Семья

Секс, любовь и брак – общие контуры проблем


Обложка книги «Двое во едину плоть: любовь, секс и религия»

В современном обществе согласие на сексуальные отношения до брака стало неким «культурным кодом», отсутствие которого несет на себе некоторое негативное «послание». Иными словами, если девушка согласна на секс до брака, это не значит ничего, если не согласна, то это интерпретируется современной молодежью, либо как странная причуда, либо как отсутствие реального интереса к мужчине. Нам, авторам, знакома одна молодая православная девушка, нашедшая после вуза работу по специальности. Сейчас она работает в совершенно-светском коллективе. По ее свидетельству, она вызывает интерес у молодых людей, среди них есть и хорошие ребята, с которыми она не прочь развивать отношения. Но все эти молодые люди, так или иначе, хотят вступить с ней в сексуальные отношения. Ее отказ воспринимается как нелепость, причем так оценивают ее поведение не только юноши, но и девушки.

Нашей знакомой очень тяжело, но другой модели развития отношений в ее окружении не существует. Она бы и рада общаться как-то иначе, но никто вокруг не умеет ухаживать и общаться с противоположным полом, не вступая в интимные отношения. Пока девушка молода, она держится и отказывает парням, по сути разрывая отношения. Но пройдет несколько лет, и, в этом можно быть уверенным, ей придется всерьез рассматривать и принятый в обществе вариант, ведь перспектива остаться без семьи ее не радует.

Искать будущего супруга среди православных для нее крайне затруднительно. Несмотря на искреннюю веру, молодая христианка не вовлечена столь глубоко в приходскую жизнь и не вхожа в православные «тусовки». Честно говоря, она сомневается в эффективности таких поисков, и на это есть серьезные причины.

Наша знакомая хотела бы свидетельствовать перед друзьями о христианском понимании брака, любви и половых отношений, о том, что ее неприятие секса до брака не означает отвержение интимной жизни вообще, но ее старания найти хоть какую-то православную авторитетную информацию на эту тему остались безуспешными. По ее словам, в храмах ей наговорили множество очень радикальных вещей: что секс – это скверна, секс необходим только для зачатия, в пост «нельзя», что надо каяться после каждого соития и т. д. На фоне окружающей жизни ей представили православие как «антисексуальную» религию. Если для современности секс – это почти все, то получается, что для православной семьи – почти ничего.

Наша знакомая не может даже подумать о любовных отношениях в законном супружестве как об удовольствии и о радости. Супружество «по-православному» предстает перед ней как странная смесь «племенного завода», «платонических отношений» и «постоянного чувства вины за разделенное с супругом ложе». Причем ее тревожность только усугубляется при мыслях о возможном браке с неверующим. Эту девушку пугает такая мысль: если для неверующих секс значит так много, то как же совместить возможные желания и запросы мужа и православное отвержение секса?

По нашему мнению, этот вопрос не имеет простого ответа, в такой ситуации очень трудно что-то посоветовать. Но хотелось бы подчеркнуть, что эта история – типичный пример человека, искренне желающего понять, как себя вести в подобных ситуациях, и не находящего, где и у кого можно получить компетентную информацию о сексуальных отношениях. Обо всем этом молчит современное русское православие. Конечно, не дело Церкви учить правильному флирту или правильной сексуальной жизни супругов, но время ставит именно такие задачи.

Востребованность и популярность сексуальной темы среди молодых людей, в т. ч. православных, видна в православной блогосфере, где любой вопрос, прямо или косвенно затрагивающий интимную сферу, вызывает горячие дискуссии и сразу обрастает сотнями, если не тысячами комментариев.

В православном сообществе о сексе говорят в подавляющем большинстве по пяти поводам: борьба с добрачными половыми связями, дисциплинарные условия для участия в таинствах, аскетика семьи, богословско-философское осмысление христианского брака и вопросы биоэтики. В этих направлениях разговор о сексе носит фрагментарный характер, являясь одним из средств решения той или иной задачи. Вне церковного рассмотрения на данный момент остается тема взаимоотношений супружеской пары, включающая и вопросы сексуальной жизни. Хотя в современной культуре секс уже давно рассматривается как одна из важнейших форм проявления любви между мужчиной и женщиной, тесно взаимосвязанная с иными формами и проявлениями человеческой любви. Именно в таком контексте тема сексуальных отношений волнует многих православных христиан, желающих создать семью или уже живущих семейной жизнью.

Игумен Валериан (Головченко) в интернет-публикации «Про «это» – православным» сказал следующее: «Современность дает нам печальную картину все возрастающего ослабления семейных отношений, упадка семьи. Молодые люди, наглядевшись в чужой или даже в своей собственной семье на то, что реально представляет семейная жизнь, чуждаются брака, боятся создавать семьи, готовы идти, пожалуй, на внебрачное сожительство, чтобы при первом, однако, конфликте бросить своего сожителя. Брак все больше дискредитируется в молодых поколениях – и в связи с этим все более возрастает культ внебрачных связей.

Семейная жизнь имеет в себе три стороны: биологическую («супружеские отношения»), социальную и духовную. Если «устроена» какая-либо одна сторона, а другие стороны либо прямо отсутствуют, либо находятся в запущенности, то кризис семьи будет неизбежен. Брак не есть и не может быть только социальным сожительством – он есть и половое и духовное сожительство.

Про интимную жизнь чаще говорят на исповеди, чем на проповеди. В то время, когда весь мир талдычит о «сексуальной свободе», кажется, лишь православные связаны великим «заговором молчания», некой страшной омертой. На фоне всеобщей развращенности у обывателя складывается впечатление, что православные даже не представляют себе, откуда дети берутся. И считают интимную жизнь чем-то гадким изначально».

От православного сообщества давно ждут ответа на один из ключевых вопросов современности – каковы место и роль интимных отношений в человеческой любви и семейной жизни? Осмыслению именно этой темы мы и посвятили нашу работу, понимая, что православные больше не могут «отмалчиваться» по этому вопросу, если не хотят потерять авторитет в этой важнейшей для любого человека области. Затронутая тема безгранична, а ресурсы авторов, в свою очередь, достаточно скромны.

Поэтому целью нашей работы является первоначальное осмысление проблемы, обзор связанных с ней тем и формулирование тех вопросов, которые, на наш взгляд, должны быть прежде всего решены православным сообществом.

Каноны о святости брачного союза

Каноны и другие церковные правила вслед за апостолом Павлом однозначно говорят о святости брачного союза и брачных отношений между супругами: «Брак свят, и ложе непорочно».

Профессор Санкт-Петербургской духовной академии, архимандрит Ианнуарий (Ивлиев) в своей статье «Брак в Новом Завете» так говорит о взгляде апостола Павла на обсуждаемый вопрос: «Требованию коринфских аскетов отказываться от сексуального общения в браке апостол Павел противопоставляет «дозволение» отказа от секса, но с тремя ясными ограничениями. Таковой отказ может быть оправдан: 1) только взаимным согласием; 2) должен быть ограничен во времени и 3) должен освободить супругов для молитвы. Ни в коем случае один не должен принуждать к аскезе другого. И здесь снова муж и жена поставлены в совершенно равные условия. Апостол добавляет, что все это он понимает как уступку, не как заповедь. В такой тонкой области, как супружеская любовь, он желает регламентировать как можно меньше».

Можно убедиться, что каноны и авторитетные в каноническом отношении правила прямо противостоят точкам зрения, которые заявляют о том, что цель брака только деторождение и что супружеские отношения возможны только для зачатия детей. Обратимся к авторитетным каноническим текстам. 51-й канон Апостольских правил (древний сборник церковного законодательства, утвержденный в составе авторитетных текстов Трулльским собором) признает «добром» супружеские отношения. Гангрский собор в правиле № 21 говорит, что брачное честное сожительство почтенно, а святитель Григорий Нисский (+394) в своем правиле № 4 противопоставляет интимные супружеские отношения блудной связи, называя их праведными. Он говорит, что если кто стяжал себе, по выражению божественного Павла свой собственный сосуд, тому закон естественный предоставляет праведное употребление оного. Таким образом, можно заключить, что каноны настаивают на чистоте законного брака и неотъемлемых от него супружеских отношений и грозят тем, кто считает эти отношения нечистыми, отлучением от Церкви. (См. Апостольские правила № 5, 51; правила Гангрского собора № 1, 4, 9, 14.)

В этом вопросе канонические авторы повторяют слова апостола Павла: «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор 7: 4–5). Так, Дионисий Александрийский (+265) в правиле № 3 о супружеских отношениях говорит, что достаточно слов апостола Павла и что «вступившие в брак должны сами себе быть достаточными судьями». Тимофей Александрийский (+385) в правилах 5-м и 13-м добавляет к этому, что желательно супругам воздерживаться ради Евхаристии накануне субботы и воскресного дня, впрочем, полагая это скорее как рекомендацию, ибо за нарушение правила не налагает на супругов никаких мер прещения. Оба автора делают акцент на словах апостола Павла о необходимости брачного общения, чтобы супруги не лишали друг друга общения и чтобы не искушал их сатана. Очень важным является то, что все разговоры идут вне контекста зачатия детей. И апостол Павел, и канонические авторы говорят об общении супругов и применяют именно это понятие, а не зачатие или что-то другое.

Зачатие детей как нравственное оправдание супружеского общения в принципе не входит в соборно принятые дисциплинарные вопросы церковной жизни вне зависимости от того, какое воззрение на этот вопрос имели церковные писатели разных времен. Исходя из вышеизложенного и отсутствия канона, налагающего прещение за то, что «супруги не ради зачатия детей сошлись», можно сделать вывод о том, что каноны оставляют решение интимных вопросов на суд супругов и дозволяют супругам-христианам иметь взаимное общение тогда, когда они захотят, вне зависимости от возможности зачатия.

Вопросы регламентированного воздержания от супружеского общения в установленные церковью посты, периодичность и частота половых отношений, допустимые положения тел при сексуальном общении, интимная гигиена и прочее оставлены церковным законодательством на усмотрение супругов.

Пост и супружеские отношения

Мы уже говорили, что никогда в каноническом праве Церковь не касалась этого сугубо интимного вопроса, оставляя его на решение супругов. Ни одно каноническое или авторитетное в каноническом отношении правило не приравнивает супружеский пост к телесному посту и не говорит о грехе в случае супружеских отношений в пост. Единственное исключение – супружеский пост перед причастием (5-е правило Тимофея Александрийского). Но и оно понималось всегда лишь как некоторая аскетическая рекомендация, не предполагающая за нарушение никаких прещений или наказаний. Некоторые древние христиане даже выступали против подобных рекомендаций. В подтверждение этого можно привести выдержки из уже приводимых «Апостольских постановлений», достаточно ригористичного по отношению к «сластолюбию» документу:

«Если же кто наблюдает и исполняет обряды иудейские относительно извержения семени, течения семени во сне, соитий законных, те пусть скажут нам, перестают ли они в те часы и дни, когда подвергаются чему-либо такому, молиться или касаться книг, или причащаться Евхаристии? Если скажут, что перестают, то явно, что они не имеют в себе Духа Святого... Ибо ни законное совокупление, ни роды, ни течение кровей, ни течение семени во сне не могут осквернить естество человека или отлучить от него Духа Святого, но одно нечестие и беззаконная деятельность».

Таким образом, составители Апостольских постановлений не считали основанием для непричащения, а следовательно, и ни в какой степени греховными «законные соития», ибо: «Равно и вы, мужья, любите жен своих, как члены свои, как общниц жизни и споспешниц к рождению детей... Любите их, говорим, как члены свои, как тела свои; ибо написано так: «Бог засвидетельствовал между тобою и между женою юности твоей, и она – общница твоя; не сотворил тебя одного, но в ней – остаток духа твоего; и храните дух ваш, и жены юности твоей не оставляй».

Итак, муж и жена, совокупляясь по законному браку и вставая с общего ложа, пусть молятся, ничего не наблюдая: они чисты, хотя бы и не омылись. Но кто растлит и осквернит чужую жену или осквернится с любодейцей, тот, встав от нее, хотя бы вылил на себя целое море или все реки, не может быть чистым».

Думается, что каноническую позицию Церкви можно выразить так: хорошо и полезно для души воздерживаться от супружеского общения во дни постов, но это не должно быть против воли одного из супругов. Насколько долго должно длиться это воздержание, решать не может никто, кроме собственной совести супругов. Единственное церковное ограничение – это рекомендация на воздержание от плотского общения супругов в ночь перед причастием.

Добавим к сказанному, что совершенно неоправданна позиция тех, кто утверждает, будто супружеские отношения возможны лишь тогда, когда разрешены венчания в церковном календаре. По объяснению известного авторитетного канониста прошлого св. Симеона Солунского (+1429), запрет на венчания связан с тем, что из-за постов или наступающих праздничных служб не может совершиться брачное пиршество, а вовсе не с тем, что в эти дни запрещено супружеское общение. Можно подойти и от обратного. Если ввести запрет на супружеские отношения в пост, праздники и другие важные церковные даты, это приводит к тому, что таких дней оказывается в году немногим больше 100, что приводит к «механизации» супружеской жизни, подталкивает людей к изменам и создает проблемы, ведущие к разрушению брака.

Необходимо также остановиться на популярной в наше время точке зрения об ущербности детей, зачатых в пост. Это утверждение ни на чем не основано, кроме как на «бабьих баснях». По учению Церкви, дети не несут вины отцов. А все запугивания в корне противоречат самому духу евангельской свободы, советующей и рекомендующей, но не навязывающей.

Кстати, и в древнерусской Церкви ясно оспаривалось суеверное представление о том, что дети, зачатые в пост, станут проклятыми. Протодьякон Андрей Кураев в уже цитированной статье приводит ответ епископа Нифонта, в котором он предлагает сжигать те книги, в которых говорится, что если ребенок будет зачат в пост или под праздник, то будет он либо вор, либо блудник, либо разбойник.

Таким образом, «при наличии ясных и мягких апостольских слов, при отсутствии древних канонических и святоотеческих запретов на супружеское общение в пост и при том, что в позднее Средневековье дискуссия по этому сюжету велась веками, вывод может быть лишь один: если супруги хотят воздерживаться, то это их подвиг (хотя иногда он может оказаться неразумным). Но если по желанию одного или тем более обоих супругов они в постное время «отдают друг другу должное», то это никак не может быть поводом для наложения на них епитимьи».

 
Авторы: Юрий Белановский и Александр Боженов
Из книги: «Двое во едину плоть: любовь, секс и религия»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст