Поэзия

Стихи Донченко Светланы: «Люблю поэзию ветров», «Дщерь Бога», «Последыш», «Желание»...


Донченко Светлана Геннадьевна
 

Люблю поэзию ветров

 

Люблю поэзию ветров,

когда в один поток сливаясь,

под шум играющего грая,

она понятна мне без слов.

Люблю поэзию ветров!

Она возносится над миром

к своим небесным дивным лирам,

где обитает дух Христов!

Люблю поэзию ветров!

Она пленительна и вечна,

и как богиня безупречна

среди насыщенных тонов.

Люблю поэзию ветров!

 

Дщерь Бога

 

Мне до неё не дотянуться:

она - дочь Бога самого.

Но дайте, дайте прикоснуться

к её стопам. И ого-го,

какою силою могучей

тот час наполнится мой дух!

Нет в мире чище, краше, лучше

России милой! Не потух

Огонь в глазах её бездонных!

Она - жемчужина Земли!

Загадка для безумцев оных,

тех, что душой занемогли,

тех, что в припадке безрассудства

дочь Бога рвутся кинуть в пасть

Иудам мира! Вам нагнуться

с почтеньем нужно и припасть

к стопам России – дщери Бога!

Не дотянутся до чела!

Добром к ней выстлана дорога

и два дарованы крыла!

 

Последыш

 

Уже махнул приветливо рукой

нам август остывающего лета.

Он не пройдёт тихонько стороной,

ждёт непоседа одного – рассвета!

И завтра вместе с солнцем на заре

красавиц август явит лик свой миру.

На изумрудном, травяном ковре

вздремнёт недельку. Знамо, по ранжиру

последышу положен этот шик.

Быть окончаньем лета-испытанье!

Не оттого ли август так велик,

как велика любовь у мирозданья?

 

Желание

 

Сегодня мне приснился отчий дом.

В нём пахло мамой, мёдом и блинами.

Казалось явью чудо, а не сном.

Смеялась мама наша вместе с нами.

Букет фиалок в вазе на столе

Волшебной синевой пленял всем взоры,

А солнца луч на мамином челе

Писал, как кистью, тонкие узоры.

Тихонько кто-то постучал в окно,

И мама распахнула обе створки.

Влетел к нам ангел шумно, как в кино,

Задев крылом фиалки. На скатёрке

Пятно расплылось прямо на глазах,

Цветы упали глухо на дорожки.

И мамин облик, словно впопыхах,

Растаял дымкой. У меня в ладошке

Остался мамин шёлковый платок,

Как будто соткан был он из фиалок.

В проём оконный тёплый ветерок

Пробрался тихо. Вид мой был так жалок,

Что даже ангел краешком крыла

Утёр мне слёзы: «Говори желанье!»

«Я так хочу, чтоб мама ожила!»

«Дарить вам буду  в каждом сне свиданье!»

 

Как от любви к нему не захмелеть...

 

Я влюблена в июль, он – пересмешник!

Такой задорный, тёплый, хулиган!

Не праведник природы и не грешник,

Пожалуй, просто летний хитрован!

Смеётся надо мною на рассвете,

Зовёт в поля и на степной простор.

Спустя часок, на небесах в просвете

Все тучи собирает как в дозор.

И ну чудить – греметь, сверкать, носиться

С Ильёю Громовержцем в вышине.

Потом, зазвав проказницу-девицу –

Красавицу Грозу, на скакуне

Прекрасном, вороном из туч холодных

Спешит галопом мимо пролететь!

И вот тогда-то в чувствах превосходных

Как от любви к нему не захмелеть?

 

В Петров день

 

Закат совсем не торопился -

Застыл за пеной облаков.

То ли дремал, то ли молился

В великий праздник – День Петров!

Все птицы как в церковном хоре

Слились с молитвою небес

И зашумел восторгом вскоре

Любимый мой июльский лес.

Ждала природа откровений

О человеческой любви –

Венчаний таинства, крещений

И Божий возглас: «Мир живи!»

Затрепетал закат и плавно

Поплыл ладьёй за горизонт!

Молюсь, чтоб завтра благонравно

Рассветом к нам вернулся он!

 

Тишина

 

Воскресну ль в глубине тиши лесной?

Так глупо умирать под стук трамвайный,

под шум машин у трассы скоростной,

под грохоты салютов, где случайный,

а может быть и нет - безумный крик

возносится незримо к небесам.

Мир городской так дико многолик,

он рад поющим, пляшущим домам.

Нет в этом мире места тишине,

той самой, что наполнена ветрами,

той, что поет в лесу по-птичьи мне

и пахнет разноцветными цветами.

Той тишины, в которой только Бог

нашёптывает звуки всех миров!

И этот дивный, жаркий шепоток

вернуть вновь к жизни каждого готов!

 

На постое

 

Живу в лесу. Не верю в счастье это,

дарованное мне на должный срок.

А на пригорке, под сосною, лето

сидит в тени – зажарилось чуток.

Нимало не смущаясь, своё тело

бесстыдно обнажило ветерку.

Он, озорник, рывками, грубо, смело

рвёт косы лету! О, весельчаку -

лесному ветру – дивная награда

шалить, играть с подругой под сосной.

Любуюсь ими! Боже, как я рада

тому, что лес пустил нас на постой.
     
    Автор: Донченко Светлана Геннадьевна, потомственная казачка, член Московской областной организации Союза писателей России, заслуженный писатель Московии. Кавалер орденов:  «Польза. Честь. Слава.» - 1-й степени и «Серебряного Орла».
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст