Литературная страничка

Нежеланный гость


Нежеланный гость

Маша сидела на кухне и неторопливо пила чай. Был теплый летний вечер. Маша в очередной раз задумалась над возникшей в ее жизни проблемой. Во всяком случае, она считала, что произошедшее с ней - действительно проблема. Впрочем, еще чуть-чуть, и проблема будет решена. Совсем скоро - завтра утром. Но все-таки у нее были сомнения: идти или не идти? Сделать или не сделать?
Ребенок не входил и не входит в ее планы. Она не готова к этому. Слава порвал отношения с ней, как только узнал о беременности. Не звонит, не пишет, не приходит. На днях она звонила его маме, но та сказала, что Слава в другом городе. Сбежал, исчез из ее жизни.
Ей надо учиться и работать. Надо оплачивать второе высшее. Денег на ребенка не хватит. Или же их не хватит на оплату обучения. Учебу придется бросить. Тогда получается, что потраченные за предыдущие годы деньги на учебу будут выброшены. Нет, сейчас надо учиться, работать, а ребенка можно и потом родить. Рожают же люди, и после абортов рожают... Мама без энтузиазма восприняла новость, и она права: какие ей сейчас дети? Мужа нет, учеба не окончена, беременность не запланирована - обыкновенный «залет». Ну, родит она, и что? Будет сидеть дома, с младенцем, а содержать их кто будет? От родителей помощи ждать нечего, тем более что они уже не молодые, чтобы на шею им садиться. Да и не обязаны они содержать взрослую дочь и внука, строго говоря. Когда-нибудь потом она обязательно родит детей. Когда-нибудь, когда она будет готова к этому, когда у нее будет диплом о втором высшем образовании, хорошая работа, любимый и ответственный муж. Одним словом - все то, что позволит создать достойные условия для рождения и воспитания детей. Не то, что сейчас...
Однако совесть не молчала и твердила свое. Как-никак, ей уже двадцать семь, с каждым годом молодости и здоровья не прибавляется. А муж - когда он еще будет, неизвестно. Сейчас она молода и здорова, и это большое преимущество. И раз уж так сложилось, пусть родится, пусть будет этот ребенок.
Да ладно, успеется. Несколько лет ничего не решат. Учеба... Это не самое главное в жизни. В конце концов, одно высшее образование у нее уже есть. И ведь не обязательно бросать - можно взять академку. Потом ребенок может пойти в ясли, а она переведется на заочное, и снова будет работать и учиться. Другие ведь учатся, несмотря на наличие детей, в том числе - на дневном отделении. Но тогда получается, что ей придется тянуть на себе и учебу, и работу, и ребенка, и все это - одной. Нет, она не лошадь.
Мама - да, неодобрительно отнеслась к ее «залёту». Но папа сказал, что поддержит любое ее решение. И даже обещал оказывать посильную помощь, если она решит рожать. Родители, конечно, не молодые, но ведь и не старые... Не старые, но как раз в таком возрасте у многих мужчин случаются инфаркты и инсульты. Так что папу надо беречь. Нельзя так напрягать его. Напрягать? Небольшая финансовая помощь дочери и внуку не доведет его до инфаркта. Тем более что здоровье у него, слава Богу, крепкое.
Ну, нет, все равно, как-то это неправильно. Рассчитывать нужно только на себя. И вообще, если она не готова рожать ребенка, она не обязана! Сейчас это очень не в тему, и ей это сейчас не нужно. С какой стати ребенок, которого она не хотела, будет разрушать ее планы?! От нее и так Славка ушел, и все из-за него, из-за ребенка! Правда, Слава ей и не нужен больше. Он оказался подлецом - эта ситуация показала его истинное лицо. Но все равно, неприятно. Да и ребенок, если родится, будет постоянным напоминанием о нем - об этом малодушном предателе, об этом инфантильном мужике, которого и мужиком-то после этого назвать трудно.
Но ребенок-то ни в чем не виноват. А если женщина, разведенная с мужем, растит детей, последние разве не напоминают ей о бывшем муже? Муж - это муж, а дети - это дети. Это разные личности.
Ну, это другое. В этом случае дети уже родились... И что? В чем принципиальное отличие? Да просто, это другое, и все. Разные ситуации. Одно дело - родившиеся дети, другое - беременность раннего срока. Нет, не будет она рожать от него.
Это уже крошечный живой человечек. Пусть он пока еще зародыш, эмбрион, но ведь он живой, он растет и развивается. Да ну, живой, не живой - какая разница?! Это еще набор клеток, по сути. Он еще ничего не понимает и не чувствует! Сковырнут, и все. Как будто ничего и не было. Маленького живого человечка вырвут из материнской утробы...
Нет, всё! Хватит! Все это - полная чушь! Надо пойти, сделать и забыть. Это единственно верное решение. Тысячи женщин проходили и проходят через это, и ничего.
В назначенный день, в положенное время, Маша пришла в акушерско-гинекологическое отделение городской больницы.
- Кто последний? - спросила она сидящих у операционной женщин.
Маша заняла очередь. Перед ней было три человека. Она сидела, стараясь больше не думать о своих колебаниях, дабы не подвергать сомнениям правильность принятого ей решения.
- Следующий! - раздалось из операционной.
Маша зашла и протянула медсестре направление.
- С утра ничего не ели? - спросила медсестра.
- Нет, - ответила Маша.
- Раздевайтесь!
Маша разделась и легла на кресло. Врач и медсестра готовились к операции. Может быть, встать и уйти, пока не поздно? Взять еще недельку-другую на раздумья...Куда спешить? Срок ведь еще не поджимает.
Нет, все уже. Решение принято. Она уже здесь, и сейчас уже все сделают. Встать и уйти, сказав: «Извините, я передумала?» Да кто так делает? Врач с медсестрой только пальцем у виска покрутят.
Медсестра набрала лекарство в шприц. Сейчас она погрузится в наркоз. Еще есть шанс встать и уйти! Пока она не под наркозом, есть возможность переменить решение! Это крохотный ребенок, живой, и его вырвут, растерзают, убьют...
Нет-нет, не ребенок еще. И время для его рождения сейчас не подходящее. И вообще, она не готова. Ребенок должен быть желанным, а так...
- Давайте руку, - приказала медсестра.
Отдернуть руку, встать и отказаться от аборта! И плевать, что подумают другие! Нет, что за бред. Все уже, решение принято, хватит колебаться!
Медсестра ввела наркотическое вещество, и Маша стала погружаться в бессознательное состояние.
- Вставайте, - послышался чей-то голос. Машу переложили на каталку и повезли.
- Ложитесь на кровать, - снова приказал голос. Маша, с помощью медсестры, переползла на кровать. Она еще не отошла от наркоза и просто молча лежала, ни о чем не думая. «Ну, вот и все!» - промелькнуло у нее в голове. Придя в себя, Маша испытала облегчение. Проблема решена, все позади. Операция прошла легко и безболезненно. Только кровь шла и внизу живота были неприятные ощущения. Но это пройдет.
Прошло немного времени. День был теплым и солнечным. Маша приехала на дачу. Это был дом ее бабушки, где та жила постоянно. Бабушке надо было посетить врачей, в связи с чем она на неделю уехала в город, попросив Машу побыть на хозяйстве. В тот период у Маши был отпуск, под который бабушка заранее подстроилась и запланировала свои дела.
- Вот и хорошо, - сказала Машина мама. - Поезжай, отдохни. После недавних событий тебе не помешает развеяться и побыть на свежем воздухе.
И Маша поехала. Она расположилась в доме, погуляла по саду, отведала первых ягод смородины и малины. Затем она навестила кур и кроликов. Кролики ей нравились. Какое-то время она молча стояла перед клеткой и наблюдала за ними. Один кролик запрыгнул на другого. «Ишь ты, какие! - подумала Маша. - Какая у вас свободная любовь! И никого не стесняетесь! И плодитесь с бешеной скоростью». Рожают, сколько получится. Без контрацепции, без абортов. Все естественно. И ведь справляются же. Но то - кролики, а у людей по-другому. И потребности другие. И жизнь другая. И вообще, человек - не животное, должен уметь думать головой. В отличие от животного, человек может решить: рожать или нет. И это великое благо, что есть такая возможность. Вот, зачем бы она стала сейчас рожать? У нее сейчас совсем другие дела и заботы. Все правильно сделала.
День подошел к вечеру. От свежего воздуха Машу рано стало клонить ко сну. Она покормила животных, загнала кур в хлев, и сразу после ужина легла спать. Маша проснулась посреди ночи в полной темноте: ее разбудил шум, доносящийся со второго этажа. Она подумала, что стучит, наверное, оконная рама. Маша глянула в окно: на улице было полное безветрие. Что же может стучать там? Наверное, соседский кот забрался на второй этаж и создает шум. Вдруг она услышала наверху чьи-то шаги. И это был явно не кот, и даже не собака. Там ходил человек. Она слышала это и понимала. Грабитель? Но у бабушки на втором этаже нет ничего ценного, как и на первом. Телевизора даже нет - ему бабушка предпочитала радио, книги и газеты. Маша лежала, не шевелясь. Пойти и посмотреть, кто там? Вызывать полицию? Наверху раздался грохот: что-то упало. Машу охватил ужас. Однако после грохота наступила тишина. Наверное, грабитель ушел. Вылез из окна, не найдя ничего ценного. Ну, если что - дом закрыт, телефон - под рукой. Маша немного полежала, а затем прошла на кухню, взяла большой кухонный нож и положила его под подушку. Шум больше не возобновлялся, но Маша еще долго не могла уснуть. На душе у нее было тревожно.
Маша проснулась утром довольно поздно. С наступлением утра исчезли ее ночные страхи. Теперь можно никого не бояться. Маша первым делом решила подняться наверх и посмотреть, что там творится. Было страшновато, но Маша решительно открыла дверь в комнату. Никого не было. Тишина. Мебель и все вещи находились на своих местах. Маша заглянула на чердак. Там было также тихо. Следы чьего-либо посещения отсутствовали.
Маша сходила в магазин и приготовила себе обед. День прошел спокойно и безмятежно. Но вечером, когда Маша легла спать, у нее появилось чувство тревоги. Она долго не могла уснуть. Она включила бра и стала читать журнал. Во втором часу ночи Маша выключила свет и снова предприняла попытку заснуть. Вскоре наверху опять послышались шаги. Однозначно, кто-то ходил по комнате. Потом к этим звукам добавился скрип. Что-то жуткое, пугающее было в этом скрипе. Он раздавался ритмично, с одинаковыми интервалами, и от этого становилось еще страшнее. Скрип-скрип... Маша схватила телефон и вызвала полицию.
- Кто-то проник в дом и ходит по второму этажу! - объяснила она диспетчеру. Затем она сообщила адрес. Вызов был принят.
Минут через двадцать приехали полицейские. Они поднялись на второй этаж и осмотрели его.
- Девушка, мы все посмотрели. Никого нет, - констатировали они.
Маша легла спать. Что ж, нет - значит, нет. Но что же это было? Впрочем, если там никого нет, беспокоиться не о чем. Наверху больше никто не шумел, в доме воцарилась тишина, и вскоре Маша уснула.
Следующие две ночи все было спокойно. В доме была тишина, и Маша вздохнула с облегчением: кажется, причин для тревоги больше нет. Однако на третью ночь история повторилась. Опять шаги. Тяжелые, свойственные только человеку, а именно - мужчине. Скрип - такой же жуткий и пугающий, от которого идет дрожь по телу. Грохот. Снова шаги. Что, если это маньяк-убийца, который выжидает подходящий момент, чтобы напасть?!
- Здравствуйте! У меня на втором этаже опять кто-то ходит! Там кто-то шумит, какой-то скрип раздается... Нет, я одна в доме... Нет, ни собак, ни кошек... Да не кажется...
Диспетчер принял вызов, и Маша стала ждать. Приехали полицейские - те же самые, что были в прошлый раз.
- Девушка, мы снова все обыскали. Никого нет. Пойдите и сами посмотрите.
Полицейские снова поднялись наверх, на этот раз - вместе с Машей. Они наглядно продемонстрировали ей, что нет никаких поводов для беспокойства. Действительно, все оказалось так, как они сказали.
- Вы или просто развлекаетесь подобным образом от нечего делать, или Вам стоит показаться психиатру, - сказал один из полицейских. - Попейте успокоительное - вдруг поможет?
Полицейские уехали. Маша в растерянности легла спать. Может, у нее и правда паранойя? Да вроде, нет, она не сошла с ума. Эх, скорее бы уже вернуться в город... На следующий день Маша позвонила бабушке и рассказала ей всю историю. К тому, о чем поведала внучка, Машина бабушка отнеслась с недоверием.
- Да ну, перестань, кто может там шуметь? Ты окна держишь закрытыми? - спросила она.
- Да, я их ни разу не открывала. И дом на ночь закрываю.
- Ну, и все. Некому там шуметь. А впадать маразм тебе еще рано. Это мне уже можно в силу возраста, а ты еще молодая деваха.
- Но я же слышала! Ты считаешь, что я просто выдумываю?!
- Ну, приснилось тебе или почудилось в полусне! Может, по крыше вороны ходили или кот чей-нибудь. Не обращай внимания. Да, я, возможно, немного задержусь в городе.
Да... Вороны, кот... Приснилось, как же.
Маша проснулась. Было два часа ночи. Снова этот шум, снова шаги, которые по-прежнему слышались очень отчетливо. Машей овладели одновременно и страх, и отчаяние, и злость от того, что ей никто не верит. Скрип. Стук. Казалось, что некто, находящийся на втором этаже, ударяет в пол большой палкой. Ее охватила паника. Что делать?! Идти наверх было страшно, об этом не могло быть и речи. Звонить в полицию? Она боялась, что если она снова вызовет полицейских, то они вызовут бригаду - для нее. Они уже и так намекнули, что ей не помешало бы обратиться к психиатру, когда приезжали во второй раз. Так что же делать?! Паника все больше овладевала ей, она вскочила и в ужасе выбежала на улицу, на бегу накинув легкую летнюю куртку и сунув ноги в босоножки. В саду она почувствовала себя чуть спокойнее: теперь она на свободе. Если это все-таки маньяк-убийца, и он вдруг спустится и захочет напасть на нее, у нее будет возможность бежать, кричать, звать на помощь. Только жаль, что она не захватила телефон, выбегая из дома. Маша побродила вдоль забора, стараясь держаться поближе к калитке. Что делать? Куда идти? Провести на улице всю ночь? Утром и днем никакого шума наверху нет, значит, главное - дождаться утра. Но логично, что если шум есть - значит, кто-то создает его. Кто-то ходит там и что-то делает. Но ведь полицейские осматривали этаж сами и показывали ей, чтобы она убедилась: там никого нет. Такое бывало только в фильмах ужасов, и если это будет продолжаться, она точно сойдет с ума. Уехать бы отсюда! Но бабушка приедет в лучшем случае только через два дня - она говорила, что ей, возможно, придется задержаться. Кто ж тогда будет поливать огород, кормить кур и кроликов? Будь они неладны, эти птицы и кролики! В таких тревожных думах она расхаживала туда-сюда. Было холодно, но она не обращала на это внимания: слишком взбудоражено было ее сознание. Вдруг она увидела в саду незнакомого мужчину. Он медленно шел по дорожке в ее сторону. У нее внутри все похолодело. В оцепенении, как кролик на удава, она смотрела на незнакомца. Между тем мужчина, не говоря ни слова, подошел к стоящей около дома скамье и сел на нее. Он пристально смотрел на Машу, но не в глаза, а как будто куда-то сквозь нее. Маша подумала, что если бы он хотел убить, ограбить или изнасиловать ее, то вряд ли так спокойно сидел бы перед ней на скамейке. На вид ему было лет пятьдесят. Одет он был старомодно, и одежда была сильно выношенной. На нем были светлые, широкие и чуть расклешенные брюки в клеточку, бежевый плащ, коричневые, с закругленными и сильно потертыми носами ботинки на небольшом каблуке и черная шляпа. Примерно так одевались мужчины в семидесятых годах. Он не был похож на маньяка-убийцу из американских фильмов ужасов, который бегает с ножом в страшной маске в поисках новых жертв. Однако в его взгляде было что-то мрачное, холодное, леденящее душу, и от этого Маше стало не по себе.
- Что Вы здесь делаете? - спросила Маша, немного придя в себя.
- Я теперь буду твоим постоянным спутником, - ответил мужчина. Его голос звучал холодно, неприветливо, и был таким же неприятным, как и его взгляд.
- Что значит «постоянным спутником?»
- То это и значит. Я уже не первый день нахожусь рядом с тобой. А теперь, вот, мы встретились лицом к лицу.
- Так... это Вы шумите по ночам на втором этаже?
В глазах мужчины появилась насмешка.
- Именно.
- Что Вам от меня нужно? Вас кто-то нанял следить за мной?
- Как примитивно. Брось, кому ты нужна? Властям? Олигархам? Мафии? Тайным поклонникам, у которых денег - куры не клюют? Оставь эту манию величия.
- Тогда в чем дело? Кто Вы такой?
Взгляд мужчины стал еще более ироничным.
- Ты уверена, что хочешь знать это?
- Да, я хочу знать, что за человек вторгается на мою территорию и что ему от меня нужно!
- А я и не человек вовсе. Я - Ангел Смерти.
«А по-моему, Вы псих», - подумала Маша.
- Нет, я не псих, - ответил мужчина на Машины мысли.
- Вы что, умеете читать мысли? Вы гипнотизер?
- Нет. Я же говорю - Ангел Смерти. А о чем ты думаешь, понятно по твоему взгляду. К тому же, иногда Он открывает мне помыслы некоторых людей. Иногда, в особых случаях, вроде этого.
- Он - это кто?
- Тот, Кого ты не знаешь.
- Ваш начальник?
- Не совсем. У меня другой начальник. Но Тому, о Ком я сказал, вынуждены подчиняться и мой начальник, и я сам. Точнее, мы можем позволить себе ровно столько, сколько Он попустит.
- О ком Вы говорите?
- Этого я тебе не скажу. Я пришел сюда по Его приказу, но не для того, чтобы рассказывать тебе о Нем. У меня совсем другие функции. Да и желания нет.
- Может, Вы уже объясните мне, что к чему? Кто Вы такой на самом деле, и зачем пришли?
- Я тебе уже два раза сказал, кто я. Третий раз повторять не буду. Ты ведь умная, второе высшее образование получаешь. Вот и не прикидывайся дурой.
- Это Вы делаете из меня дуру.
- Отнюдь.
- Тогда скажите, наконец, что Вам надо! Если Вам нужны деньги, назовите сумму. И я придумаю, как ее достать.
- Нет, в деньгах я не нуждаюсь. Я просто теперь всегда буду присутствовать в твоей жизни, хочешь ты этого или нет. Ты сама сделала меня своим союзником, и сделала добровольно.
- Чего?! Да я Вас вообще не знаю!
- Знаешь. Ты просто никогда прежде не видела меня в человеческом обличье.
- Бред какой-то.
- Не бред. Ты сделала меня своим союзником, когда добровольно отдала мне своего ребенка.
- Но у меня нет детей, и никогда не было.
- Перестань. Ты знаешь, о чем речь.
- Вы про аборт?
- Конечно. На самом деле, ты уже не одного ребенка отдала мне. Я вошел в твою жизнь гораздо раньше - когда ты начала принимать эти таблетки. Но тогда ты не сознательно отдавала мне детей, поэтому я не проявлял себя так явно. А теперь будет по-другому.
- Вы о каких таблетках? О противозачаточных?
- О них.
- А при чем тут они?
- А разве совесть не подсказывала тебе, что ты совершаешь грех, принимая их?
- Что-то такое было...
- Вот-вот. Это ведь тоже детоубийство. Знала бы ты, сколько детских жизней я забираю, благодаря этим таблеткам... и не только благодаря им.
- А почему это - детоубийство?
- Ну, знаешь, я не собираюсь тут проповедовать тебе. Сама найдешь информацию, если захочешь. А пока просто знай, что отныне мы неразлучны.
- Вы теперь всегда будете пугать меня по ночам?
- Как примитивно. Играть в прятки - не в моих правилах. Я больше не буду ходить по второму этажу. Как правило, мое присутствие в жизни таких, как ты, убивших свое дитя, принимает другие формы. Смерть вскоре после свершения аборта, когда наступает кровотечение или сепсис; онкология; бесплодие и выкидыши; депрессии, чувство вины, кошмарные сны; суицид. И это еще не полный список. Я разлучаю душу с телом только тогда, когда получаю приказ, а точнее - позволение сделать это. В остальных же случаях я присутствую в жизни людей в той или иной степени. Для этого приказ не нужен - люди сами, осознанно или нет, обращаются ко мне и заключают со мной сделку.
- Скажите прямо: Вы пришли за мной? А где же Ваша коса? - решила пошутить Маша.
- Да нет у меня никакой косы! Это все люди выдумали. Люди любят фантазировать. Я вообще не имею человеческого облика. Лишь иногда, в таких случаях, как этот, я являюсь в человеческом обличии. Я - смерть, а смерь - это не человек.
- Значит, за мной пришла смерть?
- Нет. Не сейчас. Насчет тебя пока не было приказа. Но он может поступить в любой момент.
- И что же мне делать теперь? Что со мной будет?
- Что, что... Дружить мы с тобой будем! - мужчина разразился злым, безжалостным смехом. - Хотя это трудно назвать дружбой. Такой дружбы врагу не пожелаешь.
- Я не хочу этого. Я хочу разорвать такой союз.
- Это невозможно.
- Совсем? Вы хотите сказать, что я обречена?
- Ну, один способ есть, но я тебе о нем ничего не скажу. Это не в моих интересах.
- Хотя бы намекните! Что я должна сделать?
Мужчина, все с тем же холодным взглядом, отрицательно покачал головой. Маша поняла, что просить бесполезно. Она опустила голову и задумчиво смотрела в землю. Затем она снова обратилась к мужчине.
- Может быть... - фраза, которую она хотела сказать, резко оборвалась. Мужчина, который только что сидел на скамейке, бесследно исчез. Машу охватил ужас, еще более сильный, чем в тот момент, когда она бросилась бежать из дома. Выходит, это действительно был Ангел Смерти?! К ней приходила Смерть?! Что же теперь делать? Куда идти? Где прятаться? А вдруг, она не доживет до утра? Стоп: вроде, он сказал «не сейчас». Значит, пока у нее есть время, и есть возможность что-то исправить. Но как исправить? Беременность ведь не вернешь... Но что же тогда? Рассказать все родителям и бабушке, и посоветоваться с ними? Не поверят и упекут в психушку. Найти мудреца? Поговорить со старыми и умудренными опытом людьми? Почитать в интернете? Обратиться в какую-нибудь анонимную службу? Что же делать? Что?.. Маша открыла калитку и вошла. Она поднялась на крыльцо и постучала в дверь. Ей открыла старушка.
- Здравствуйте, баба Аня, можно к Вам? - спросила Маша.
- Здравствуй! Да, конечно, проходи! Давно тебя здесь не было видно!
Бабу Аню Маша знала с детства. Старушку звали Анной Григорьевной, но большинство жителей поселка называли ее просто «бабой Аней». Это была глубоко верующая, добрая, приветливая и ласковая со всеми пожилая женщина. Она излучала любовь и душевное тепло, терпеть не могла сплетен и никогда ни о ком не говорила плохо. Баба Аня умела помочь добрым словом, мудрым советом и просто своим оптимистичным настроем и улыбкой. Все знакомые с ней жители поселка уважали и любили ее. Все - маленькие дети, подростки, мужчины и женщины средних лет, и такие же, как она сама, пожилые люди. Раньше, приезжая к бабушке на дачу, Маша обязательно заходила к бабе Ане. Потом, поступив на второе высшее, она перестала приезжать. Не до того стало: слишком она была занята для этого. Да и в этот раз, когда приехала, не захотела приходить. Подсознательно Маша чувствовала, что это было как-то связано со сделанным ею абортом, но задумываться об этом, анализировать, копаться в себе она не хотела. Но теперь, после ночных событий, Маша, как на крыльях, поспешила к дому бабы Ани.
- Чай будешь? - спросила старушка.
- Пожалуй, да. Баба Аня, я пришла поговорить. Мне нужен Ваш совет.
- Что случилось?
- Вот, скажите: что делать, если я совершила непоправимый поступок? Как быть?
- Смотря, что за поступок.
- Ну... если я человеку большое зло причинила, а исправить это уже нельзя.
- Прежде всего, надо попросить у этого человека прощения. Не важно, как он отреагирует. Попросить надо в любом случае.
- А если этого человека уже нет?
- Если он умер, приди к нему на могилу. Обратись к нему так, словно он был бы жив. Попроси прощения, помолись за него. Это самое большее, что ты можешь сделать для усопшего.
- А если у него нет могилы?
- Как это нет? Где-то она есть, попробуй узнать. Но это, на самом деле, не главное. Ты можешь сделать это все дома. Ну, и на исповедь сходи, покайся в этом, чтобы Господь простил. Ты, стало быть, обидела кого-то и не успела с ним помириться?
- Нет, не совсем. Я, понимаете... Я аборт сделала.
Выражение лица бабы Ани стало очень серьезным. В ее лучистых глазах появилась скорбь.
- Ну, это да. Это грех. Большой грех.
Маша и баба Аня беседовали еще часа два, а затем Маша отправилась домой. Отчаяние сменилось надеждой. В кромешной тьме, царящей в ее душе, появился лучик света.
В маленьком храме было тихо. Только что закончилась вечерняя службы. Свет был погашен, но лампады и свечи еще горели. Последние прихожане, один за другим, выходили из церкви. Несколько женщин приступили к уборке храма: мыли полы и протирали иконы. Справа висела большая икона Божией Матери. К ней и подошла Маша. Она знала всего три молитвы. Она поставила свечку, перекрестилась и зашептала...
Свечница за прилавком завершала свои дела. Пономарь наводил порядок в алтаре. Женщины, мывшие полы, активно работали швабрами и тряпками и слышали, как стоявшая сбоку молодая женщина шептала молитву и тихо плакала.

 
Автор: Екатерина Харченко
Из книги: «Нежеланный гость»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст