История

Отечественная война 1812 года


Отечественная война 1812 года

Внешняя политика России с первых лет XIX в. носила активный характер. В поле зрения российского правительства постоянно находились, как и в многие предыдущие годы, два стратегических направления – южное и западное. Именно из тех краев исходила угроза России.

На Южном направлении угроза исходила от Ирана и Турции. Яблоком раздора служили народы Закавказья, не желавшие попасть под иго своих более сильных южных соседей. Грузия (основная часть) добровольно вошла в подданство России (1801). Иран, вступив в войну с русским соседом (1804), желаемого результата не добился и признал присоединение к России Северного Азербайджана и Дагестана.

С 1806 г. началась новая Русско-турецкая война за преобладание в Молдавии и на Балканах. И только за месяц до вторжения Наполеона в Россию вооруженный конфликт с Турцией был улажен. На этой войне полководческий и дипломатический талант проявил будущий фельдмаршал М. И. Кутузов. По Бухарестскому мирному договору 1812 г. к России отошла Бессарабия и участок Черноморского побережья с г. Сухум, были подтверждены автономии Молдавии, Валахии и Сербии. Граница с Турцией теперь проходила по р. Прут.

В Европе враги и друзья не были стабильными и часто менялись, как в калейдоскопе: даже незначительный шаг одной страны вызывал бряцание оружием целого ряда стран.

Главным возмутителем спокойствия в Европе в начале XIX в. была Франция. Она стала республиканской, и этого не могли терпеть монархи европейских государств. Франция с оружием в руках отбивалась от всех сторон, и небезуспешно. Но когда к власти пришел генерал Наполеон Бонапарт, и во Франции, и в Европе обстановка заметно изменилась: Наполеон объявил себя императором и двинул свои войска на своих недоброжелателей. Россия не могла остаться в стороне и тоже вовлеклась в вооруженную борьбу. Сложился военный союз против Франции в составе Англия, Австрия и Россия (1805). Сила и талант Наполеона и просчеты союзников привели к тяжелому поражению союзнических войск под Аустерлицем.

Коалиция против Франции расширилась. Но действия союзников часто не согласовывались и они раз за разом терпели поражения. Не избежала этого и русская армия. Тогда Александр I решил пойти на переговоры с Наполеоном, результатом чего стал Тильзитский мирный договор (1807). По нему, не потеряв территорий, Россия присоединялась к континентальной блокаде недавнего своего союзника – Англии.

Наполеон требовал от всех европейских держав прекратить торговлю с Англией и тем максимально ослабить ее. Швеция не подчинилась. Два обстоятельства заставили Александра объявить войну Швеции: опасение, что та попытается напасть на Петербург, и откровенный нажим Франции. Русско-шведская война на этот раз не стала продолжительной (1808-1809) и завершилась поражением Швеции, как и 100 лет назад в Полтавской битве. К России отошла Финляндия, которой Александр даровал автономию, разрешил чеканить свою монету, оставил таможенную границу и т.д.

Россия все больше тяготилась континентальной блокадой Англии – убытки были непомерными. Наконец, возобладал разум, и торговля с Англией возобновилась, хотя и на американских судах. Теперь началась таможенная война между Францией и Россией. Наполеон гневался. Вооруженное столкновение с Россией для него стало вопросом решенным.

Отечественная война 1812 года стала для России первым важнейшим, судьбоносным событием XIX в. Вторым станет отмена крепостного права.

«Гроза двенадцатого года»: планы и силы сторон

Наполеон проявил двойную самоуверенность: решил поставить на колени Россию и сделать это в кратчайшие сроки. Непосредственным предлогом к нападению на Россию стало якобы нарушение Александром I Тильзитского мира. Французы начали военные действия без объявления войны – ниже своего достоинства посчитали они «акт джентельменства» – оповестить об этом противника по дипломатическим каналам. Полного плана, как воевать с Россией, не найдено, похоже, у них его и не было, – так они были уверены в своем превосходстве. Цель Наполеона – одним-двумя генеральными сражениями разгромить русскую армию, овладеть Москвой и принудить поверженного противника к безоговорочной капитуляции со всеми вытекающими последствиями. У русской стороны план на случай вторжения французов имелся. Он носил стратегический характер и был рассчитан на три года:

Первый период (1812) – затягивание войны, маневрирование, вовлечение противника вглубь территории.

Второй период (1813-1814) – разгром основных сил французов в России и перенос боевых действий в Европу вплоть до капитуляции Франции. Главная идея плана – как можно дольше уклоняться от генерального сражения, как можно больше растягивать силы противника по бескрайним российским просторам.

Армия вторжения насчитывала до 600 тыс. человек с 1400 орудиями. Русская армия насчитывала 320 тыс. человек, но на западном направлении дислоцировалось лишь 220 тыс. человек с 942 орудиями. Таким образом, каждый русский солдат должен был драться с двумя французами, да и орудий было 1:1,5. Техника и вооружение у обеих армий были примерно равными: у французов эффективнее использовалось стрелковое и холодное оружие; у русских дальше и точнее била артиллерия.

Через сутки после вторжения Александр I предпринял попытку переговоров с целью предотвратить расширение войны. Наполеон мирные предложения высокомерно отклонил.

Три русские армии встретили французов у границы:

1-я армия (120 тыс. человек, командующий М. Б. Барклай-де-толли) прикрывала 200-километровый фронт с центром в г. Вильно.

2-я армия (40 тыс. человек, командующий П. И. Багратион) была растянута по фронту на 100 км между реками Неманом и Бугом.

3-я армия (40 тыс. человек, командующий А. П. Тормасов) расположилась в Полесской низменности – бассейне рек Припяти, Днепра и Десны. Первые две армии прикрывали Петербург и Москву, третья – киевское направление.

Противостоять собранной в кулак французской армаде разрозненные русские армии не могли, да и не планировали, поэтому 1-я и 2-я, отстоявшие друг от друга на 200 км, начали отступать, но с арьергардными (прикрывающими отход главных сил) боями, постепенно изматывающими противника. Настигнуть, а тем более разгромить хотя бы одну из них французам так и не удалось. Начал рушиться их стратегический замысел. Наполеон на 18 суток засел в Вильно, ожидая подхода отставших группировок войск и обозов своей армии. Дождался, и после этого началась погоня за призраком: Наполеон ожидал, что вот-вот он настигнет русских и разобьет их в генеральном сражении; русские каждый раз, искусно маневрируя, с боями отходили на восток.

Наполеон устремился к Смоленску, с тем, чтобы, овладев им, зайти русской армии в тыл и отрезать ее от Москвы. Но на пути к городу французы встретили незначительный (около 7 тыс. человек) отряд под командованием генерала Д. П. Неверовского. Генерал знал об опасном положении русской армии и решил, во что бы то ни стало, задержать неприятеля хотя бы на несколько часов, чтобы русские успели войти в Смоленск. Построив свой отряд в плотные колонны, он стал медленно отступать, отражая натиски французов. Французы около 40 раз пускали в атаку на отряд свою кавалерию и все напрасно. Неверовский отбился и дал возможность отряду Раевского занять Смоленск. По свидетельству самих французов, Неверовский «бился как лев». (Д. П. Неверовский был смертельно ранен в Лейпцигском сражении – 1813 г.).

Армии Барклая-де-толли и Багратиона соединились только в Смоленске. Их потери за время отступления составили примерно 25% от начальной численности – убитых, раненых, больных, отставших. Однако французы при движении к Смоленску потеряли 48% своего личного состава. Таким образом, под Смоленском 120 тыс. русских противостояли 180 тыс. французов.

Еще до основных сражений обеим сторонам требовались пополнения живой силой. Александр I пошел на необычный шаг – издал Манифест с призывом создавать народное ополчение (войско, создаваемое в условиях военного времени в помощь регулярной армии из гражданских лиц, освобожденных от действительной военной службы). От Церкви требовалось убеждать крестьян, чтобы они вооружались и повсюду наносили врагу «великий вред и ужас».

Война с Наполеоном приняла священный характер. Передовые люди России, даже далекие от военного дела, не могли оставаться в стороне от борьбы за освобождение Отечества. Поэт А. Жуковский сражался под Бородино, поэт К. Батюшков был ранен в бою, князья поэт П. Вяземский и драматург А. Шаховской служили в казачьих отрядах, поэт Ф. Глинка и историк Н. Карамзин – в ополчении и т. д.

Всем русским войском формально руководил император, имелся и военный министр Барклай-де-толли, но единого командования в армии так и не было. Это приводило к разрозненным действиям, путанице, лишним жертвам. Поскольку русские, время от времени давая локальные сражения, тем не менее раз за разом отступали, в армии начался ропот.

Особенно недовольство усилилось после ухода от Смоленска. Открыто (словесно) противостояли друг другу командующие 1-й и 2-й армиями. Эти обстоятельства подтолкнули Александра I к единственно правильному решению – учреждению должности главнокомандующего всеми русскими действующими армиями и назначению на нее генерала от инфантерии (инфантерия – название пехоты) Михаила Илларионовича Кутузова.

Сожженная Москва

М. И. Кутузов собрал Военный совет в Филях, чтобы решить, сдавать ли французам Москву или встать намертво. Горячие головы высказывались за новое решительное сражение, но опыт и ум полководца подсказывал ему другое решение: древнюю столицу надо на время оставить. Когда армия проходила через город, большинство населения последовало за ней: из 200 тыс. жителей там осталось не более 10 тыс.

Есть мнение, что часть оставшихся в Москве людей имели специальные задания от русского командования. Одни – разведчики, которые потом поставляли информацию Кутузову о положении в оккупированном городе; другие должны были поджигать в городе все, что могло гореть. Третьи уничтожали оставшуюся провизию и т.д.

В первый же день беспрепятственного вступления французов в Москву повсеместно начались пожары, опустошавшие город. Массовый характер приняли грабежи и насилия со стороны пришельцев. И тем не менее вскоре французская армия оказалась на грани голода.

А Кутузов в это время маневрировал: вначале пошел по Рязанской дороге, затем перешел на Тульскую, через три дня достиг Калужской дороги. Еще через несколько дней армия сосредоточилась у с. Тарутина: тульские оружейные заводы и плодородные южные губернии становились для Наполеона недоступными. Командование основательно занялось пополнением армии свежими силами.

А что же Наполеон? Сидя в Москве, он, считая себя победителем, ждал предложений о мире. Но послы не шли. Тогда он сам обратился к Кутузову. Полководец-дипломат сослался на отсутствие полномочий решать столь важные вопросы. На самом деле генералы и офицеры были решительно против каких-либо мирных контактов с французами.

При дворе же, с получением вестей из Москвы, началась закулисная борьба: вдовствующая императрица Мария Федоровна, бывший военный министр Аракчеев, канцлер Румянцев требовали мира с Наполеоном. Узнав об этом, генералитет армии передал царю пожелание уволить Румянцева. Император, возмутившись требованием осмелевших генералов, канцлера от должности не освободил, но и на мир с Бонапартом не пошел.

Солдаты «Великой армии» все туже затягивали пояса: есть было нечего и взять было негде. В Москве не осталось ни одной дохлой лошади, ни одной живой вороны – все пошло в пищу интервентов. Малейшая попытка выйти в Подмосковье за провиантом пресекалась партизанами, отдельные отряды которых насчитывали до 6 тыс. человек. За месяц пребывания в Москве французы потеряли около 30 тыс. солдат и офицеров.

От Москвы до Березины

Наполеон начал осознавать критическое положение своей армии. Выведя войска из Москвы, он вступил в бой с русскими полками у Малоярославца. Город несколько раз переходил из рук в руки. С подходом основных сил ожидалось второе генеральное сражение – оно было крайне необходимо французам, чтобы прорваться на сытую Калужскую дорогу. Но потери Наполеона были так велики, что он рисковать не стал, и, по существу, по воле Кутузова повернул на так хорошо знакомую ему Смоленскую дорогу — голодную, разграбленную им же самим при походе на Москву, с озлобленным местным населением.

Началось великое по трагичности отступление теперь уже далеко не «Великой армии». Французам не было покоя ни днем, ни ночью, ни в степи, ни в лесу: казаки, ополченцы, летучие отряды били их в хвост и в гриву. От бескормицы падали лошади, кавалерия спешивалась, орудия оставлялись разбросанными вдоль всей дороги. Кутузов с основными силами в ту пору двигался параллельно с французами, держа их в неописуемом страхе: больше всего они боялись, что им отрежут путь на запад.

В Смоленске Наполеон задерживаться не стал. Из всей его армии боеспособными оставались лишь два корпуса и гвардия. Огромные потери понесли французы на р. Березина во время переправы. Это был заключительный аккорд освобождения России от французских интервентов. Наполеон, бросив остатки армии, бежал в Париж.

Французы потеряли в России более 500 тыс. человек, всю конницу и почти всю артиллерию. Уже в Пруссии из оставшихся в живых солдат удалось кое-как сформировать отряд в 30 тыс. человек. Потери русских войск составили около 300 тыс. человек.

В конце 1812 г. манифест Александра I известил народ Российской империи об окончательном изгнании французов из родной земли. Отечественная война русского народа завершилась полной победой.

Велика трагедия русского народа в войне с французскими агрессорами. В ее ходе погибло около 2 млн человек. (Точных данных нет.) Более 1 млрд руб. составила общая сумма материальных потерь. В прах и пепел превратились сотни сел и городов, сильно пострадали промышленность и сельское хозяйство. Сгорела почти вся Москва. Навеки исчезли драгоценнейшие реликвии прошлого. Заметно уменьшилось население: Смоленская и Псковская губернии только к середине XIX в. восстановили свою довоенную численность.

Но подвиг русского народа более велик! В борьбе с «незваными гостями» произошло сближение, сплочение жителей центральных губерний – ядра русской нации. Одними делами и заботами жили они: готовили и отправляли в армию воинов; принимали и делились последним куском хлеба с беженцами; выхаживали и лечили раненых солдат; снабжали продовольствием и фуражом армию и т. д. Добровольные прямые пожертвования в фонд армии превысили 100 млн рублей.

К сожалению, не обошлось в войну без предательства со стороны небольшой части российских подданных. Наиболее крупное «изменное дело» связано с деятельностью Московского оккупационного правительства. После освобождения русскими войсками Москвы было проведено расследование в отношении 87 человек, сотрудничавших с французами. Недостойно вели себя и некоторые представители Церкви. В Смоленске духовенство города встретило Наполеона с крестом и изъявлением покорности. Архиепископ Витебский и Могилевский Варлаам повелел всей епархии величать «в благодарственных ко Всевышнему молебствиях вместо императора Александра французского императора и италийского короля великого Наполеона». Предателей арестовывали, отдавали под суд, в результате большинство из них нашли свое место в Сибири, кое-кто отделался поркой, некоторые были великодушно прощены.

После освобождения России у народов Европы появилась надежда сбросить с себя наполеоновскую тиранию. Начался заграничный поход русской армии.

Первой была освобождена Польша. С Пруссией оказалось сложнее, поскольку она была союзником Франции, а ее король как огня боялся Наполеона. Но прусская армия сама прекратила боевые действия. Вскоре Россия и Пруссия заключили союзный договор, французы были изгнаны из Берлина.

Наполеон не сдавался. Собрав новую армию, он нанес ряд чувствительных поражений русско-прусскому войску (М. И. Кутузов к этому времени уже умер). Начались переговоры.

Как ни крутилась наполеоновская дипломатия, она не сумела воспрепятствовать созданию новой антифранцузской коалиции в составе: Россия, Англия, Пруссия, Австрия и Швеция. Собрав силы, союзники в решительной схватке встретились с наполеоновской армией; численность войск с обеих сторон превышала 500 тыс. человек. Произошла «битва народов» – Лейпцигское сражение (1813), в котором французская армия была разбита, но сам Наполеон вновь ускользнул от возмездия. На рубеже 1813-1814 гг. союзные войска вошли во Францию. Париж капитулировал. Александр I по праву чувствовал себя главным победителем.

Триумфаторы поступили с Наполеоном гуманно: сослали на подаренный ему (по инициативе Александра I) о. Эльбу в Средиземное море. Но бывший император не собирался провести остаток жизни на теплом морском пляже. Организовав заговор, он, как снег на голову, вновь свалился на парижан и вернул себе власть. Союзники напряглись. Летом 1815 г. произошло новое грандиозное четырехдневное сражение на картофельном поле селения Ватерлоо (Бельгия) между Наполеоном (72 тыс. человек) и объединенными силами союзников (130 тыс. человек). Теперь звезда Наполеона закатилась навсегда, оставив, как яркая комета в небе, горящий след по всей Европе.

Логичным завершением борьбы с Наполеоном стал Венский конгресс (1814-1815) с участием представителей всех европейских государств (кроме Турции). Россию представлял Александр I. Решения конгресса носили двойственный характер: с одной стороны, европейские монархи восстанавливали свои режимы; с другой – феодальное состояние, сметенное в ряде европейских стран, реанимировать (оживить) было уже невозможно.

Франция лишилась своих завоеваний. Россия получила Польшу, которой вскоре Александром была дарована конституция. Был создан «Священный союз» (Россия, Пруссия, Австрия – «единое семейство», связанное «узами действительного и неразрывного братства»), возложивший на себя функции обеспечения решений конгресса. К Союзу затем присоединились почти все европейские государства (остались в стороне Англия, Турция и Ватикан). В Европе на некоторое время наступил мир.

Наполеоновское нашествие на Россию надолго развело наши страны на противоположные позиции – дипломатpические, экономические и военные. 100 лет понадобилось французам и русским, чтобы, наконец, открыто пожать друг другу руки: это произошло в России на торжествах по случаю 100-летнего юбилея Отечественной войны в 1912 г.

 
Автор: историк А.Т. Степанищев
Из книги: «История России XVIII – начало XX века»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст