Наши святыни
фотоавтор фото: random exposure
источник: www.flickr.com

Живу на Святой земле. Капернаум

Много лет назад здесь был шумный город. Он стоял на пересечении торговых путей из Сирии и Ливана к Иерусалиму и дальше — в Египет. Огромное озеро пресной воды, — море Галилейское, — давало жизнь людям, по его глади ходили простые лодки с треугольниками парусов, а рыбы, которую вылавливали каждую ночь, хватало с избытком. Сюда, в это бурное место, и пришел со своей первой проповедью Иисус Христос. Здесь были явлены Его чудеса, из которых — исцеление тёщи Петра, возвращение здоровья слуге сотника, избавление от смерти сына царедворца, и многие, многие другие. На этих берегах Господь нашел Своих первых учеников и Апостолов, и вблизи этих мест накормил тысячи голодных.

Но — не покаялись, не обратились. И тогда прозвучали страшные слова: «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня; но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе». (Матф.11:23-24). И — зачах, обезлюдел шумный город. Мы не знаем, как скоро это случилось, но уже в 1106 году, когда здесь побывал русский паломник игумен Даниил, город был пуст. И сегодня, спустя две тысячи лет, на месте цветущего поселения — голое место. На много километров вокруг — ни одного городка, лишь черные камни и дикая, сухая трава. Что же случилось? За что проклял Господь это место? За крайнюю гордыню и превозношение, и за то, что надеялись на богатство, полагались на внешнее благополучие...

фотоФото: Гурий Балаянц
источник: Православие.ру

Миновали столетия. И вот — в конце 19 века Греческая Патриархия покупает участок земли и на руинах древнего города начинает постройку монастыря. В 1925 году закончен храм Двенадцати Апостолов. Но мало, очень мало людей приезжает сюда: до ближайшего города — далеко. И лишь в 2005 году впервые за сотни лет прозвучал здесь первый пасхальный перезвон, и возглас «Христос воскресе!»

Протоиерей Александр (Портянкин) собрал прихожан из всех близлежащих городов, — Тверии, Цфата, Кармиэля, Мигдаля  и, с благословения игумена Иринарха, провел Пасхальную Божественную Литургию. Но возникает вопрос: почему же до этого здесь не служилась Пасхальная Литургия? Ответ очень прост: за день-два до наступления Пасхи немногочисленная братия монастыря, как правило, уезжала в Иерусалим, чтобы увидеть чудо схождения Благодатного огня и принять участие в праздниках и службах, возглавляемых Патриархом Греческой церкви. А храм Двенадцати Апостолов оставался пуст.

фото
о. Иринарх
источник фото: Православие.ру

Все изменилось благодаря тому, что выросла и окрепла русскоязычная паства. Как уже сказано, мы живем в разных городах, а храмов, принадлежащих Русской Миссии, на Святой Земле немного, и расположены они, в основном, в Иерусалиме. Здесь же, на Севере — ни одного! Потому и открыла братская Греческая Церковь для нас теплые объятия, и разрешила регулярно проводить службы в своих монастырях. «Христос воскресе!» — полетел радостный зов, и с той поры всё начало меняться. Дважды в месяц, по субботам, — официальный выходной в Израиле, — проводится Божественная Литургия. Прихожане говорят не только на русском языке, среди нас — румыны, арабы, греки. Вы думаете, это разделяет нас? Ничуть не бывало! Напротив, скрепляет, потому что все мы объединены любовью Господа нашего Иисуса Христа.

Самый главный здесь человек, хотя, по скромности, и не слишком заметный, — игумен. Его зовут отец Иринарх (Миткас). Ему 49, он — грек, родился в Македонии, а сюда приехал в 1991 году. И  сразу же начал оборудовать, перестраивать, улучшать этот крохотный уголок. Каждый год — то ремонт, то беседка, то асфальт, покрывающий всю территорию. Море цветов, маленький пруд, в котором — обаятельные лягушки, а павлины!

Павлины — это особый рассказ. Их так много, что только сам игумен знает, сколько на самом деле (по секрету скажу — 24). Они свободно разгуливают по двору монастыря, и встречают прихожан ранним утром. Те, кто не поленился встать и приехать задолго до начала Литургии, удостоится особой чести, — увидеть павлина с распущенным хвостом. Эти птицы как чувствуют, что ими любуются, — важно расхаживают перед глазами, позируют жаждущим сфотографировать. Потом концерт заканчивается, и опаздывающие могут долго бегать с фотоаппаратом за павлинами, — ни один не раскроет хвост! Но даже не это самое интересное. Вот тут вы мне не поверите! Но это — правда, и мне приходилось много раз слышать, как эти горделивые существа подпевают звучанию колоколов! Стоит разлиться красивому перезвону, — павлины начинают кричать! На все голоса.

фотоЕлена Черкашина
автор фото: Елена Божедомова

Служба заканчивается — и прихожане выходят из храма, устраиваются под тенистыми кронами шелковиц, достают термосы с чаем, небольшие припасы. Все рады видеть друг друга, — живем в разных городах, видимся только на службах. Зовем игумена: «Брат Иринарх, идите к нам!» Отец Иринарх прекрасно говорит по-русски: двадцать два года общения с прихожанами, а сколько туристов, сколько групп из России! Присоединяется, пьет кофе. Он всех знает, всех помнит. Умеет пошутить, умеет поддержать. Спрашивает о детях. Меня всегда встречает словами: «Как капитан?» — это о моем сыне, причем называть его капитаном  начал задолго до того, как сын им стал.  Малышей любит особенно, а малыши — любят его, хотя немного боятся густой колючей бороды.

В отце Иринархе есть особенная духовная нежность, ласковость, и — достоинство. Помню, как однажды, когда сын закончил курс морских офицеров, и ожидал присвоения звания, то пригласил отца Иринарха на торжественный вечер. Тот приехал на морскую базу в праздничной рясе, на голове — высокая монашеская шапка, — скуфья, осанка аристократическая. Народ так смотрел! А какой-то пожилой мужчина, друз по национальности, подошел поздороваться за руку. «Отец Иринарх, он вам знаком?» — Спросила я. «Нет, — невозмутимо ответил игумен. — Просто он тоже — христианин». Я тогда удивилась, — отец Иринарх в любой обстановке чувствовал себя на высоте. И при этом — так скромно!

Сегодня в Капернауме, кроме игумена, нет монахов, но помогать сыну приехал из Греции его отец, Ставро. Он ведает хозяйством, на его попечении — сад, огород, домашняя птица. Ставро не знает русского, выучил только несколько слов, но все понимают и любят его. Самое главное, — «С праздником!» — он говорит почти без акцента! Другое слово, — «хорошо», — звучит из уст пожилого грека чаще других, и означает не только приветствие, но и состояние души... Потому так хорошо рядом с ним.

Время идёт, прихожане разъезжаются, а туристы — начинают прибывать. У тех, кто приехал впервые, в глазах — удивление: не ожидали увидеть здесь такой райский сад! Много монахов, священников из России, паломницы в скромных платочках. Они уже побывали в Иерусалиме, и, наверняка, заехали в Назарет, где прошла большая часть земной жизни  Пресвятой Богородицы; возможно, посетили Тверию; Капернаум — самая северная точка их паломничества. Дальше — открытые пространства Галилеи, и — граница с Сирией.

В глазах этих людей — особая тишина. Мы привыкли к тому, что живем на Святой земле, а они к каждому мигу пребывания здесь относятся с благоговением...

В будние дни здесь не так оживленно, храм открыт, но приезжают немногие, молящихся мало, больше — людей с фотоаппаратами. Но есть особый день в году, когда сюда стекаются сотни православных, и не только из Израиля, но и из-за границы; это — 12 июня, престольный праздник храма, — Святых Петра и Павла. Неизменно прибывает Патриарх Греческой Церкви Феофил, с многочисленной свитой. Он останавливается во внутренних покоях монастыря, отдыхает, а затем служит Божественную Литургию. Середина лета, жара, во всю мощь работают кондиционеры, но храм не слишком большой, поэтому люди то и дело выходят глотнуть воздуха. А в монастырском дворе в это время накрывают столы. Отец Иринарх не в состоянии один справиться с таким количеством гостей, а потому каждый год приглашает специальную бригаду поваров. Это юноши-арабы, они прекрасно знают свои обязанности, и, пока в храме идет Литургия, быстро расставляют длинные ряды столов, сервируют их, - как правило, очень просто, и готовят еду. Когда, причастившись, молящиеся покидают храм, трапеза готова. Сначала рассаживаются Патриарх и священномонашеский чин, а затем — мы, простые люди. Звучит молитва. Трапеза очень проста, из года в год это — прекрасная озерная рыба, — считается, что именно та, которую ловил Апостол Петр; рис, салаты. Все очень вкусно, на лицах людей — благоговение. Отец Иринарх проходит с ласковой улыбкой на лице: «Всё хорошо? Всем всего досталось?» «Спаси Господи, отец Иринарх, — слышится отовсюду, — так вкусно!» Затем — сладкое, и — по домам. Игумен стоит, провожает всех, и по секрету говорит самым близким: «Больше трехсот человек! А сегодня — почти пятьдесят градусов!» Это так. Но, сидя на воздухе, в тени виноградных лоз, овеваемые нежным ветром с озера, мы даже не заметили, что так жарко.

Счастливые, покидаем монастырь...

Для нас Капернаум — это не просто историческое место. Это — наш дом, наш храм. Да, именно так мы чувствуем, без преувеличения: наш храм. И приезжаем сюда, как домой, и забираем капельку его тепла, и оставляем здесь частичку своего собственного сердца.

фото
автор фото: Елена Божедомова
фото
автор фото: Елена Божедомова

 

Капернаум, март 2013 года.
автор: Елена Черкашина
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст