Литературная страничка

Две жизни


Две жизни
Фото: Кира Бородулина

Безлюдная улица, снег под ногами, фонари справа. Пост подкрался незаметно: уже завтра неделя о Закхее. Раньше Кристина любила это время даже в ущерб пасхальной радости. Теперь все безразлично. Духовная жизнь - тема, о которой думать не хочется. Для всех благочестивая дама, а в душе такие страсти, что бороться устала. Много лет длилась борьба, а едва замаячил успех - грянула катастрофа. Все потуги в прах. Выжжена душа, себя не вернуть.

Интернет - единственная компания. Как всякому интроверту, Кристине проще общаться письменно. Приходя домой, она часто утыкалась в ноутбук с каким-то сериалом, чтоб долго не выныривать. И лучше не слишком содержательным, чтоб не переживать. Все нервы порвала на чужие жизни или на души, которые того не стоили. Отдохнув, проверяла почту и соцсети.

Пишет сокурсница - приглашает на концерт в ресторане. Рина - всего лишь Екатерина, но творческая личность раздует из имени брэнд. Преподает вокал, ставит спектакли с детьми, поет в какой-то группе, выступает на торжествах. Муж ее - виртуозный пианист и тоже преподает, играет в двух командах, вместе что-то мутят...

Кристина ходит на все мероприятия без разбора. Невмоготу сидеть одной в этом болоте - хоть посмотреть на людей, прилично одевшись и накрасившись. Видимо, все мы чего-то большого и радужного хотели от жизни, а в реальности она - серая, скучная и бессмысленная. Семейные ропщут не меньше одиноких. И счастья как-то маловато по сравнению с тем, что приходится терпеть. Может, хоть Рина счастлива? Творческий супруг, жизнь бьет ключом...

Кристина написала, что пойти не с кем. Рина ответила, что у них заказан стол, присоединяйся. Так все и решилось.

* * *

Жуть как надоело вставать в семь утра и тащиться в храм в темноте. Потом на работу. Кристина давно перегорела, но иначе заработать не могла. Побарахталась, попробовала - так тебя везде и ждут в кризис, красотку молодую. Уже больше пятнадцати лет поет в храме, и долгие годы занималась только этим. Потом серьезно заболел муж. Пришлось взвалить на себя и его заботы. В тот момент она даже порадовалась, что детей у них нет. Теперь, наверное, и не будет. Ей скоро сорок. Наслышана, конечно, про Сарру и Авраама, про Захарию и Елисавету, но куда ей в праведницы? И вымаливать-то стыдно.

В храме еще не заделали крышу, холодно до ломоты в костях. Хоть дождь на голову не льет, и то слава Богу.

- Волшебный у вас голос, - подошла после службы какая-то женщина, - спасибо за ваше пение!

Не за что, бабуль, иди себе. Одно время терялась от таких комплементов. Техника техникой, но красота тембра - не твоя заслуга. Как реагировать? По-светски: благодарностью.

Что напялить на концерт? Длинную юбку и дешевую нейлоновую куртку? Когда она в последний раз была в таких местах?

Рина - полная противоположность Кристины. Высокая, по-цыплячьи тощая, если приглядеться. Волосы черные, длинные и кудрявые. Кристина дышала ей в пупок и оттирала в сторонку арбузными грудями. Но то было раньше - теперь она сильно похудела. Дойдешь от жизни такой. Поесть некогда, тем более в посты. Со службы на работу, и опять на службу. Незаменимая Кристина. Наверное, потому Господь и не дал детей - не на кого храм кинуть. В других по десять человек в хору - все орут, и я ору. Только регент службу знает и все на себе тащит. Пока училась, тоже пела и тоже одна. А сокурсники находили себе храмы, где специальный человек странички переворачивал и пальцем тыкал.

- Кристюш, привет! - наклонившись, Рина коснулась Кристининой щеки своей щекой и чмокнула воздух над ухом. - Присаживайся, выбирай что-нибудь.

В полумраке зала настраиваются музыканты. Кристина села в пухлое зеленое кресло. За столом уже разместились трое неизвестных.

На Рине маленькое черное платье и не в лад к нему ботильоны. Впрочем, ноги у нее длинные и тонкие, такие не урежешь. Голос сокурсницы никогда не нравился Кристине - Рина выбрала специальностью эстрадно-джазовый вокал. Пела на улыбке, звучала как мяукающая кошка. На сцене держится уверено, кайфуя от эпизодического внимания и жидких аплодисментов. Может, это и правда подпитывает? Кристине казалось, ее бы утомило, даже пробовать не стоит. В храме поешь Богу, помогаешь людям молиться. Никто на тебя не смотрит, не оценивает, как товар. Ты - нечто вроде проводника. Разумеется, если голос хрипнет или срывается, а такое бывает со всеми и всегда, - коробит, но не критично. Для Рины это был бы конец света. И ей как-то удавалось быть безупречной. В угоду людям это зачастую удается, а Бог нас всякими любит.

Муж Рины не аккомпанировал, а сидел напротив Кристины. Высоченный, худой, с резкими чертами лица, в меру общительный.

- Вы учились вместе? - спросил он Кристину.

- Да.

- По специальности трудитесь?

- Можно и так сказать.

Думала, на этом его интерес к ее тусклой персоне иссякнет, но ошиблась.

- Поете или преподаете?

- Пою на клиросе.

После такого заявления о вторжении в личное пространство можно не волноваться. Даже если человек не знал, что такое клирос, считал за благо промолчать.

В пору увлечения роком Кристина слышала заявление группы «Ария», что они никогда не будут играть на корпоративах, под водку и колбасу. Интересно, как дела обстоят сейчас? Пластинки давно не продаются, а на концерты ходит все меньше народу. И все же, в ресторане люди больше заняты едой и разговорами, а музыка - для фона.

- Эй, красотка! А «Мурку» знаешь? - прорезался вопль дозревшего клиента.

Ринин супруг сжал губы и кулаки.

- После основной программы исполним, - проворковала Рина со сцены.

- Не верится, что «Мурка» настолько бессмертна! – Кристина усмехнулась. - Я думала, тут публика более интеллигентная.

- В целом да, но всякое бывает.

Рина, умела управляться с аудиторией. На странице ее группы висели промо-видео, где она в красивых концертных нарядах исполняла фрагменты песен разных жанров – от народных до шансона. Заказывали на свадьбы, дни рождения, те же корпоративы. Сделаны промо очень качественно, звук сводили явно профессионалы.

После концерта Рина подсела за столик и заказала себе пасту карбонара.

- Ну как, не жалеешь, что пришла? - тряхнув надушенными волосами, спросила она у Кристины.

- Нет, спасибо за приглашение. Ты молодец.

Вместо ответа Рина лишь улыбнулась.

- Как ты? Как Саша?

- Мы расстались.

Удивление сокурсницы выразилось во взгляде на Кристинины руки. Обручального кольца давно нет.

- Извини, я не знала.

- Да ничего. Жизнь продолжается.

Вымолила мужа и отпустила.

- А в храме еще поешь?

Кристина кивнула.

- И хватает денег? Там же копейки!

- Подрабатываю.

Рина не спросила где, и Кристина не вдалась в детали. Она никогда не сообщала лишней информации, не оправдывалась, не высказывала мнений, пока не спрашивали. Слова, как и ноты, требуют уважения.

- Вина не заказали? – обратилась Рина к мужу.

- Тебя ждали, - ответил тот, - давай отпразднуем твое выступление.

- Первое в своем роде, - пояснила Рина для сокурсницы.

- А можно водки? - решилась Кристина.

- Прекрасный выбор!

Ледяной «Абсолют» обжег нутро, но через минуту согрел. Люди вокруг о чем-то говорили, смеялись, потягивали вино. После второй рюмки Кристине стало приятно просто находиться рядом. Главное, чтоб никто не лез, ни о чем не спрашивал и не смеялся над ее убогой жизнью. Поэтому она умеет создать вокруг себя ореол тайны.

- Крис, поедем с нами, потанцуем? - Рина блестела глазами.

- Нет, спасибо, дорогая, я что-то устала за неделю.

- А я уже пришла в себя и хочу продолжить вечер!

- Твое право. Празднуй.

Супруг сокурсницы вызвал Кристине такси. Компания оказалась настолько учтивой, что не растеклась, пока не убедилась, что Кристина не ошиблась машиной.

- О, баба Зина прикатила! - мальчишки у подъезда еще не разошлись. - Эй, баба Зина, корзина!

Маленькие монстры. Придушила бы порой. Для них любая тетка в длинной юбке - бабка. А ей ведь еще сорока нет. И не растеряла она свою молодость в семейной рутине. Рутина сама куда-то растерялась.

В последнее время часто обращалась с глупыми вопросами к Богу. Такого служения Ты требуешь? Тотального? Храмовая жрица! Все на алтарь. Что ж, бери. Разве есть выбор? «Мурку» поздно учить. Да и отмываться от сальных взглядов или отбиваться от подвыпивших заказчиков - то еще удовольствие. Наверное, за него и платят в двадцать раз больше, чем в храме. Бог - ревнитель. Еще сляжешь паралитиком - пока хоть на своих двоих сквозь жизнь протаскиваешься.

Все-таки вечер был неплохой, но после одиноко вдвойне. И музыку слушать не хочется, и смотреть нечего. В интернет лезть - вообще помойка. Времени жалко. Даже такого, которое девать некуда. Такого ее. По вечерам. По выходным. Вот тебе и голос волшебный. Или ангельский - еще лучше. Смеялась в студенческие времена над клипом «Скорпионов» на «Сэнд ми эн энджел» - дескать, ангел там на бомжа похож.

- Да так, наверное, по жизни и бывает, - отозвалась подруга, которой весь этот рок был глубоко фиолетов.

Так и есть, милая. Так и есть.

 
Автор: Кира Бородулина, г. Тула, Россия
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст