Наши святыни

Гортензий шапки, словно пена...


Никогда не теряй надежды на Промысл Божий. Когда не можешь решить вопрос и не знаешь, что делать, - доверься Промыслу Божиему и не думай больше об этом.

Архимандрит Гавриил (Ургебадзе)

 

схиигум Фамарь и Елизавета Федоровна
Cхиигум. Фамарь и Елизавета Федоровна
Автор фото: Марина Ренар

Я долго не могла понять, с чего начать историю, которой мне очень хотелось поделиться. Это было желание поведать о явном присутствии в нашей жизни самих Божиих угодников и всемогущего Божественного Промыcла. Мне несколько раз приходилось начинать писать эту историю, но только сейчас стало понятно, что для осуществления моего желания не хватало ключевой точки, и она в нужное время возникла. Это произошло 13 июня 2018 года - этой точкой стал день обретения мощей святой преподобноисповедницы Фамари (Марджанишвили). И сразу же необыкновенным образом стали раскрываться и получили свое новое очертание все ранее произошедшие события, после того, как зимой 2017 года я купила букет белых гортензий из шелка на могилку для матушки Фамари. В декабре 2016 года я прочитала на сайте pravoslavie.ru статью о канонизации Грузинской Православной Церковью схиигуменьи Фамари. Но это все будет намного позже. История же эта началась задолго до этого... Вот об этих неслучайных случайностях эта быль.

На первый взгляд эта история вообще могла бы показаться, особенно человеку невоцерковленному, самой обыкновенной, если бы не череда неожиданных сюжетов и взаимосвязанных событий, которые предоставляют человеку возможность по прошествии времени увидеть в каждом дне своей жизни промыслительное Божие присутствие, которое можно попытаться разглядеть, но, к сожалению, не всегда удается самостоятельно осмыслить. Происходящие с человеком житейские ситуации кажутся никак не связанными или не пересекаемыми между собой, но в одно из нужных для каждого человека мгновений Господь устрояет все по одному Ему известному промыслу и ведет к единственной, только Ему понятной и известной цели. Вот тогда мы отчетливо понимаем, как Господь участвует в нашей жизни, сплетая нити вроде бы простых событий самым невероятным и непредсказуемым для нас образом.

Начало этой истории было связано с моим непреодолимым желанием делиться с окружающими меня людьми всем новым о безграничном мире веры, что открывается вне зависимости от желания и каких-либо усилий со стороны самого человека. Хочу верить, что это не является синдром неофита. Со времени моего воцерковления во мне устойчиво стал проявляться интерес к древней, редкой и необычной иконографии, к редкостным сюжетам икон, которые стали неожиданно появляться в моей жизни.

Незнакомый и далекий мир православной веры начал отчетливо проникать в мое сознание в трудный период моей жизни, когда я потеряла высокооплачиваемую престижную работу, а новые варианты трудоустройства не просматривались. Только сейчас мне все явственно видится всеблагой Промысел Божий во всем происходящим со мною. Начало всем изменениям на этом жизненном отрезке пути предопределила неожиданная, но долго, не один год вынашиваемая идея поездки в дивное Дивеево к преподобному Серафиму Саровскому в Четвертый Удел Божией Матери. Поездка состоялась, но не групповая паломническая, а самостоятельная, за рулем собственного автомобиля, на котором до этого момента мне дальше Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и села Годеново никуда не приходилось выезжать. Впервые в жизни мне предстояло самостоятельно совершить достаточно дальнее путешествие длиною почти в 640 км. Спутников и единомышленников не было. Нашелся один-единственный молодой человек, готовый составить мне компанию, который к своим 18 годам только и знал о таком святом земли русской - преподобном Серафиме - из единственной духовной книжицы, прочитанной им и описывающей коротенькое житие преподобного, прославленного в лике святых Саровского чудотворца, с напечатанным в ней акафистом (что такое акафист, не знали тогда ни я, ни он).

Это сейчас я могу вразумительно объяснить, что акафист - это хвалебное пение с благодарственными словами и молитвенным славословием в форме красивой стихотворной песни, которая летит в Небеса с верою и надеждою. Однако, самое мое любимое объяснение этого термина принадлежит игумену Савве (Остапенко): Акафист – это наш восторг перед величием Божиим, Его Пречистой Матери и всех святых.

Приходит время (для каждого свое), и Господь начинает прокладывать дорогу, непостижимую для нашего сознания, и по капельке приоткрывать человеку его путь к вере. Так и в моей жизни однажды каким-то неожиданным образом начал отчетливо проявляться все премудрый Промысел Божий. Вокруг меня стали происходить события, вспоминая о которых, я не сразу, но постепенно начинала осознавать, что именно это и есть начало пути к Богу. И как оказалось значительно позднее (дерзну сказать), в этом несомненно поучаствовал сам батюшка Серафим. Матушка Фамарь так и говорила: «Вся жизнь моя в руках преподобного Серафима» - и считала Саровского чудотворца главным своим покровителем. Очень часто я явно ощущаю соучастие преподобного Серафима и в моей жизни, и в жизни близких и дорогих мне людей.

Неожиданно мне попалась информация о чудотворном образе Пресвятой Богородицы «Покрывающая», сразу нашелся в интернете текст Акафиста, чтимого перед Ея чудотворною иконою. Но совсем не сразу (по прошествии долгих шести лет) история этого необычного образа и его иконографии приоткрыла мне необыкновенную связь между этим чудотворным образом, преподобным Серафимом и схиигуменьей Фамари. В этой истории отражались и духовные, и культурные связи России и Грузии и возрождение былого единства наших братских православных народов.

Я уже упомянула, что в течение этих шести лет мое неугасимое желание всем рассказать об удивительной иконе Пресвятой Богородицы «Покрывающая» еще как-то находило своего слушателя, но возможность посетить место ее пребывания - Серафимо-Знаменский скит в Домодедовском районе Московской области - так и оставалось нереализованной по какой-то необъяснимой причине. Духовно близкие мне друзья были готовы ехать со мной в какие угодно отдаленные места от Москвы, в дальнее и ближнее зарубежье к православным святыням, но только не в Домодедовский район. Но мы-то знаем, что «всё приходит вовремя для того, кто умеет ждать», как написал Лев Николаевич Толстой в своем романе «Война и мир». Я с неуклонным упорством продолжала предлагать и братьям-грузинам, и своим друзьям паломничество к образу Пресвятой Богородицы «Покрывающая». Сейчас уже понятно, что на тот момент просто не подошло то нужное время, в которое все в полной мере смогли бы проникнуться историей этого необыкновенного подмосковного дивного уголка, в котором находится одна из жемчужин русского зодчества начала XX века, к возникновению которой имела непосредственное отношение схиигумения Фамари. Но до этого понимания еще было далеко.

В этом отведенном Богом отрезке времени мне сначала предстояло побывать несколько раз в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском монастыре у преподобного Серафима и Пресвятой Богородицы. Абсолютно спонтанно наметилась дорога в Дмитров, к месту служения епископа Русской Православной Церкви Серафима Звездинского (в миру Николай Иванович Звездинский), епископа Дмитровского, викария Московской епархии, причисленного к лику святых Русской Православной Церковью в 2000 году. Следовало узнать, как епископ Серафим особо почитал преп. Серафима Саровского. И когда в 1902 году епископ тяжело заболел, он выздоровел после молитвы перед образом тогда еще не прославленного старца Серафима. И как после выздоровления сына, после канонизации в 1903 году старца Серафима, отец Николая, протоиерей Иоанн (Иван Гаврилович Звездинский), написал тропарь и службу преподобному Серафиму. И что сам будущий епископ в 1908 года был пострижен в монашество с именем Серафим в честь преподобного Серафима Саровского.

Позже я узнала, что епископ Серафим (Звездинский) был помощником и другом епископа Серпуховского Арсения (Ждановского), бывшего наместника Чудова монастыря в Кремле, снесенного в 1929-1930 гг., который будет, слава Богу, восстановлен на территории Московского Кремля, и что большинство сестер Серафимо-Знаменского скита были духовными чадами епископа Арсения.

Но нам тогда еще не были приоткрыты все эти удивительные истории, неслучайные случайности и переплетения этих человеческих судеб. Никто из нас не связывал на тот момент уже узнаваемые лица, духовная жизнь которых отражалась через призму истории нашей страны и жизни Церкви и, оказывается, была напрямую соединена с маленьким Серафимо-Знаменским скитом, расположенным в 36 км от Златоглавой, в который мне так и не удавалось попасть долгие шесть лет. И как выяснится значительно позднее, в эпоху гонений на веру и Церковь владыка Арсений со своим духовным другом архимандритом Серафимом (Звездинским), будущим епископом Дмитровским и биографом матушки Фамари, священномучеником, безвыездно жили именно в Скиту в полузатворе с июля 1918 по 1919 год в небольшом домике в лесу, в котором и совершали богослужения в построенной матушкой домовой церкви преподобного Арсения Великого – небесного покровителя владыки Арсения.

За это время мне неоднократно удалось побывать в Первом Уделе Пресвятой Богородицы – в благословенной Ею древней Иверии (Картли), где Пресвятая Богородица призвала к Себе апостола Андрея и сказала ему: «Я буду хранительницей жизни людей Иверской страны и, воздевая о них руки к Сыну Моему, буду испрашивать им от Него помощи во всем»; в Джвари, в грузинском монастыре и в храме первой половины VII века, который расположен на вершине горы у слияния Куры и Арагви близ Мцхеты — там, где, согласно историческим источникам, воздвигла крест святая равноапостольная Нина; в комплексе из Самтавро-Преображенской церкви и женского монастыря святой Нины, который расположен при слиянии рек Мтквари и Арагви, где сегодня покоятся мощи преподобноисповедника Христа ради Юродивого Гавриила (Ургебазде); в Бодбийском монастыре, где более двух тысячелетий пребывают мощи равноапостольной Нины и в котором ныне (уже в 2018 году) мы приложились к первой иконе преп. Фамарь (Марджанишвили), которая в далеком 1902 году являлась послушницей Тамарой (Тамара Александровна Марджанишвили), была пострижена в монашество с именем Ювеналия, а затем назначена игуменией этого крупнейшего в Грузии монастыря, откуда впоследствии была переведена в Москву. Теперь мы точно знаем, что Серафимо-Знаменский скит, основанный будущей схиигуменией Фамари в 1910 году, занимает необычное место не только среди монастырей Подмосковья, но и особое место в духовной истории России и Грузии.

Вот так по крохотным частицам складывался мой долгий путь в Домодедовский район в Серафимо-Знаменский скит, история которого была так тесно связана с историей святой жизни людей, которых для меня открывал Господь через чудотворный образ Пресвятой Богородицы «Покрывающая».

Казалось бы, какое отношение ко всей этой истории может иметь новый исповедник и Христа ради юродивый Гавриил (Ургебазде)? Но благодаря и его святым молитвам весь пазл этой сюжетной линии сложился окончательно. В одно прекрасное зимнее утро мне попалось на глаза сообщение, что 22 декабря 2016 года были обретены святые мощи архимандрита Гавриила (в миру Годе́рдзи Васи́льевич Ургеба́дзе), а ранее - 20 декабря 2012 года - Синод Грузинской Церкви причислил его к лику святых.

После обретения святых мощей из комментария к Акафисту, написанному преподобному Гавриилу, и открылись все подробности об этом чудотворном образе Пресвятой Богородицы «Покрывающая» и его непосредственная связь со схиигуменией Фамари.

Выяснилось, что чудотворный образ Богородицы – икона Покрывающая, или, как ее еще называют, Домодедовская (по географическому месторасположению), был келейным образом схиигумении Фамари. Существует предположение, что в основе образа могла быть использована картина Пьера Миньяра «Мадонна с виноградом».

Но моему сердцу ближе предположение о том, что икона Пресвятой Богородицы «Покрывающая» является списком иконы Пресвятой Богородицы «Ты Еси Лоза Виноградная». Эта икона появилась на основе фрески, находящейся в храме в Капподокии. Богородичная икона «Ты Еси Лоза Виноградная» была признана Грузинской Православной Церковью, имеет тропарь и акафист, день ее памяти установлен - 01 января (стар. ст.)/14 января (нов.ст.). Неожиданным совпадением оказалось и то, что день памяти святой равноапостольной Нины, которая была близкой родственницей св. Георгия Победоносца и происходила из Каппадокии (ровно из того места, где впервые был написан образ Пресвятой Богородицы «Ты Еси Лоза Виноградная»), совершается тоже 14 января. Следом за этими двумя памятными датами следует 15 января – день, в который Русская Православная Церковь чтит память преподобного Серафима Саровского.

На чудотворной иконе Пресвятой Богородицы «Покрывающая» – святыни Скита, по описанию духовника обители священномученика епископа Арсения (Ждановского) «Божия Матерь головным платком прикрывает и как бы от кого-то защищает Богомладенца, а Он держит в руке кисть винограда – эмблему Святого Причащения, при котором не страшны никакие невзгоды...». Матушка Фамарь образ Божией Матери «Покрывающая» считала хранителем и покровителем Скита и его насельниц, напоминающим им о необходимости частого причащения святых Христовых Тайн. Вместе с сестрами в знак благодарности и умиления матушка воспевала Преблагословенной: «Ты, Всеблагая Мати, дивно крат верных рабов Твоих сохраняеши и от наветов злых духов и человеков незримо покрываеши...»

Могилка схиигум Фамарь
Могилка схиигум. Фамарь
Автор фото: Марина Ренар

Далее события этой истории стали развиваться значительно стремительнее. После того, как 22 декабря 2016 года Священный Синод Грузинской Православной Церкви канонизировал и причислил к лику святых схиигумению Фамарь (Марджанишвили), первую настоятельницу Серафимо-Знаменского женского скита, мне отчетливо захотелось поехать на Немецкое (Введенское) кладбище, находящееся в районе Лефортово в Москве, на могилку схиигуменьи Фамари, поклониться ей и помолиться. В тот год зима выдалась холодная и снежная (температура в Москве доходила до -24), но меня это не остановило. Собралась компания единомышленников, с которыми мы и решили посетить могилку матушки в конце февраля 2017 года. Однако огромные сугробы на дорожках между могилами не позволили нам близко подойти к месту упокоения схиигумении Фамари и возложить около ее могильного креста купленный для этой цели большой букет белых гортензий из шелка.

После нашей поездки в заснеженном феврале на Немецкое (Введенское) кладбище букет белых гортензий из шелка продолжал лежать в багажнике моего автомобиля. В течение нескольких последующих месяцев во время моих разных поездок я неоднократно испытывала искушение возложить букет, приобретенный для грузинской княжны, на чью-нибудь могилу, так как не знала, удастся ли скоро выбраться на могилку матушки Фамари. Но что-то меня от этого удерживало.

А в марте 2017 года случилась еще одна история, которая приблизила меня к заветной цели. Мое желание попасть в Серафимо-Знаменский скит и связанные с ним истории занимали моих друзей, но, как и прежде, никто не хотел составить мне компанию. Как-то раздался телефонный звонок от горячо любимой и уважаемой тетушки нашего духовника, которая неожиданно попросила меня поехать с ней на могилку духовного отца нашего дорогого батюшки. Мне сразу пришло в голову, что эту поездку нужно совместить с посещением Серафимо-Знаменского скита, как далеко бы ни находилось место упокоения духовного отца нашего батюшки от Скита. Но оказалось, что его место упокоения в с. Михайловское находилось всего в 20-30 минутах езды на машине от Скита.

Неожиданным сюрпризом в то утро стал для меня магнитик с фотографией молодой матушки Фамари, одиноко висевший в иконной лавке величественного белоснежного Храма Архистратига, куда мы ехали на могилку настоятеля протоиерея Андрея (Усков). Моему восторгу не было предела. Я не удержалась и невольно ахнула, чем обратила на себя внимание бабушек-прихожанок, сидевших смиренно возле иконной лавки в ожидании начала Литургии. Ко мне пришло осознание того, что как раз в этот момент меня одарили долгожданным подарком: с фотографии на меня ласково смотрела матушка Фамарь с удивительно благодушным выражением лица и внутренней сдержанностью. Бабульки-прихожанки стали невольно прислушиваться к моему разговору со свечницой и наперебой спрашивать у меня, кто это такая – матушка Фамарь? Теперь уже моему внутреннему (молчаливому) недоумению не было предела: мне было странно, что из них никто не знает о святой подвижнице, хотя основанный ею Скит был так близко от места их жительства. Через 25 минут мы с моей попутчицей уже подъезжали к Скиту, к которому пришлось пробираться от места парковки машины по ледяной колее, залитой по щиколотку талой водой. Было начало марта, в воздухе уже ощущался еле уловимый запах весны.

Вот так весной 2017 года сложная дорога наконец-то привела меня в Серафимо-Знаменский скит. Чудотворной иконе Пресвятой Богородицы «Покрывающая» пришлось поклониться от дверей Храма, так как протиснуться к ней ближе не было никакой возможности из-за плотной толпы исповедников в очереди на исповедь к батюшке, но это ничуть не умалило моей радости. На все средства, которые были у меня с собой, я накупила в лавке Скита для подарков десяток магнитиков с фото матушки Фамари, несколько книг о матушке, тексты акафистов перед иконой Богородицы «Покрывающая» и, конечно, иконы преп. Гавриила. В тот момент я еще не могла оценить важность произошедшего. У меня все-таки получилось доехать до Скита! Удалось увидеть своими глазами и эту дивную ярусную шатровую церковь, где верхний храм освящен в честь преп. Серафима Саровского и иконы Божией Матери «Знамение», а престол нижнего – в честь святой равноапостольной Нины. Таким удивительным образом в истории моего путешествия сошлись в одной точке на карте Подмосковья сплетаемые веками связи между святой равноапостольной Ниной, просветительницей Грузии, матушкой Фамари, глубоко почитаемым ею преп. Серафимом, Саровским чудотворцем и преподобным Гавриилом (Ургебадзе).

Эта история могла бы на этом и закончиться, пока в один из летних душных дней московского лета того же 2017 года у меня не возник помысел, удививший меня саму. Пришедший из вне, он касался купленной в Скиту, но так и непрочитанной книги о матушке Фамари «Детки мои любимые». Сразу у меня так и не получилось прочитать ее целиком, а только выборочно. Мысль о книге меня не оставляла, и, отыскав дома книгу, я сразу принялась читать ее с самого начала, решительно ощущая, что мне это зачем-то нужно и именно сейчас. И какое же было мое удивление, когда, дойдя до последней страницы вступительной статьи, я прочитала, что каждый год 23 июня к 15.00 на могиле схиигуменьи Фамари на Немецком (Введенском) кладбище совершается панихида, на которую и приглашаются все, почитающие святую память о матушке. Я перевела взгляд на календарь и с изумлением увидела дату - 21 июня 2017 года. Оказалось, что оставалось два дня до обозначенного в книге события. И это явно свидетельствовало о том, что сама матушка позвала меня на свою первую молебную службу, которая должна была совершаться после ее канонизации Грузинской Православной Церковью. Это было одновременно и приглашение и утешение от матушки Фамари. Купленный для матушки большой букет белых гортензий из шелка так и оставался лежать у меня с февраля в багажнике, дожидаясь своего часа. Да простит меня дорогая матушка, что в такой праздник, в июньский день я возложила на ее могилку не живые цветы, а большой букет белых гортензий из шелка. Какая в этот день была дивная служба, которую совершали грузинские священнослужители в соучастии с игуменией Иннокентией и сестрами Скита и на которой пелось уже написанное Величание и тропарь в честь матушки Фамари! А кто хоть раз слышал богослужебное пение на грузинском языке, знает, что оно настолько необыкновенно, что начинаешь ощущать, как звуки грузинских распевов возносят твою душу на небо.

Теперь уже точно известно, что 28 декабря 2017 года Русская Православная Церковь прославила в лике святых основательницу Серафимо-Знаменского скита села Битягово - схиигумению Фамари (Марджанишвили).

Отныне, с 23 июня 2018 года Серафимо-Знаменский скит, где будут храниться мощи новопрославленной святой преподобноисповедницы Фамари (Марджанишвили), является еще и символом неразрывного духовного единства двух великих православных народов – России и Грузии. Этот день будет престольным праздником этой святой обители.

Как преп. Гавриил, отныне и преп. Фамарь со всеми святыми земли русской и земли грузинской – все вместе святые угодники Божии, без сомнения, молятся и предстательствуют перед Богом за Грузию и Россию, за наше единение во Христе!

Несомненно, святая матушка Фамарь была и остается центром духовного притяжения не только для Грузии, но для России.

Казалось бы, почему мой выбор тогда пал на букет белых гортензий из шелка...? Подойдя к концу моего повествования, я вдруг поняла, что это был выбор самой матушки. Обдумывая заключительные строки этого рассказа, я, открыв наугад книгу «Детки мои любимые», взглядом выхватила строчки из написанного матушкой в последние годы ее жизни стихотворения «Сон сестры Клеопарты»: Гортензий шапки, словно пена...

 

Мне снился сад однажды чудный,

Сон необычной красоты

С дерев листвою изумрудной

И все цветы… цветы… цветы...

 

И было их так много, много

Роскошных пышных тех цветов.

Тонула словно в них дорога,

Красы их выразить нет слов!

 

Гортензий шапки, словно пена,

Настурций ярких огоньки

И золотистая купена

Цвели по берегу реки.

 

А над хрустальную водою

Повисли легкие мосты;

И здесь, и дальше за рекою

Цветы… цветы...цветы...

 

Виднелись всюду предо мною

Растенья чудной красоты

С разнообразною листвою

И все цветы... цветы... цветы...

 

И верю я, — в стране небесной,

В стране добра и красоты,

В стране поистине чудесной

Я вновь увижу те цветы...

 
Автор: Марина Ренар, Россия
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст