

Святой Макарий Египетский учит: «Надлежит понуждать себя, даже против воли сердца, к любви — если кто не имеет любви; к кротости — если кто не имеет кротости; принуждать себя к тому, чтобы быть милосердым, чтобы терпеть пренебрежение, когда пренебрегают, не приходить в негодование, когда уничижают; надлежит принуждать себя к молитве, если не имеет кто духовной молитвы. В таком случае Бог, видя, что человек столько подвизается и, против воли сердца, с усилием обуздывает себя, даст ему истинную любовь, истинную кротость, истинную доброту и истинную духовную молитву».

Святая Церковь, уподобляющая супружеские отношения отношениям человека с Богом, хранит советы, как возродить первоначальное горение любви как к Богу, так и к человеку.

Вот основные моменты, о которых необходимо помнить супругам.

1. Даже психологи отмечают, что современные люди совершенно не способны сосредоточиться, побыть наедине с собой. Естественно, что такой человек не способен направить свое внимание и целиком вслушаться ни в голос Божий, ни в человека — собеседника.

Психологи (например Э. Фромм) для решения этой проблемы предлагают взять на себя ежедневное правило размышлений. Православие же предлагает учиться молиться. Внимательная, вдумчивая, сосредоточенная молитва научит человека быть обращенным не только на себя, научит слышать, чувствовать другого.

2. Как во всяком сложном деле, в любви необходимо огромное терпение, желание преодолевать трудности и неизменное стремление к совершенству. Сама по себе любовь не сохранится. Готовность слушать другого, принимать его претензии, советы; стремление к честности и открытости — вот что поможет сохранить любовь на всю жизнь.

3. Смирение является важной составляющей всякого общения с ближними. Смирение — это умение вслушаться, преодолеть природный эгоцентризм и отдать первенство другому.

4. Настоящая любовь, по словам митрополита Антония (Блума), подразумевает глубокую веру в любимого. Эта вера — желание и способность видеть в нем неповторимую личность, пусть часто и замутненную грехами. Это — умение видеть человека в перспективе замысла Божия о нем. Это — желание помочь ему в его развитии.

Наконец, христианская любовь — активная любовь. Невозможно достичь высот любви, находясь в пассивной бездеятельности. Любовь — это каждоминутная жертва ради другого, служение другому.

 
Автор: Константин Пархоменко
Из книги: «Как жить с неверующим супругом?»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст